К истории крымскотатарской дипломатии / 5

12.01.201714:25112
А. де Палдо. Кафа.

 

А. де Палдо. Кафа

Кефинский форпост: осада города Кефе

В 1037 г.х. / 1628 г. османский султан утвердил Джанибека Герая на ханский престол. Однако против нового хана выступили бывший хан Мехмед Герай и калга Шахин Герай-султан, проявив тем самым непокорность султанскому велению. Краткое повествование об этих событиях имеется в мухаббетнаме Джанибека Герая королю Руси, Пруссии, Литвы и Канавии. Новый хан прибыл с султанским флотом в Кефинский лиман («…Tonanmay-ı Hümayun-şahı ile Kefe limanına dahil olunduqda…»). Хан Мехмед Герай и Шахин Герай-султан, несогласные с персоной нового хана,  подняли восстание: «…Mehmed Geray Han ve Şahin Geray Sultan isyân idüb…». Произошла осада города Кефе («…Kefe memleketin muhasara idübsiz…»). На помощь к восставшим прибыли приднепровские казаки («…Özü Qazaqların yârdıma ketürüb…»), что находились под властью короля. В результате сражения победу одержал Джанибек Герай хан, а восставшие потерпели поражение: «…inayet-i Bari-Yâri bolub,  bizim birle muqavemete qadir olamayüb…» («…с помощью Всевышнего Творца, [восставшие] не будучи в состоянии оказать нам противостояние на равных…»).

Зачинщики восстания, хан Мехмед Герай и Шахин Герай-султан пустились в бегство, Шахин Герай-султан примкнул к приднепровским казакам. Преследование бежавших было поручено Девлету Герай-султану («…qardaşımız Devlet Geray Sultan hazretleri qoğun barıb…»). Так, ханский трон достался Джанибеку Гераю: «…devlet ve i’zzet, ve feth, ve nusret birle atamız yurtıda Han bolub,  mübarek saatde ve yahşı evqatda saltanat-i tahtgâhığa kiçib…» («..с благополучием и чествованиями, с победой удостоившись ханства на родине предков, заняв столицу султаната в благословенном часу и времени…»). Джанибек Герай известил короля о своем справедливом правлении: «…“Faza-i hükümetim beynu’n-nas fa’idalua”  ayet-i kerim fehvasınca, halq-u alemğa adil u dad idüb…» («…согласно благословенному аяту “…Польза от правления – для каждого из людей”, совершая справедливое и правильное правление…»).

События об осаде города Кефе указаны и в известительном ярлыке (1037 г.х. / 1628 г.) нового калги Девлет Герай-султана к польскому королю. Со слов калги, страх и паника овладели казаками при виде приближавшегося флота: «…Tontanmay-i Hümayun ile keldügimizi körüb, göñüllerine qorqu tüşib…» («страх овладел [их] сердцами, при виде хумаюнового [султанского] флота…»). С другой стороны, сложившаяся ситуация придала воодушевление надвигавшейся силе и вселила дух победы: «…özümizge şecaat, ve göñlümizge quvvet ve inayet irişub, qarşu varub urışub, muqabele olduğımız kibi…» («…храбрость охватила нас, а глубин сердце достигла сила и помощь, тога вступив в сражение, и оказав противостояние…»). Хан Мехмед Герай, скрывшись из виду, пустился в бегство. А Шахин Герай-султан и казаки бежали в Приднепровские степи (Özü Sahrasına), преследуемые Девлет Герай-султаном («…ülkün ardlarınca barub…»).

Обратимся к предыстории и ходу описанных событий. В 1037 г. (1628 г.) был издан султанский ферман, повеление кадиям Кефе, Судака и Тамани. Фрагмент из текста повеления: «Diyar-ı Qırım’a Han olan Mehmed Giray’ın ve qarındaşı Qalğay Şahin Giray’ın riza-yı Hümayunuma ve şer’-ı şerife muğayir bazı enva’-ı na-hemvarı ve reaya vü fuqaraya hadden mütecaviz teaddi ve tecavüzi olup…» («…Хан крымский Мехмед Герай и калга Шахин Герай-слтан вопреки хумаюнового (султанского) согласия и священного шариата, своими неправильными действиями, применили силу и  принуждение в отношении подданных людей, с превышением полномочий…»). Исходя из указания на нарушение шариата, султанское повеление было выдано на правах халифа.

Таким образом, султан Мурад выдал берат (письменный указ), наделяя властью Джанибек Герая, занимавшего ранее ханский престол, а калгой был назначен Девлет Герай-султан: «…sabıqa vilâyet-i Qırım’a ve amme-i Tatar’a Han-ı ferman-ran olan cenab-ı emaret-me’ab, eyâlet-nisab, saadet-iktisab Canbeg Giray Han damet me’alihiye girü Qırım Hanlığı ve qarındaşı halefü’s-selâtini’-izam Devlet Giray Sultan dame ulüvvühuya Qalğaylıq hizmeti sadaqa vü inayet olunup…» («…Как благо и милость, снова вверяем власть над Крымским ханством его превосходительству падишаху, властелину земель, объекту благополучия, хану Джанибек Гераю, бывшему прежде ханом Крымского виляета и всех татар, согласно нашему указу. А его брату, великому наследнику среди султанов, почтенному Девлет Герай-султану, поручаем службу в калгайстве…»).

