К 100-летию Джеббара АКИМОВА

19.07.20000:00

Представленные ниже доклады были подготовлены авторами для выступления на научно-практической конференции, приуроченной к 100-летию выдающегося деятеля крымскотатарского национального движения Джеббара Акимова. Из-за карантина, объявленного вследствие эпидемии гриппа, назначенная первоначально на 4 ноября 2009 года конференция была отложена – дата ее должна была быть определена Оргкомитетом дополнительно.

Однако 15 декабря 2009 года большая часть докладчиков конференции и официальные лица, участие которых было утверждено Оргкомитетом по проведению юбилея Джеббара Акимова, узнали о ее проведении из крымских средств массовой информации.

По какой причине непосредственные организаторы конференции проигнорировали решение Оргкомитета и посчитали излишним известить об этом большую часть докладчиков, а также официальных лиц, включая руководителей Меджлиса крымскотатарского народа и самого Оргкомитета (!) – остается неясным.

Ниже публикуем доклады участников конференции, которых «забыли» пригласить организаторы – историков Гульнары Бекировой и Эльведина Чубарова.

 

 

 

Биография Джеббара Акимова: основные вехи, события, лакуны

 

(доклад на научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения выдающегося деятеля крымскотатарского национального движения  Д.Акимова.

Крымский инженерно-педагогический университет, 4 ноября 2009)

 

Биографии замечательных людей – назидание обществу и поучение молодежи. История порой несправедлива – в ее анналах остаются не только истинные герои, но и злодеи. Но человек, о котором мы сегодня вспоминаем, может быть оценен историей однозначно – Человек с большой буквы.

Джеббар Акимов был одним из тех немногих людей в национальном движении крымскотатарского народа, чей моральный авторитет признавали как представители старшего поколения движения, так и молодежь.

Напомню основные вехи его биографии.

Д. Акимов родился в 1909 году в Крыму, в деревне Туак недалеко Алушты. Педагог по образованию, до войны он работал в школах и в Наркомпросе Крымской АССР, затем редактором в КрымГИЗе и в газете «Къызыл Кърым» (Красный Крым). С 1939 года — член ВКП(б).

Перед приходом на полуостров немецко-фашистских войск, по решению партийных органов, он был эвакуирован с назначением главным редактором газеты «Къызыл Кърым» в эвакуации. В 1942 году Д.Акимова забросили к партизанам, где он организовал выпуск пропагандистских материалов на крымскотатарском языке. Но все эти заслуги перед родиной не уберегли его, равно как и остальных видных политических деятелей, орденоносцев и героев войны крымских татар от выселения. Вместе с семьей 18 мая 1944 года был депортирован в Бекабад, где в 1944-1948 годах работал заместителем начальника строительства Фархадской железной дороги по политчасти, а затем до выхода на пенсию как экономист-плановик в различных учреждениях.

По общему признанию, Д.Акимов был в числе тех, кто стоял у истоков национального движения крымскотатарского народа. В 1966 году он был в числе 65 представителей, уполномоченных для вручения XXIII съезду КПСС обращения; неоднократно участвовал во встречах народных представителей в Средней Азии и в Москве.

В октябре 1966 года Д.Акимов был исключен из партии — «за националистическую пропаганду среди крымских татар и разжигание национальной розни». В справке Приемной Президиума Верховного Совета СССР (январь 1967 года) Акимов назван среди самых «активных сторонников возвращения в Крым»: «На беседе в Бекабадском горкоме в апреле 1966 г. Акимов заявил, что будет продолжать действовать до тех пор, пока не добьется организованного возвращения татар в Крым».

 

В августе 1972 года Джеббар Акимов был арестован. В своих показаниях на суде Д.Акимов говорил о трагическом положении крымских татар, о том, что и после ХХ съезда КПСС они остаются в местах спецпоселений. По его словам, подписанные им «документы выражают волю и стремление крымских татар, их содержание не искажает советскую действительность, а лишь отражает реально существующее положение в национальном вопросе», а движение крымских татар «законно и неизбежно», поэтому предъявленное ему обвинение он считает необоснованным и незаконным.

Суд завершился 28 ноября 1972 года приговором по ст. 190-1 УК РСФСР, ст. 190-4 УК Узбекской ССР, ст. 203-1 УК Таджикской ССР — 3 года лишения свободы в исправительно-трудовой колонии общего режима. Суд назначил максимальный срок, поскольку счел, что «совершенное преступление является систематическим и общественно опасным и оно совершено с вовлечением других лиц». Ссвободился в 1975 году.

22 июля 1983 года в Бекабаде в возрасте 74 лет Джеббар агъа Акимов скончался. Уже будучи тяжело больным, прикованным к постели, он давал советы своим более молодым товарищам – о том, как продолжать дело борьбы за возвращение на родину — дело, которому он отдал себя полностью.

А вот какой, в высшей степени привлекательный портрет Джеббара Акимова нарисовал его близкий соратник Решат Джемилев в неопубликованной книге воспоминаний «Памяти достойным земной поклон»: «Первой личностью в национальном движении был для меня Джеппар агъа Акимов. Он пользовался уважением и почестями не только моими, но и всеми, кто его знал. Его отношение к человеку, кем бы он ни был, притягивало к нему магнитом. Это был человек высококультурный, обаятельный, обходительный, спокойно умел выслушивать собеседника, умел доходчиво изложить свою мысль… Я никогда не замечал, чтобы его что-то возбудило, и он на высоких тонах доказывал свою точку зрения. Мне не приходилось слышать от кого-то, побывавшего у него или встретившего где-то, чтобы тот выразил недовольство по отношению к Джеппар агъа по каким-то мотивом. Он всегда стремился к общению с человеком и особенно с теми, кто был единомышленником в национальном вопросе. Я не поверю тому, кто о нем мог сказать, что он подозревал кого-то в неблаговидных деяниях… Он настаивал на том, чтобы не обвинять человека необоснованно, [считая], что это может обидеть человека, нанести ему глубокую рану: «Если и имеются такие подозрения, даже в этом случае надо с этим человеком встретиться и неоднократно осторожно поговорить с ним. Может, он ошибся или совершил что-то по недопониманию…».

Наша конференция проходит в стенах Крымского инженерно-педагогического университета, и я хочу обратиться к молодым исследователям, для которых изучение биографии Джеббара Акимова станет возможно фактом их профессиональной, научной биографии.

Как человек, который ознакомился с огромным множеством архивных материалов, могу сказать, что реконструкция биографии юбиляра непроста. Так, например, если мы можем сформировать в высшей степени цельный нравственный портрет Джеббара Акимова (люди, которые его знали, рисуют фактически один и тот же его портрет с весьма положительными характеристиками – «справедливый», «тактичный», «глубоко патриотичный»), то при этом восстановить биографическую канву во всей ее полноте трудно.

Несколько лет назад во время работы над книгой «Крымскотатарская проблема в СССР (1944-1991)» я работала над биографическим очерком Джеббара Акимова, и естественно, стала знакомиться с различными источниками – опубликованными и архивными документами.

Практически все его соратники свидетельствуют об очень значительной, ключевой роли Акимова в организации национального движения, выработке принципов функционирования инициативных групп. Но при этом сегодня известные архивные документы, сохранившиеся, например, в Российском государственном архиве новейшей истории, в Государственном архиве Российской Федерации не указывают на Акимова среди первых подписантов обращений. Почему так случилось? Еще предстоит ответить исследователям.

Еще пример. При изучении начального этапа национального движения я считала необходимым ознакомиться с материалами ЦК КП Узбекистана, которые переданы на хранение в Российском государственном архиве  социально-политической истории в Москве, однако при попытке заказать документы столкнулась с весьма оригинальной проблемой – материалы ЦК КП Узбекистана 1950-1965 годов отправлены в Марийскую АССР в некие закрытые хранилища и вряд ли когда-то станут доступны исследователям. Правда, хранящиеся материалы ЦК КПУз за 1966 год дают возможность узнать, что в этом году Акимова исключили из партии и что он уже «проходит» в партийных органах как один из самых «активных сторонников возвращения крымских татар в Крым»…

Не меньше проблем в реконструкции биографии Д.Акимова в предвоенный период и во время Великой Отечественной войны. Многие фонды, которые бы проливали свет на деятельность Д.Акимова (например, в период работы им в КрымГИЗ, на Фархадстрое) уничтожены либо доселе секретны. В то же время в этих и других фондах наверняка хранятся даже автобиографии Акимова – на поиск этих материалов исследователям следует обратить особое внимание. Думаю, интересными и важными источниками к биографии Д.Акимова могут стать эпистолярные источники – пока, увы, таковые исследователям не известны.

Это лишь некоторые мои, сугубо эмпирические соображения, из практики моей работы. Если же их обобщить, то можно констатировать: перед биографами Джеббара Акимова стоят задачи – интенсивного архивного поиска, общения с близкими единомышленниками (к счастью, значительная часть работы по фиксации свидетельств очевидцев уже осуществлена), анализа и верификации данных свидетельств.

 

Гульнара БЕКИРОВА,

преподаватель кафедры истории

Крымского инженерно-

педагогического

университета,

член Оргкомитета по проведению

юбилейных мероприятий в честь Д.Акимова

 

Опубликовано Рубрики Без рубрики