Правительницы ханского дома Гираев

15.02.20000:00

Правительницы ханского дома Гираев

 

[Гульнара Абдулаева]
Джанике Ханым, Нур-Султан, Диляра Бикеч, вот, наверное, и все имена, которые всплывают в памяти, едва речь заходит о правительницах Крыма и ханских женах династии Гираев, правивших в Крымском Ханстве более трехсот лет. Означает ли это, что в мусульманском мире Восточной Европы женщина в политике была редким исключением? Любопытно, что источники по истории Крымского Ханства утверждают обратное, но, к сожалению, основная часть сохранившихся материалов до сих пор остается не опубликованной, так как историки мало обращают внимание на роль представительниц дома Гираев в политической жизни Ханства. А зря, без участия этих почтенных дам, ничего не обходилось даже в патриархальной семье Гираев. К примеру, благодаря Нури-Султан-хани старшей дочери Сагиб Гирая I (1532-1551) сегодня мы имеем крымскую хронику середины XVI века, написанную по ее заказу крымским историографом Раммаль Хаджой, на которую вполне можем опираться как на достоверный источник.


Женщины из рода Гираев во все времена отличались тем, что были свободны и не замыкались в отдельном мире гарема. Они активно принимали участие в жизни Ханства и именно от политических настроений представительниц прекрасной половины правящей династии, завесили отношения Крымского Ханства с соседними державами. Ссылаясь на имеющиеся источники (Кадиаскерские книги, документы и письма русско-крымских отношений, посольские книги, посольские документы Литовской Метрики и другие), где фигурируют исключительно женщины ханского рода, можно воссоздать картину тех далеких лет и сделать вывод, что сегодня они не заслуженно отодвинуты на второй план. 
Первой на страницах посольских книг упомянута Бараш-Султан — супруга бежавшего в Московию одного из сыновей основателя Крымского Ханства Хаджи Гирая — Айдера. В 1483 году Иван III просил утвердившегося на ханство Менгли Гирая отпустить в Московию оставшуюся в Крыму «Айдарову царицу» с сыном. Неизвестно, исполнил ли хан эту просьбу, но сам Айдер, вскоре попал в опалу и был сослан в Вологду, где и умер. 
С 1486 года в тех же посольских книгах в связи с передачей подарков от московского двора крымскому упоминаются жены самого хана Менгли Гирая: первой названа Заян -Султан «царица Едегерева дочь Зизивудова», т.е. дочь Ядигара из знатного татарского рода Седжеутов. Но чаще в посольских книгах упоминается имя старшей жены Менгли Гирая Hyp-Султан. Прежде чем стать старшей супругой крымского хана Нур-Султан, дочь золотоордынского бея Тимура из рода Мангытов, поочередно была супругой казанских ханов Халиля, а затем и Ибрагима. В конце 1486 года вдова отправилась в Крым к одному из своих братьев, бывшему в окружении крымского хана, а спустя некоторое время вышла замуж за самого Менгли Гирая. Брак с крымских ханом был бездетным, но у нее было двое сыновей от второго брака, Мухаммед-Эмин и Абдулл-Латиф, которые поочередно занимали казанский престол. Долгое время ее старший сын оставался на попечение московского царя, что вынуждало крымскую ханшу вести с ним переписку, полную заботы о сыновьях и заверений в том, что она всегда печется о дружбе между «добрыми братьями» — московским и крымским государями. 
В первые годы великий князь и ханша часто обменивались подарки. Для Hyp-Султан присылали шубу из соболей, а сама ханша около 1495 года, совершив паломничество в Мекку, дарит Ивану иноходца, на котором ездила к святым местам. Летом 1510 года Hyp-Султан в сопровождении пасынка Сахиб Гирая (будущего казанского, затем крымского хана) отправилась в Казань навестить сидевшего тогда на ханском престоле старшего сына Мухаммед-Эмина. Но после смерти супруга в 1515 году и прихода на престол пасынка — враждебного Москве Мухаммед Гирая, Hyp-Султан прекращает всякие отношения с Москвой. Она отходит от всех дел и передает в пользу ханского сына Алп Гирая часть своих доходов, а ее место занимает старшая жена хана Мухаммед Гирая Нурум. Что касается новой ханши, то она полностью поддерживает политику своего мужа и теплых отношений с Москвой не поддерживает. Но ее ханство длилось не столько долго как у свекрови. Через семь лет Мухаммед Гирай трагически погибает в походе под Хаджи Тарханом (Астраханью) и на ханский престол взошел его брат Саадет Гирай. По тюркскому и мусульманскому обычаю Саадет Гирай (1523-1532) женился на Ширин-Бек — вдове своего старшего брата Ахмед Гирая, погибшего еще в ханство Мухаммед Гирая. Но Ширин-Бек было не суждено сыграть свою роль при бахчисарайском дворе. В 1531 году ее сын от первого брака, Бучкак Гирай, принял участие в заговоре против хана и поплатился за это головой. Предательство сына отразилось и на ханше, она оказалась в заточении, и дальнейшая судьба ее неизвестна. 
В 1532 году Саадет Гирай оставил крымский престол в пользу своего родного брата Сахиб Гирая (1532-1550). Но первый же год ханства Сагиб Гирая был омрачен смертью его любимой супруги Фатьмы-Султан. Остались сведения, что через год летом 1533 года хан ездил в Керчь, чтобы заключить там брак с некой черкешенкой знатного рода, позднее в документах она упоминается под именем Ханыке-Султан.  
Наверное, самым любвеобильным был внук Менгли Гирая, хан Тахт Алган Девлет Гирай (1550-1577), покоритель Москвы. За долгие годы его правления в посольских книгах Литовской Метрики встречаются имена пяти его жен: Айше-Фатьма-Султан, Хан-Сугра, Ханыке, Ферхан, чуть позже упоминается ханша Джамал. Большой интерес представляют письма самих ханш посланных в разное время польскому королю. Большое влияние на Девлет Гирая оказывала старшая жена Айше-Фатьма-Султан, мать калги Мухаммед Гирая. Девлет Гирай ничего не предпринимал не посоветовавшись с женой, и всегда прислушивался к мнению, об этом сообщается в посольских книгах: хан «жалует свою большую царицу Аиша Фатма салтану… думает… со царицею и слушает ее». В отличие, от промосковски настроенной Hyp-Султан, симпатии этой мудрой ханши были на стороне соперника Москвы — Польско-Литовского государства. 
Начиная с XVI века, в доме Гираев появляется особый титул для представительниц ханской фамилии, который официально входит в протокол ханского двора, уступая первенство после хана лишь калге – наследнику престола. Это ханши-валиде или анабеим. Титул присваивался матерям, а позже женам, теткам и старшим сестрам правящих ханов. Ханши-валиде, занимали в государстве второе место после хана и присутствовали на заседаниях Дивана. Имея права голоса, они играли важную роль в государстве. Крымские ханы зачастую прислушивались к их мнению. Впервые так была названа еще в 1525 году мать Саадет Гирая, Махдум-Султан. В том, что титул — не просто дань уважения родительнице, убеждает роль Махдум-Султан в утверждении сына на престоле. Саадет Гирай назначил калгой брата Сахиб Гирая, к тому времени уже побывавшего на казанском престоле и изгнанного оттуда происками Москвы. Судя по всему, отношения братьев не были безоблачными: в самом начале 1525 года мудрым матерям хана и калги пришлось принести торжественную клятву (шерть) в том, что их сыновья гарантируют взаимную неприкосновенность. Таким образом, две вдовы покойного Менгли Гирая занимали немаловажное место при дворе его сына. 
Анабеим активно вели дипломатическую переписку с европейскими дворами и пользовались большим уважением среди крымского населения, так как занимались благотворительностью и жертвовали свои средства на строительство мечетей, медресе, фонтанов.  
В правление сына Тахт Алган Девлет Гирая — Бора Гази Гирая (1588-1608) титул анабеим утерял буквальный смысл: «место матери», его заняла старшая сестра хана Кутлу-Султан-хани. Хан советовался с ней по всем вопросам и «всякое дело приказал ведати» ей. Сторонник промосковской политики (московский амият) Дервиш-бей настоятельно советовал русскому царю почтить сестру хана: «она тебе человек надобной». Не раз подчеркивается, что «она у царя в материно место». Не менее интересно другое: наряду с Кутлу-Султан-хани у хана была еще одна анабеим — ханша Ферхан, жена Девлет Гирая, которая приходилась Гази Гираю мачехой. 
Известно, что в Посольском приказе внимательно следили за иерархией иноземных дворов и тщательно ей следовали при составлении дипломатических документов. Поэтому можно заключить, что по своему положению анабеим стояли выше всех остальных женщин семьи Гираев. Так, в правление Гази Гирая за анабеим следуют четыре жены хана: ханша Фатьма-Султан, Кармешай (Карим-Шах?), Мехривафа, Зейнаб, затем, идут жены калги и других султанов, а потом ханские дочери. 
Особый интерес представляют родственные связи дома Гираев. Во второй половине XVI века среди жен все чаще появляются уроженки Северного Кавказа. Из знатной адыгской семьи были две супруги Девлет Гирая, Айше-Фатьма-Султан и Хан-Сугру. Черкешенкой была и невестка Девлет Гирая — жена Ислам Гирая I. Внук Девлет Гирая Саадет Гирай (старший сын Мухаммед Гирая Жирного) был женат на Ертуган — дочери правителя Малой Ногайской орды Гази. После смерти мужа Ертуган вышла за его младшего брата Мурад Гирая.
В тесных родственных отношениях состояли ханы с высшей крымской знатью. Чаще всего за представителей ведущих татарских родов Ширин, Седжеут выдавались ханские дочери. Так, дочь Менгли Гирая I Махдум-Шах вышла за ширинского бея Девлетека, другая дочь Магим (Муким?) — за Хусейна, брата ханши Hyp-Султан, еще одна дочь хана, Кутлу-Султан, впоследствии стала супругой сына Девлетека Бахтияра, а Айше (Газна) стала женой османского султана Селима I Грозного (1512-1520) и матерью султана Сулеймана Великолепного, она носила высокий титул султанши-валиде. Дочь Мухаммед Гирая Жирного, вышла замуж за сына другого Ширина — Агыш-бея. Упоминавшаяся супруга Ахмед Гирая и затем Саадет Гирая Ширин-Бек была дочерью Бараш-бея — старшего брата Девлетека. Еще одна дочь Менгли Гирая Мехри-Султан-ханыке была женой Мамыш-бея Седжеута — ханского шурина. Сын Мамыш-бея Кочкар-мирза позже женился на дочери Саадет Гирая, а сестра Кочкар-мирзы стала женой племянника Саадет Гирая Ислам Гирая. Носившая титул анабеим сестра Гази Гирая Кутлу-Султан-хани была замужем за Хаджи-беем Ширином (внуком Девлетека). Ближе к концу столетия, по мере перехода под власть крымских ханов части ногаев, устанавливаются брачные связи Гираев с ногайской знатью. Помимо упомянутых браков Ертуган с ханскими сыновьями отметим здесь брак дочери Девлет Гирая и Арсланай-мирзы — сына Дивей-бея Мангыта (внука Тимур-бея и, следовательно, племянника Hyp-Султан). Другой сын Дивея, Исанай, женился на еще одной дочери Девлет Гирая, Улуг-хани. Дочери хана Мухаммед Гирая II Исаян-Султан и Девлет-Султан были замужем соответственно за Али-мирзой Ширином и Мухаммед-мирзой Седжеутом. 
Так что считать действующими лицами крымской истории одних только мужчин несправедливо. Лики крымских женщин явственно видятся сквозь четыре столетия; притом страницы источников рисуют в нашем воображении не робкие силуэты за окнами ханского дворца, а образы правительниц, решительно вторгающихся в чисто мужские дела мужей, братьев, сыновей — дипломатию и управление государством. И эти образы придают истории дома Гиреев больше красок и полноты. 

 

Опубликовано Рубрики Без рубрики