В целях оказания содействия новому хану в восшествии на престол, султан отправил Джанибек Герая в Кефе со своим флотом («Donanma-yı Hümayun»), во главе с капуданом (адмиралом) и визирем Хасан-Пашой. В случае противостояния со стороны хана Межмеда Герая и Шахина Герай-султана, жителям престола кадылыка (тахт-ы каза), всему реая (подвластному народу) велено было покориться новому хану и оказать ему помощь в деле восшествия на престол («…Han-ı cedide mütabe’at ve iclâsı hususında imdad ü muavenet…»).

Султан призвал всех приложить усилия для устранения вреда и пагубных последствий («…def’-i mazarratlarına sa’y ü diqqat etmeleri..») времен правления хана Мехмеда Герая и калги Шахина Герай-султана. Ферман распространялся на всех людей и не подлежал перечению: «…taht-ı qazanuzda olan kebir ü sağır ve celil ü haqir ferman-ı şerifime imtisal ü itaat ve Han-ı cedide inqiyad ü mütabe’at edip…» («…всякий из вашего престольного кадылыка –  будь то большой или малый, важный или бессильный человек, – должны поступать сообразно моему благословенному ферману и всецело подчиняться. А новому хану следует покориться и слушаться его…»).

Другой султанский ферман (30 июня 1628 г.) адресован эмирам, великим покровителям, почтенным и достойным уважения людям, ногайским беям и мурзам. Как и в предыдущем документе, суть заключалась в отстранении от власти хана Мехмеда Герая и калги Шахина Герай-султана. Султан, намереваясь обеспечить нормальный переход власти,  велел беям принять нового хана и всячески оказывать ему помощь в управлении. Из текста фермана: «…her birinüz aşayir ü qabailiñüzle qalqup, tacil ale’t-tacil gelüp, müşarun-ileyh Han-ı cedid Canbeg Giray Han’a mülâqat edip, ferman-ı şerifim üzre mütabe’at ü müracaat ve iclâsı hususında gereği imdad ü muavenet edip….» («…и пусть каждый из вас встрепенется вместе со своим родом, прибыв в скором времени на встречу с вышеуказанным новым ханом Джанибек Гераем. Окажите должным образом помощь и содействие новому хану в вопросах подчинения, обращения и восшествия на престол…»).

Третий ферман (1 июля 1628 г.) от султана был направлен бывшему хану – Мехмеду Гераю. В нем султан велел Мехмеду Гераю отправляться в Стамбул, не пытаясь сохранить власть: «…Qırım’dan qalqup, qat’-ı alâqa edip, Donanma-yı Hümayunumuz gemileriyle Asitane-i Saadetimiz’e gelüp…» («…встрепенувшись и покинув Крым, прибыв на кораблях нашего хумаюнового флота к Благословенному Порогу [Стамбулу]…»). Веление султана свидетельствовало о его предусмотрительности – намерение обеспечить мирный переход власти. Ферман написан в дипломатическом тоне, с проявлением благосклонности: «…eyyam-ı saadet-encam ve saye-i himayetimüzde safa-yı hal ile sarf-ı evqat etmeñüz musammem-i hatır-ı Hümayunumuzdur…» («…Решение о провождении благополучных дней под нашим покровительством, о коротании времени в радости есть нашим благим расположением к Вам…»).

Аналогичный ферман был адресован и калге Шахину Герай-султану – веление отправляться вместе с ханом Мехмедом Гераем в Стамбул, на постоянное время пребывания.

Предусмотрительность султана выражена и в фермане (5 июля 1628 г.), адресованном приднепровскому бейлер-бею (главному бею, наместнику) Ибрахиму Паше. В начале документа указана неудачная попытка восставших сохранить власть: «…Izhar-ı fesad ü isyan edip, Qazaq eşqıyası ile Kefe qal’âsı üzerine gelüp, tabur qurup ve quşadup, yirmi günden ziyade muhasara eden Mehmed Giray ve Şahin Giray avn-i Haq’la zafer bulmayup…» («…Мехмед Герай и Шахин Герай, учинившие открытую смуту и бунт, прибывшие в крепость в Кефе вместе с казаками-разбойниками, разбившие табор и окружившие крепость со всех сторон, осаждавшие ее более двадцати дней, с помощью Всевышнего не одержали победы…»). Далее султан информировал бейлер-бея Ибрахима  Пашу о бегстве зачинщиков восстания: Мехмед Герай (со своими приближенными людьми) убежал в труднопроходимые и каменистые горы, а Шахин Герай-султан примкнул к отступавшему казацкому лагерю.

 

Для обеспечения стабильности в регионе и контроля границ, было дано веление о сосредоточении сухопутных войск Ибрахима Паши в бассейне Днепра и у Аккермана: «…qaradan memur olan asker halqı Özi’ye ve yahud Aqkirman’a geldüklerinde, gereği gibi dernek ü cemiyet edip; “Hizmet görülmüşdür” deyü bir ferde ruhsat u icazet virmeyüp, cümlesin yanuna cem’ edip, müheyya vü hazır ve müşarun-ileyh serdarım varmasına müteraqqib u nazır olasın…» («…назначенное на суше войско, по прибытии к Днепру или Аккерману, пусть должным образом объединит людей вокруг; при словах “Служба исполнена” не давать никому на то позволения, собрать всех воедино и быть в готовности, оказать помощь для прибытия вышеуказанного моего сердара и контролировать за тем…»).

Источник: [В. Вельяминов-Зернов «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 26–27, 32].

[Osmanlı Belgelerinde Kırım hanlığı, Istanbul, 2013. C. 34, 37, 39, 40, 43].

Сын Мухаммеда Суфи из Бочалы

В 1050 г.х. / 1640 г. делегация крымских татар во главе с Чабар Курмашем направлялась из Астрахани в Азов («Açtarhandan….Azavğa bara turğanda…»). В пути у группы людей случилось непредвиденное обстоятельство – нападение разбойников: «…Tan boyunda Saplı Ayâq Yasay turğan yerinde bir qaç kişi tüşürib, Masqvağa ciberibdür…» (…на берегу Дона, у местности Саплы Аяк Ясай, схватив нескольких людей, отправили в Москву…).  Среди пленников был и сын почетного человека, Мухаммеда Суфи из Бочалы: «…ol kişiniñ içinde Boçaladan Muhammed Sufiniñ oğlı, Abdurrahim birge tüşkân irdi…» («среди тех людей в одном ряду оказался и Абдуррахим, сын Мухаммеда Суфи из Бочалы…»). В последующем этот пленник находился в царском министерстве («krona ministrniñ içinde»). Приближенный к хану Бахадыру Гераю человек, Джантимур-бей, просил Михаила Федоровича о доставлении Абдуррахима в текущем году на алмашув для обмена.

Источник: [В. Вельяминов-Зернов «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 251].

О летоисчислении

В мусульманской письменной традиции большое значение придается точной датировке документа и события. Документы ханской канцелярии датировались по календарю хиджры («ат-такъвиму’ль-хиджри») – точка отсчета от переселения Пророка Мухаммеда (с.а.в) из Мекки в Медину, в основе лежит лунный годичный цикл.  Хиджра не совпадает с привычным солнечным календарем. Наименования месяцев – арабские. Первый месяц календаря – Мухаррем; завершающий год (12-ый месяц) – Зиль-хидждже.

Месяцы обозначаются словами «mah» («fi mah-ı Şa’banu’l-muazzam» – «в великом месяце Шабан»); «şehr» («şehr-i Rebi’ül-evvel» – «месяц реби-уль-эввель»); «ay» («Receb ayında» – «в месяце Реджеб»). Разбивка месяца на временные доли (декады) выражены словами: «evail» – начало месяца, первые дни; «evasit» – cередина месяца; «evahir» – окончание, последние дни месяца.

Примеры из документов: «…tarih toquz yüz yigirmi altıda mübarek Zilqa’de aynuñ toquzıncı yekşenbe kün…bitildi» («…писано…926 года в девятое воскресенье благословенного месяца Зилькаде…»); «…hicret-i Nebeviyeniñ biñ toqsan iki senesinde, Ramazan-ı Şerifniñ yigirmi altınçı kününde…» («…в 1092 году от хиджры Пророка, 26-го дня Священного месяца Рамазан….»); «…Peyğamberimiz Muhammed aleyhi’s-salâvat ve’s-selâm hazretleriniñ miñ altmış sekizinci Muharrem ayında…» («..в месяце Мухаррем 1068-го года от [нашего] Пророка Мухаммеда, хвала и мир ему!»).

Помимо мусульманских обозначений месяцев, в текстах имеются и наименования месяцев с латинским происхождением: (цель – доступность в обозначении периода для царской стороны): «Noyabr ayında» («в ноябре»); «Mart ayında» («в марте»); «April ayınıñ yigirmi yedinçi kününde» («27-го дня месяца апрель»); «Mayıs aynıñ ahırında» («в конце месяца май»), «Ağustos ayında» («в августе»), «Ahtâbr ayından bir ay burun» («за месяц до октября») и др.

Теперь обратимся к документам царской канцелярии в Москве. В них существовала другая традиция датировки, старообрядческий календарь – летоисчисление от пророка Адама (а.с.), первого человека на Земле. Из фрагмента письма от царя: «…yâzıldı tahtgâh-ı şehrimiz Maskvada padişahane qoruvımızda tarih Adem aleyhi’s-selâmdim yedi biñ yüz altmış yedide Felvaris ayında.» («…писано в нашей столице, в Москве, падишахской резиденции, в Феврале 7167 года от Адама (мир ему!).»).

Источник: [В. Вельяминов-Зернов «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 5, 535, 568, 669].

 Рефат АБДУЖЕМИЛЕВ (транслитерация и перевод автора)

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET