К вопросу о старшинстве Крымского конного полка

20.02.201214:14103

 

Продолжение начало в №6 2012г.

К тому же мало в Российской империи было национальных меньшинств, которые удостаивались чести иметь гвардейские части, состоящие из чинов этой национальности. Более того, прослеживалась фамильная преемственность офицерской службы по всем вышеуказанным частям.

Многие офицеры крымских конно-татарских полков после их расформирования в 1817 г. поступили в Лейб-гвардии Крымско-Татарский эскадрон. Например, бывший командир сотни Симферопольского конного татарского полка подполковник Адиль Бей Балатуков стал первым командиром Лейб-гвардии Крымско-Татарского эскадрона и командовал им с 1827 по 1828 г., а бывший командир Перекопского конно-татарского полка полковник Ахмет Бей Хункалов командовал эскадроном с 1828 по 1832 г. С 1832 по 1834 г. эскадроном командовал бывший есаул Симферопольского крымскотатарского конного полка Максют Бей Биярсланов. С 1858 по 1863 г. эскадроном командовал сын генерал-майора Кай Бей Балатукова ротмистр Омер Бей Балатуков, он и стал последним командиром эскадрона. Кроме офицеров в Лейб-гвардии Крымскотатарский эскадрон на должности унтер-офицеров поступили и бывшие нижние чины (в основном унтер-офицеры) конно-татарских полков.

Из Лейб-гвардии Крымскотатарского эскадрона в команду Лейб-гвардии Крымских татар Собственного Его Величества конвоя были переведены штабс-ротмистр Селямет Бей Булгаков и корнеты Измаил Мурза Муфтий-Заде и Темирша Мурза Булгаков. Последним командиром команды Лейбгвардии Крымских татар конвоя стал подполковник Н.Г. Туманов, который в 1878 г. в чине поручика был переведен из Крымского дивизиона в команду Лейб-гвардии Крымских татар28, а ряд офицеров после упразднения команды Лейб-гвардии Крымских татар продолжили службу в Крымском дивизионе, например, бывший юнкер команды Лейбгвардии Крымских татар Темир-Мурза Нагаев (Ногаев). Кроме этого, многие сыновья гвардейских офицеров — крымских татар продолжили традицию офицерской службы в Крымском дивизионе, а затем и в Крымском конном полку. Так, внуки командира Лейб-гвардии Крымско-Татарского эскадрона генерал-майора Батыра Челеби Мусалафа Муфтий-Заде и сыновья полковника этого же эскадрона Измаила Мурза Муфтий-Заде — Селим и Мемет проходили офицерскую службу в Крымском конном полку. Службу в Крымском дивизионе также начинал и сын Максюты Бей Биярсланова князь Осман (Асан) Бей Биярсланов.

С 1875 г. команда Лейб-гвардии Крымских татар пополнялась нижними чинами исключительно из состава нижних чинов Крымского дивизиона29, а после расформирования команды в 1890 г. оставшийся личный состав команды был влит в Крымский дивизион. Для татарского населения Крыма близость к императорской семье воинской части, состоящей в основной своей массе из крымских татар, была почетна и уважаема. Крымские татары всегда и везде старались подчеркивать преданность престолу и долголетний срок верной военной службы своих соотечественников отечеству.

Большая заслуга в пропаганде военного прошлого крымских татар принадлежит крымскому татарину, бывшему офицеру команды Лейб-гвардии Крымских татар конвоя, отставному полковнику Измаилу Мурзе Муфтий-Заде30, который первый, по собственной инициативе собрал сведения по истории службы крымских татар в Российской императорской армии и гвардии. Этот материал был им опубликован в 1899 г. в 30-м номере «Известия Таврической ученой архивной комиссии» в виде статьи «Очерк военной службы крымских татар с 1783 по 1899 г. По архивным материалам».

Это было первое исследование, посвященное данной теме. К этому времени Крымский дивизион уже был хорошо известен

Российским императорам Александру III и Николаю II. Дело в том, что еще с 1886 г. Крымский дивизион стал привлекаться к охране царской резиденции в Ливадии, а в октябре 1894 г. чины Крымского дивизиона принимали участие во встрече на железнодорожном вокзале в городе Симферополе Алисы Виктории Елены Луизы Беатрис, принцессы Гессен-Дармштадтской, ставшей впоследствии Российской императрицей Александрой Федоровной. Офицеры дивизиона в виде почетного эскорта сопровождали ее в Ливадию. В этом же году, в октябре, один из эскадронов дивизиона принимал участие в траурном сопровождении из Ливадии в Ялту гроба с телом скончавшегося в Ливадии императора Александра III.

В 1905 г. Симферопольская типография Таврического губернского земства выпустила небольшим тиражом книгу И.М. Муфтий-Заде (Муфтийзаде) «Очерк столетней военной службы крымских татар с 1783 по 1904 гг. По архивным материалам». В ней прежний материал был уточнен и дополнен рядом новых исторических фактов, обнаруженных И.М. Муфтий-Заде в архивах, а также списком офицеров, проходящих службу в Лейб-гвардии Крымско-татарском эскадроне, команде Лейб-гвардии Крымских татар, Крымском эскадроне и Крымском дивизионе. Кроме этого, книга была иллюстрирована фотографиями. По некоторым данным, экземпляр книги был преподнесен в дар Николаю II.

Как уже отмечалось, 1 апреля 1906 г., когда Крымский дивизион был развернут в полк, и ему было присвоено старшинство с 12 июня 1874 г. Получалось, что среди частей Российской императорской армии, и особенно среди полков армейской кавалерии, Крымский драгунский полк был одним из самых молодых полков, а значит, и мало заслуженным, что, естественно, задевало самолюбие офицеров, да и нижних чинов полка.

В 1908 г. командиром Крымского конного полка был назначен флигель-адъютант полковник Николай Антонинович Княжевич 31. Именно он и проявил инициативу по пересмотру старшинства полка. Этому способствовало и то, что 10 октября 1909 г. шефом полка стала императрица Александра Федоровна (полк получил новое наименование

«Крымский конный Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк»), а 5 ноября этого же года Николай II зачислил себя в списки полка. Как говорится, семя упало на благодатную почву. Николай II согласился рассмотреть вопрос о замене старшинства полка и пожелал включить в его исторический боевой путь весь срок службы крымских татар в составе Российской армии и гвардии.

В архиве Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург) найдены документы, непосредственно касающиеся процесса пересмотра старшинства Крымского конного полка. Первый документ — письмо командира полка полковника Н.А. Княжевича, адресованное председателю Совета ИРВИО генералу Д.А.Скалону: «Ваше Высокопревосходительство, милостивый государь Дмитрий Антонович! Государю Императору благоугодно было всемилостивейшее повелеть мне обратиться к Вашему Высокопревосходительству с просьбой установить историческое происхождение Крымского конного Ея Величества Государыни Императрицы Александры Фе-доровны полка, причем Его Императорскому Величеству угодно было выразить пожелание, при возможности, включить в историю полка период с 1784 г. по 1874 г., то есть, боевую и гвардейскую службу Крымских татар и этим установить старшинство полка с 1 марта 1784 г.

Прошу Ваше Превосходительство принять уверение моего глубочайшего почтения и совершенной преданности,

 

Флигель-адъютант, полковник Княжевич.

Санкт-Петербург,

9 февраля 1911 г.V

В правой части листа имеется надпись, исполненная «простым» карандашом: «В Совет 11/11 1911го года. Надо иметь в виду, что в Архивах канцелярии В.М. по этому вопросу имеются данные. 12/11 1911 года». Исследование вопроса старшинства Крымского конного полка и составление исторической хроники было поручено военному историку, в то время еще капитану, Георгию Соломоновичу Габаеву. То, что это было поручено именно Г.С. Габаеву, очень символично, и не только потому, что к этому времени он уже был известным специалистом по полковой историографии и членом Совета ИРВИО, но и потому, что его отец — Соломон Захарович Габаев — с 1874 по 1886 г. был офицером Крымского дивизиона. Кроме этого, в период с 1892 по 1896 г. в Крымском дивизионе проходил службу штабс-ротмистр Евгений Викторович Руссет, который являлся родным дядей Г.С. Габаева по материнской линии. К тому же Крымский дивизион в некотором роде способствовал и началу военной карьеры Габаева — 26 декабря 1887 г. старшим врачом дивизиона Грише Габаеву было выдано медицинское свидетельство о его годности к поступлению во Владимирский Киевский кадетский корпус.

В этом же архивном деле находится письмо Г.С. Габаева на имя члена Совета ИРВИО полковника Д.П. Струкова39:

«Милостивый государь, Дмитрий Петрович!

Возложенное на меня Советом поручение по выяснению данных о праве Крымского конного Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка на старшинство 1784 г. исполнил, насколько это было мне доступно, при невозможности из-за болезни производить личные розыски в архивах. Поэтому мне не удалось убедиться, не имеется ли в одном из главнейших архивов

Высочайший рескрипт о первом призыве татар в ряды русского войска, данный на имя князя Потемкина 9 февраля 1784 г. и о котором упоминается в указе от 1 марта того же года. Впрочем, для принципиального решения вопроса удалось найти некоторые данные, как в Полном собрании законов Российской империи и других печатных источниках, так и среди документов Архива канцелярии Военного министерства — последнее благодаря любезному отношению заведывающего архивом Н.М. Затворницкого.

Все эти данные сведены в краткую справку о военной службе Крымских татар с 1784 г., к которой прилагаю мои посильные соображения по вопросу о старшинстве Крымцев Ее Величества и при которых возвращаю письмо командира полка.

Примите уверения в совершенных уважении и преданности

Г. Габаев

21/III 1911.

В деле также находятся собранные Г.С. Габаевым сведения о всех воинских частях, формируемых из этнических крымских татар, которые были им изложены в виде развернутой рукописной справки с обоснованием желательности увеличения старшинства Крымского конного полка.

Продолжение следует…

Андрей САКОВИЧ

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET