К истории крымскотатарской дипломатии / 3

21.11.201612:44118
krymskoe-hanstvo

Казна по-хански, или Соблюдение традиций

Внешняя политика Крымского ханства среди прочего была выстроена и на традиции, заключавшейся в отправлении в Крым определенных поступлений или «казны». Составлялся реест (перечень) имен получателей и положенных вещей, называемый «дефтер». Одна копия дефтера отправлялась в Москву или Польшу, а другая оставалась в крымской канцелярии. Спектр получателей был достаточно широким: послы, слуги, беи, агалар при должностях, члены ханского дома, члены семьи калги и нуреддина, слуги калги и нуреддина, уважаемые люди и другие.

В ярлыке хана Ислам Герая царю Алексею Михайловичу за 1056 г.х. / 1646 г. внимание уделено проблеме плохого качества посылок и недостач. Согласно тексту документа, хан принял царских послов в диване и велел провести осмотр. Непригодность отправленных вещей вызвала всеобщее изумление присутствовавших на диване людей: «….samur tonlarıñuz ve top samur, ve zerdeva, ve ğayrı tonlarıñuz aldımızdan ötkergende, divanımızda olturğan ve turğan halqımızdan utandıq ve hicab çekdik. “Munday qardaşlıq ve dostluqmı bolur?!”, dip barça halq ve ihtiyarlarımız taacib itdiler. Bu qadar hazine ve bölek ve mübarekbad tonlar ve samurlarnıñ içinde özümizge lâyıq kibikday bir nesne tabılmadı, ve balıq tişleri bir işke yaramadı…» («…во время осмотра соболиных шуб и пушнины, куньих и других тонов, нам стало стыдно перед людом, присутствовавшим на диване. Все собравшиеся и старцы удивились, молвя “Разве бывает такое братство и такая дружба?!”. Среди всей казны, посылок и подаренных шуб и соболиных мехов не нашли мы для себя ничего стоящего, и китовый ус не годится никуда…»).

Калга Тохтамыш Герай-султан в своем ярлыке (Акмесджит, 1094 г.х. / 1683 г.) Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу сообщал о доставке болеклер (посылок) и соболиной пушнины («tob samurlar») беловатого цвета («aqçil»), что расценивалось как нарушение дружбы: «….dost dostuna mundaq bölek köndermege utanur irdi…» («..стыдно должно быть другу отправлять такую посылку…»). Недовольство калги выражено и в части отправления непригодных соболиных мехов для капу-аги: «.. qapu ağamıza köndergen tob samurlarıñuz kişi qoluna almağa utanur. Mundaq bölek bolurmı?! Eski adetni coymaq yahşı tuguldir…» («…стыдно брать в руки такую соболиную пушнину, что отправлена нашему капу-аге. Разве бывают такие посылки?! Нехорошо терять старую традицию….»).

Иногда недостачи во время получения доставок являлись причиной разбирательств сторон. Нуреддин Адиль Герай-султан в одном из своих писем ставил в известность царя Алексея Михайловича о нехватке семи шуб («yedi ton»), что ежегодно и издавна  («qadimden») отправлялись в казне для нуреддинов. На вопрос о причине недостачи царский посол ответил о доставке того, что было ему выдано. Реакция нуреддина была таковой: «..muradımız mal içün ve tam’a itdügimizden tuguldir. Nihayet eslâfımızdan ağaçalarımızğa kelen eksik kelmek reva ve lâyıq körmeyesiz. Az nesne içün söz söylemek de lâyıq tuguldir..» («Наше намерением не есть алчность и жажда приобретения. В конце концов, не считайте подобающим отправлять меньше того положенного, что отправлялось со времен наших предшественников к старшим. Негожим есть и молва о мелочах…»). Идея увещевания нуреддина заключалась в прочном соблюдении (со стороны царя) давней традиции.

Причиной особенной ценности пушнины являлись климатические условия периода. На период с XVI в. по начало XIX в. подпадает третья фаза Малого ледникового периода, глобального относительного похолодания на Земле. Зимы были намного суровее нынешних, а лето отличалось низкими температурными показателями. Пушнина, будучи средством защиты от холодов, ценилась на весь золота, служила предметом экономических отношений, использовалась в качестве даров и выплаты дани. Пушные подарки расценивались как признак особой благосклонности московских царей и князей.

Термины, которыми обозначались внешние поступления из Москвы в Крым: «uluğ hazine» — «большая казна», «tiyiş» — «выдача», «доля», «надел», «qolıtqa» — «запросы», «nuqarat aqçaları» — деньги, «selâm» — «поклоны», «bölek» — «посылки», «поминки», «mübarekbad» — «поминки здоровальные», «yarlıqaş» — «жалованье». Исходя из указаний в дефтерах, царскими слугами отправлялись в Крым различные виды посылок: соболь («samur») и куница («susar»/«zerdeva»), собольи и куньи шубы («ton»), меха («kürk»), бельи шубы (из шкуры белок, «sincab tonlar»), лисьи шапки («tilki bürk»), başlıq (башлык, головной убор), cукна («çuqa»), китовый ус («balıq tişi»), моржовый клык («şirmahi»), inci ( «жемчуг»), «tesbih inci» («ожерелье из жемчугов»).

Получатели казны и тийиш времени ханства Джанибек Герая: ана-бийим (мать хана), улу-бийим (первая жена), вторая бийим (жена), третья бийим, четвертая бийим, две хани-султан (ханские сестры); ханская дочь хани-султан; баш бикеч, вторая, третья и четвертая бикечи, четыре хадим-ага (старшие слуги), четыре ич оглана, тийиш для агават (агалар), тийиш для капу-агасы, тийиш для хазинедар-башы (главного казначея), тийиш для Ширин-бека и Мангыт-бека, тийиш для слуг ихтияр агалар (старцев), тийиш для капуджы-башы (старший привратник) и килерджи-башы (глава ведающих кладовой, с продуктами питания), Сулеш-оглу Джан-Тимур-бек, тийиш для Кулюк-оглу Кутлушах-бека, для Кулюк-оглу Ибраш-бека, тийиш для диван кятиби (секретаря ханского совета), муфти-эфенди, казыаскер-эфенди (главный судья), тат агасы, сарадж-башы (главный шорник), кучюк хазинедар (младший казначей), слуги, тоганчы-башы (главный сокольничий), джебеджи-баши (начальник оружейников и заведующий амуницией), чадырджы-башы (главный распорядитель по установке шатров), мехтер-башы (главный над мехтером), топчы-башы (главный пушкарь), чашнегир-башы (главный распорядитель по подношению блюд, лейб-повар), ханские сыновья, тийиш для аталыков (наставников) сыновей, ханские дочери хани-султан, тийиш для слуг-казакташ (приближенных хана, спутников, исполнявших службу долгое время), тийиш для калги-султана, тийиш для улу-бийим и второй бийим калги-султана, тийиш для харем-агасы (гарем) калги-султана, капу-агасы (охранник дверей шахского дворца) калги, хазинедар-башы калги, для агалар при должностях на службе у калги – актачи-бек (шталмейстер, главный конюший), дефтердар-эфенди (контролер, счетовод), капуджы-башы, калга казысы, диван кятиби, килерджи-башы, кучюк хазинедар, балджы-башы (распорядитель пиршеств), куллар агасы (старший над слугами), капуджылар кетхудасы (управляющий над слугами двора) и др., тийиш нуреддину, его улу-бийим, второй бийим, капу-агасы нуреддина, хазинедар-башы, актачи-беку, для агалар при должностях на службе у нуреддина, тийиш для Кырым-Герай-султана, членов его семьи и слуг.

 Источник: [В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 360, 457, 713, 204-223].

Османский султан – халиф земли

В контексте ярлыков ханской канцелярии титул османского султана обозначен следующим образом: «Mekke-i Mükerreme ve Medine-i Münevvere Quddus-i Şerif, Aq Deñiz ve Qara Deñiz padişahı» («Падишах благословенной Мекки и лучезарной Медины, святой земли Иерусалим, Средиземного и Черного Морей»). По своему статусу султан являлся халифом, мусульманским правителем, или «шахинхахом» — падишахом над падишахами. Его власть распространялась на земли Европы и Азии. Именно султану принадлежали «ключи» к важнейшим святыням мусульман. Крымское ханство находилось под покровительством Османской империи. Отношение ханства к султанату нельзя назвать вассалитетом, или полной зависимостью. Как свидетельствуют, исторические документы ханы имели свою независимую политическую линию, сложившуюся еще до прихода османов в Крым.

Правление крымских ханов также называлось «халифатом», а хан был «халифом» своих территорий: «…Qırım Hanı Mehmed Geray Han, halidat-i hilâfetühu eli yevmü’l-Mahşer ve’l-Mizan hazretler…» («…крымский хан Мехмед Герай, да продлится его, хазрета, халифат до Дня Суда!»).

Источник: [В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 690].

Мусульмане в царских владениях

Внутренняя политика Крымского ханства по отношению к подвластным народам была выстроена на принципах толерантности и межконфессионального согласия. Свидетельствуют о том документы, описания религиозной жизни Крыма и сохранившиеся до сегодняшних дней многие культовые сооружения, относящиеся к главным мировым религиям. К народам из числа «гъайрымуслим» (иноверцам, немусульманам) было особое отношение. Зимми, или немусульманские подданные исламского государства, находились под защитой шариата (закона).

Несколько иначе была ситуация в отношении мусульман в границах царских владений. Свобода вероисповедания – один из пунктов ярлыка хана Мурад Герая, отправленного в 1093 г.х. / 1682 г. к царю Федору Алексеевичу. Прежде всего, хан подчеркнул, что мусульмане издавна («evvel-evveldin qalğan») проживали в Москве и царских владениях. Подвластных царю мусульман силой («küç ve qıstav itüb») и с пытками принуждали к принятию христианской веры. Титул правителя и подобные действия – несовместимые вещи: «…mundaq oşavsızlıq padişahlar şanına tüşmesdir, pek yaman işdir…» («…такая негожесть не личит имени правителя, это очень плохое дело…»). В целях контраста, хан напомнил царю об отсутствии принуждения к вере в отношении христиан в султанских (османских) и ханских владениях: «…biz iki din-İslâmnıñ uluğ padişahlarınıñ sağışsız uluğ memleketlerimizde hristiyan tayfasınıñ sanı ve hesabı yoqdur, busa anlarğa müslüman bolmaq içün hiç bir küç ve qıstav imasdır, ve hristiyan tusnaqlarğa müslüman bol dib, siyaset bolmağandır…» («…в наших, двух великих исламских правителей,  огромных странах, нет счету христианскому племени, так нет принуждения им в принятии мусульманства, и нет пыток над христианскими пленниками с принуждением к мусульманству…»). В случае продолжения ситуации, хан пригрозил царю об ответной реакции со своей стороны и со стороны султана. В действительности, это был тактический ход хана, направленный на решение вопроса.

Визирь Сефер Гази ага в своем мухаббетнаме к министру царя Алексея Михайловича, пояснял поражение царских войск от ханской орды (хана Мехмед Герая) как наказание за события в Казани и Астрахани: разрушение мечетей и медресе, сожжение Священного Писания (Коран). Из языка документа: «…yüz yıl vardır, Qazan ve Ajderhan baba ve dedeleriñizden beri siziñ eliñizdedir. Bu zamanğaçe anda bolğan muslümanğa qıyın bolğan yoq erdi. Padişahıñuz baba ve dedelerinden aqıllı bolub, mescid ve medreselerin bozub, Tañrı Ta’alâniñ Kelâmın ateşe yâqdıñuz, ol sebebli askeriñüz qırılmışdır…» («…уже около ста лет, Казань и Астрахань, со времен Ваших отцов и дедов, находятся в Ваших руках. Ваш падишах, стремясь превзойти своих предков в уме, велел снести мечети и медресе, сжечь Слово Божье, по этой причине настигла беда Ваше войско…»).

Калга Тохтамыш Герай-султан в своем известительном ярлыке (1094 г.х. / 1683 г., Акмесджит), адресованном князьям Иоанну Алексеевичу и Петру Алексеевичу, сообщал о своей осведомленности в части положения мусульман в царских владениях. Как стало известно калге, мусульмане оказались в затруднительном положении: «..tabi’ñizde bolğan müslüman oğullarına tarafıñızdın cefa qılınur dip işitdik, mundaq oşavsız işni itmegey irdiñüz…» («…слыхали мы, что с Вашей стороны чинится жестокость к мусульманам, не совершайте же такого неподобающего дела…»). Тохтамыш Герай-султан пытался донести князьям о пагубности такого пути, поскольку неуважительное обращение к верующим людям могло стать причиной большого противостояния между странами. Неуважение к чувствам верующих – недостойное правителя дело.

Много христиан было во владениях османского султана и в землях ханства, к ним всем проявлялось хорошее отношение.  «…Ümmet-i Muhammede tabi’ kob hristiyan oğlı ve esir, ve tutsaq bardır. Bunlarğa da azab qılınsa bunıñ yazığı kimlerge bolur?! Müslümanğa bu itken cefañuz çin bolsa, hiç oşavsız işdir…». –  «Во владениях мусульманских правителей есть много христиан, христиан-пленников. Ежели к ним будет причинено страдание, то кому же от того будет вред?! Коль причиненные от Вас мусульманам тяготы, исходят из Вашего сердца, то совсем негоже сие дело…»

Источник: [В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 680-681, 713, 874].

Рефат АБДУЖЕМИЛЕВ

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET