Нариман Джелял: Общество разделилось по восприятиям событий в зависимости от географии проживания

27.12.201513:0478
27_12_2015_nariman

Нариман Джелял подвел итоги года для Меджлиса

На исходе 2015 года первый заместитель главы Меджлиса, который, кстати, был избран на этот пост именно в этом году, рассказал в интервью газете Avdet об итогах работы представительного органа, настроениях крымскотатарских активистов в регионах, запросах на нового лидера и прогнозах на будущее.

– Каковы итоги работы Меджлиса крымскотатарского народа в 2015 году?

– 2015 год дался Меджлису непросто. После запрета на въезд в Крым лидеру крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву и председателю Меджлиса Рефату Чубарову мы более или менее смогли определиться с дальнейшей тактикой наших действий, выбрали ряд направлений, как наиболее приоритетные, когда был арестован Ахтем Чийгоз, фактически исполнявший функции председателя Меджлиса в Крыму.

После последовали попытки инкорпорировать Меджлис в формировавшуюся весь 2014 год новую политическую структуру крымской власти. Нам, хотя и не без потерь, удалось достойно выдержать все испытания и не допустить нарушения принципов и положений системы национального самоуправления, а также сохранить веру и поддержку нашего народа, что гораздо более важно.

Весь 2015 год, учитывая наши резко ограниченные возможности, мы посвятили работе с общественными активистами, с населением. Дали им вполне ясные идеологические и политические ориентиры.

– Много ли представителей местных, региональных меджлисов отошли от национального движения? Если да, это, по-вашему, страх или смена ориентиров?

– Я лично уверен, что в сложившейся ситуации нет необходимости кого-то удерживать, как говорится, силой, чем бы ни было мотивировано их решение отойти. Хотя по моим ощущениям большинство из них все-таки отступили перед опасениями за безопасность свою и своих близких, нежели поверили в новые перспективы, которые, как показало время, оказались фальшивыми.

Те же, кто искренне продолжал верить в общие цели и принципы, остались рядом с нами, появились новые люди. Сегодня вырисовывается большая команда людей, ответственных перед своим народом.

Вопреки слухам, большинство региональных меджлисов устояли перед испытаниями последних двух лет, и мы много времени уделяем восстановлению их деятельности. Но нужно понимать, что нынешние проблемы региональных и местных меджлисов, их активности и эффективности имеют давнюю историю и носят не только субъективный, но и системный характер.

– Можно ли говорить о том, что Меджлис крымскотатарского народа, как и само общество, разделился на киевский и крымский?

– Политико-географическое разделение действительно произошло. Но самое главное, что произошло разделение восприятия событий и действий в зависимости от географии проживания – в Крыму или на материке.

В Меджлисе нам удалось преодолеть эту проблему, и мы, несмотря на дискуссии и споры, достигаем внутреннего взаимопонимания, по крайней мере, на уровне большинства.

А вот крымскотатарское сообщество, особенно его активную часть, часто лихорадит по тем или иным вопросам. Например, по отношению к энергоблокаде, переезду ATR и Lale в Киев. Не стоит забывать, что этому способствуют внешние силы. Но эту проблему нам еще предстоит решать в «мирное» время.

– Нет ли у вас ощущения, что среди крымских татар, живущих в Крыму, сейчас идет запрос на нового лидера?

– Я бы сказал, что в ситуации, когда избранные и признанные лидеры оказались вынужденно вдали от основной части крымскотатарского народа, физически оторванными от Родины, возник спрос на лидеров, которые были бы рядом, которые наиболее точно отражали, представляли интересы крымских татар с учетом крымской специфики, могли бы транслировать их оценки текущих событий и предлагать конкретные действия на различные ситуации, возникающие в нынешних реалиях.

– Как известно, Вы вместе с некоторыми соратниками неоднократно совершали поездки по регионам Крыма, встречались с местными активистами. Что обсуждалось на этих встречах, каковы их итоги? Вообще, что думают люди? Как они воспринимают меняющуюся реальность?

– С несколькими коллегами мы постоянно выезжаем в регионы. Цель этих поездок –выяснить, как воспринимают в целом ситуацию и конкретные действия власти, политиков, членов Меджлиса люди на местах в первую очередь наши социально активные соотечественники. Причем нам важны не только рациональные оценки, но и эмоциональное состояние людей.

Естественно, мы делимся собственными взглядами и оценками, предлагаем совместные действия в различных направлениях, например, в сохранении национального образования.

–Предпринимали ли крымские власти попытки снова наладить контакт с Меджлисом крымскотатарского народа? Как бы Вы охарактеризовали отношения власти и Меджлиса?

 – Никак. После попыток оккупировать Меджлис никаких отношений с крымской или федеральной властью у нас нет, если не считать отношениями вызовы на допросы, обыски и беседы с сотрудниками ФСБ. При этом мы продолжаем заявлять о готовности начать диалог с властью исключительно по актуальным для крымских татар проблемам, включая вопросы безопасности и политических преследований.

– Сравнительно недавно некоторые крымскотатарские активисты подверглись очередным обыскам. Чем они закончились?

– Эти обыски осуществлялись в рамках открытого уголовного дела из-за энергоблокады Крыма. Мы не исключаем, что Крым ожидает очередной виток преследований крымских татар по новому уголовному делу. И хотя главным фигурантом этого дела является координатор блокады Ленур Ислямов, и в отношении него предпринимаются различные действия в первую очередь имущественного характера, добраться до него крымские правоохранители не могут.

– Каковы ваши прогнозы в отношении пресловутого дела «26 февраля»?

– Первые заседания суда по этому делу состоятся уже в эти дни. Это откровенно политическое дело. Власть, следствие и прокуратура настолько заврались, что отступать некуда, они будут лезть напролом. Без обвинения, я думаю, никто из фигурантов дела не останется. Но получат ли они условный срок, как Эскендер Небиев, или реальный, как, скорее всего, Ахтем Чийгоз, прогнозировать сложно.

– Движение «Къырым» сейчас публично взяло под свое «крыло» блок вопросов, связанных с реабилитацией народа. Что это – популизм, учитывая и указ Путина от 2014 года, и все акты, которые в России были приняты еще в 90-х годах, или там действительно есть над чем работать?

– Работать есть над чем. И в Москве, и в Киеве, и в Брюсселе, и в Нью-Йорке. Другое дело, какую цену они платят за результат, которого пока нет. Оправдывает ли поставленная ими цель, гробовое молчание по убийствам и похищениям, преследованиям и шантажу крымских татар. Во многих случаях преследования общественных активистов, бизнесменов, принуждения бюджетников, прослеживается их прямое участие. Зная все это, какую оценку Вы дадите выданной справке о статусе депортированного, которая добавит пару сотен рублей к вашей пенсии?

– Украинский парламент принял ряд законов, касающихся крымскотатарского народа – признание его как коренного и признание депортации 1944 года как геноцид. Насколько эти решения, по-вашему, реализованы в правовом поле, т.е. есть ли у них перспектива действия или они останутся декларативными?

– Во-первых, эти решения останутся декларативными ровно настолько, насколько мы согласимся с этим. Во-вторых, ряд принятых решений не требуют дальнейшей реализации, например, признание геноцида крымскотатарского народа или статуса коренного народа. Они являются основой для других нормативных актов, например, восстановления топонимики Крыма.

– Международные политические институты заявляют о непризнании нового статуса Крыма. В связи с этим обсуждаются ли на этих площадках будущее Крыма и право крымскотатарского народа на самоопределение?

– Обсуждаются, но пока что больше в экспертных кругах, а не на официальных дипломатических встречах, тем более переговорах. Ради того, чтобы на международных встречах высокого уровня говорили о крымских татарах, тем более о нашем праве на самоопределение, ведется колоссальная работа.

– Ваши пожелания соотечественникам в новом году.

– Мне хотелось бы пожелать всем нам в это непростое время сохранить надежду на лучшее, веру в данную Всевышним свободу, уверенность в своей правоте и найти правильное сочетание чувства самосохранения и чувства справедливости, которое позволит нам не поддаться страху и достойно бороться за будущее своего народа.

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET