Когда память молчит…

02.09.201517:00146
stalin_yalta

 

Десять лет назад, к 60-й годовщине Ялтинской конференции, тогдашние крымские власти заявили о намерении установить в Ливадийском дворце памятник лидерам стран-участниц конференции – Рузвельту, Черчиллю и Сталину. Автором 10-ти тонной композиции стал российский скульптор Зураб Церетели, дед которого, согласно источникам, также был жертвой сталинских репрессий.

В 2005 году крымскотатарская общественность выступила категорически против идеи установки памятника Сталину, который в истории полуострова и народа навсегда останется кровавым диктатором и палачом миллионов ни в чем не повинных людей. Крымских татар поддержали общественность и политические круги в Украине, Российской Федерации, странах СНГ, Польше, других странах мира.

К примеру, в заявлении Московского землячества крымских татар, под которым в 2005 году свои подписи поставили также и сотни представителей российской интеллигенции, говорится: «Именно Сталин и его подручные осуществили в годы войны чудовищные акции депортаций более четверти населения полуострова – крымских татар, немцев, греков, болгар, армян. Именно сталинские военачальники и лично будущий генералиссимус уже в самом начале войны – в 1941 году – «сдали» Крымский полуостров врагу, по сути, бросив гражданское население на произвол судьбы, впоследствии обвинив его в пособничестве гитлеровцам. Не стоит забывать и о том, что именно на Сталине лежит персональная ответственность как за репрессии и чистки 1920-1930-х годов, так и за голодомор в Крыму в начале 1930-х годов».

Авторы заявления и подписавшиеся отмечали, что увековечить память исторического события – Крымской конференции можно и без скульптурных портретов, что «всяческие попытки увековечить Сталина будут усугублять межнациональную и социальную напряженность и вносить раздор в мир на крымском полуострове».

В результате многочисленных протестов общественности десять лет назад памятник не был установлен. Поселковый совет Ливадии тогда удовлетворил протест прокурора, указавшего, что решение об установке памятников государственного значения имеет право принимать только Кабинет министров Украины. Автору поселковый парламент рекомендовал самому согласовать во всех инстанциях свое ходатайство и получить разрешительные документы.

Не удалось господину Церетели подарить свой памятник и Волгограду, поскольку власти города отказались платить за его транспортировку и установку, заявив, что “лишних” сумм в городской казне нет. Сам даритель оплачивать расходы не захотел. Еще одним возможным местом для творения Зураба Церетели называлась Поклонная гора в Москве. О намерении поставить там монумент заявлял представитель тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова в Совете Федерации Олег Толкачев, однако из-за протестов общественности эта тема быстро сошла на нет.

Сегодня, устанавливая памятник, российские власти говорили о глобальном значении Ялтинской конференции, проводили параллели с геополитическими процессами послевоенного времени и настоящего. В этих рассуждениях часто звучало словосочетание «исторический урок». Для крымских татар установка памятника своему палачу в сердце своей исторической Родины – доказательство того, что многие исторические уроки нашим обществом еще не усвоены, и если память о колоссальных человеческих жертвах можно потеснить геополитической целесообразностью, возможность того, что трагедии прошлого могут повториться и в настоящем, остается.

Avdet собрал цитаты и высказывания официальных лиц, российских журналистов, историков и представителей крымскотатарской общественности об установке памятника в Ялте.

Сергей Нарышкин, председатель Государственной Думы РФ: «Открытие памятника – это еще одно предупреждение тем политикам и спекулянтам от истории, которые пытаются нагло и цинично извратить историю Второй Мировой войны и послевоенного устройства мира».

Абдураман Эгиз, член Меджлиса крымскотатарского народа: «Отношение крымских татар к Сталину хорошо известно. Если памятник всё же установят – это будет открытая демонстрация отношения к памяти Крыма и нашего народа. Власти должны понимать, что они несут непосредственную ответственность за последствия установки этого монумента. Это кощунство».

Владимир Кара-Мурза, журналист, член Академии российского телевидения: «Давайте вспомним, что такое был Крым для Сталина. Это же был полигон для многочисленных депортаций, начиная с немцев в первые дни войны, заканчивая 44-м годом – греками и армянами, минуя огромную депортацию крымских татар».

Наталья Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы: «Вряд ли у крымских татар судьба была лучшая. Думаю, гораздо худшая, чем, даже учитывая депортацию, которая, конечно, была трагедией. Потому что крымские татары, конечно, попали как в клещи в исторические события 20-го века, но в исторической перспективе, в итоге это дает им возможность возвращаться, жить здесь и быть полноценными гражданами нашей страны».

 

Зера Бекирова, главный редактор газета «Янъы дюнья»: «Тем, кто не видит ничего плохого в установке злосчастного, 10 лет никому ненужного памятника «тройке». А я думаю об своём отце, который остался круглым сиротой в 12 лет, потеряв в первом же году депортации деда, отца, мать и шестерых братьев. Тело матери, умершей или умерщвлённой в больнице бросили в общую огромную яму в саду больницы. Бабушка, мама моей мамы умерла в первые же дни от тифа, оставив сиротами своих семерых детей. Ни мама, ни папа так и не смогли учиться, с огромным почтением относились к образованным людям. А сегодня новоявленные кандидаты наук говорят по поводу памятника «Почему нет, это же памятник Ялтинской конференции». Больно, очень больно».

Айдер Муждабаев, заместитель главного редактора газеты «Московский комсомолец»: «А если бы Израиль волею каких-то исторических судеб вдруг «воссоединился» с Россией, мы там бы установили памятник Гитлеру? Увековечивание Сталина в Крыму (под любым предлогом и «в компании» с кем угодно) – действие такого порядка.

Беспредельное кощунство, глумление над памятью каждого из 40% крымских татар, погибших во время и после варварской депортации 1944 года. Личное оскорбление для их родных и потомков. Да вообще – для каждого человека, имеющего душу и сердце.

При вменяемой, думающей о мирном и счастливом будущем своих граждан власти Сталина в Крыму не было бы. Но раз он там появился – то, видимо, не случайно. Значит, кому-то было нужно еще раз показать «Крыму и миру» воинственное имперское величие, а в глазах крымских татар «увековечить» отношение к ним России на таком психологическом уровне: вы для нас — низшая раса, человеческий мусор.

Рефик Куртсеитов, заведующий кафедрой социально-гуманитарных дисциплин Крымского инженерно-педагогического университета, кандидат социологических наук: «Установка памятника Сталину в Крыму, на земле, где жили репрессированные народы, – аморальна. Тем более, когда речь идет о выбранной для памятника территории Ливадийского дворца, являвшегося резиденцией царя Николая II, убитого вместе с семьёй большевиками».

Анатолий Карпов, президент международной ассоциации фондов мира: «Мы знаем проблемы, которые возникли и, в частности, с крымскими татарами. Но, к счастью, все разрешилось, хотя они и пострадали крепко. Но, знаете, с точки зрения мирового устройства, конечно, то, что было достигнуто в Ялте, в 1945-м году, это вызывает у меня просто изумление. На сегодняшний день я не думаю, что есть какие-то проблемы. Тем более, что и язык крымских татар стал официальным».

Нариман Джелял, заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа: «Мы неоднократно убеждали и заявляли, что было бы неправильно устанавливать в Крыму любые памятники историческим личностям, которые неоднозначно воспринимаются частью крымского сообщества. В частности, роль лично Сталина в судьбе крымскотатарского народа и многих других народов, в первую очередь, малых народов бывшего Советского Союза, всем известна, и она носит яркий негативный окрас. Крымские татары даже спустя 70 лет очень живо, очень болезненно переживают, казалось бы, столь далекое событие, как тотальная депортация, которая, хочу напомнить, самим Советским Союзом признана преступной. Так что устанавливать памятники Сталину, какие-либо иные публичные изображения этой исторической личности – это воспринимается большинством крымских татар как оскорбление. Я лично, как человек, который знает историю, который преподавал детям историю, ни в коей мере не хочу умалять роль Ялтинской конференции в ходе Второй мировой войны, роль тех договоренностей, которые были достигнуты лидерами трех страх антигитлеровской коалиции, для послевоенного мира. Мы все прекрасно помним о положительных и отрицательных сторонах этого события. Однако отметить Ялтинскую конференцию, ее важность можно многими способами, гораздо менее оскорбительными для кого-то, чем установка этого памятника, который, с моей точки зрения, и художественной ценности особой не имеет».

Борис Соколов, российский историк: «Ялтинская конференция имела двойственное значение. С одной стороны, она закладывала какие-то основы послевоенного мирного сосуществования в Европе. С другой стороны, пол-Европы отдавалось во власть тоталитарного режима. Но все принятые на ней решения были абсолютно вынужденными. Об оккупации Германии договорились еще задолго до этого – в 44-м году. Кстати, это миф, что разграничение зон в Германии согласовали на Ялтинской конференции. Их согласовали еще в январе 44-го, а в сентябре 44-го подписали окончательно соглашение по зонам. “Ялта” отличалась тем, что добавили французскую зону».

Андрей Зубов, профессор, доктор исторических наук:

«Если предположить, что мотивом принятия решения об установке такого памятника стало обозначение в Крыму российского присутствия, то можно было бы выбрать для этой цели менее спорные с исторической точки зрения фигуры, например, поставить памятник Николаю II или Антону Чехову. Но, учитывая выбор фигуры Сталина, здесь, думаю, речь идет об обозначении именно властного присутствия.

Но для многих крымчан фигура Сталина – это страшная фигура. Напомню, что при Сталине Крым пережил две депортации – депортацию немцев в 1941 году и депортацию крымских татар, армян, болгар и греков. Поэтому для коренного населения Крыма, в первую очередь для крымских татар, решение поставить Сталину памятник – это оскорбление вдвойне. Человек, который виновен в трагедии целого народа, в гибели, по разным оценкам, от 25 до 30% крымских татар, теперь отлит в бронзе, сидит в Ялте и ухмыляется в усы».

По материалам СМИ

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET