Хаджи по прозвищу Мелек / 1

11.04.20010:00

9 октября 1428 год. Неожиданно после полудня день превратился в ночь, солнце скрылось за огромным диском луны, на землю опустилась кромешная тьма. Она длилась не более получаса, но и этого времени хватило, чтобы вызвать у людей страх. Это было полное солнечное затмение. Не поддался всеобщей панике только один человек по имени Хаджи.

В необъяснимом для тех лет явлении природы он увидел добрую примету и свое предназначение. Это позже о нем – Хаджи Гирае ­заговорят как об отважном воине, мудром политике и прогрессивном реформаторе, а пока молодому человеку в буквальном смысле приходилось сражаться за власть с родственниками-соперниками такими же, как и он, претендентами на трон Великой Орды. В результате междоусобиц Хаджи Гирай терпит фиаско и оставляет довольно шаткий трон. Но он твердо знает, что вернется, и восстановит под своей властью былую мощь единой Орды.

А пока Хаджи с близкими ему людьми уходил на запад в литовские земли для того, чтобы окрепнуть и снова возвратиться. Вместе с ним просторы необъятной родины покидала и жена Хаджи – юная княжна из знатного рода уже подарившая мужу первенца.

Нельзя себе представить более фантастической истории, чем реальная жизнь Хаджи Гирая. События насыщены романтикой, неожиданными поворотами, интригами. Хаджи Гирай, несомненно, относится к ярким личностям. Он был одним из прославленных и почитаемых монархов династии Гираев, которые именно ему обязаны своим именем. Основатель, завоеватель, правитель, законодатель, поборник исламизации и защитник веры, он ревностно отстаивал ее интересы и одновременно проявлял лояльность к народам иного вероисповедания, проживавшим на территории Великой Орды и Крыма. За время своего пребывания на престоле он учредил новые принципы правления, эффективность которых дала свои плоды и была продолжена его преемниками. Можно с уверенностью сказать, что государство Хаджи Гирая создавалось только благодаря его талантам, талантам человека, которому предстояло изменить историю Великой Орды и возвеличить Крымский улус-юрт.

Трудно точно назвать дату рождения Хаджи Гирая, так как сохранилось очень мало документов эпохи его правления. Ясно лишь одно: будущий хан появился на свет приблизительно в 1397 году в Литве, в замке города Тракай, где его семья проживала в эмиграции из-за нестабильного положения в родном Крыму.

Родителями Хаджи Гирая были Гияс-ад-Дин, сын наследственного хана Крымского юрта Таш-Тимура и Асие, дочь знатного крымского вельможи.

Своими предками Хаджи мог по праву гордиться. Ведь они вели свою родословную от первого сына Чингисхана – Джучи. Как известно, у Джучи хана было многочисленное потомство, Бату хан и его отпрыски наследовали престол великого хакана Великой Орды, а вот потомкам тринадцатого сына Джучи Тукай-Тимура был отдан в управление Крымский улус-юрт, входивший в состав необъятной империи Чингисидов. Произошло это в 1260-х годах в правление верховного хана Орды Менгу-Тимура, который официально утвердил Крымский улус за своим ближайшим родственником Уран-Тимуром, положившим начало наследственной власти не только на полуострове, но и на прилегающей материковой части северных земель бассейна Черного моря. С тех пор род Уран-Тимура правил в ранге эмиров – ханских наместников в Северном Причерноморье.

Положение изменило большая ордынская смута. Бесконечные междоусобицы, вереница претендентов на верховную власть и их частая смена в столичном Сарае стали началом большого переворота в некогда могущественной империи Чингисидов. Это не могло не отразиться на Крымском юрте и во второй половине XIV века: на время был отстранен от власти род Уран-Тимура. Но в 1395 году наследник крымских эмиров Таш-Тимур восстановил не только свои права, он провозгласил себя самостоятельным ханом Крымского юрта. Это означало, что он больше не намерен, пусть и номинально, но подчиняться сарайским ханам.

Итак, власть крымских эмиров была наследственной, они были Чингисиды и пользовались непререкаемым авторитетом среди местной крымской знати, с которой уже успели породниться через династические браки.

Однако самостоятельное правление хана Таш-Тимура длилось всего несколько лет. Ему пришлось столкнуться с могущественным беем из рода Мангыт Эдиге, ставленником самаркандского завоевателя эмира Тимура. Известно, что последний разгромил Орду и сверг с сарайского престола хана Тохтамыша. Проиграв сражение, Эдиге Таш-Тимур со своей семьей и приближенными ушел в Литву. Здесь он нашел пристанище и поддержку в лице своего давнего союзника – великого князя литовского Витовта.

Почему именно Витовт? И о каком союзе могла идти речь? Ведь Крымский улус и Великое княжество Литовское разделяло тысячи километров. Но, видимо, расстояние не преграда благородству. Письменный источник конца XVI века «Рисалэ-и-Татари-Лэх» содержит любопытное известие о том, что еще до своей эмиграции в Литву хан Таш-Тимур оказал Витовту неоценимую помощь. Витовт просил у хана военной поддержки против врагов своих, и Таш-Тимур немедля прислал под его начало лучших аскеров. Вероятно, речь шла о гражданской войне, разразившейся между двоюродными братьями Витовтом и Ягайло королем Польши. В 1392 году война завершилась в пользу Витовта, он отстоял свою вотчину и получил корону Великого княжества Литовского. Благодарный литовец не забыл об услуге крымского правителя и в дальнейшем поддерживал уже не только Таш-Тимура, но и его сыновей и даже внуков. Как же сложилась дальнейшая судьба независимого хана Крыма, неизвестно. Вероятно, Таш-Тимур обрел вечный покой в Литве.

А вот его двум сыновьям Девлету Берди и Гияс-ад-Дину еще предстояло сыграть свою роль на исторической арене. Их жизненный путь, как, впрочем, и у большинства их родственников-чингисидов, не был простым. Он прошел в борьбе за права с новыми претендентами на отцовский престол. Их главным врагом по-прежнему оставался Эдиге. Но перед их отправлением на родину произойдет знаменательное событие. В покоях замка города Тракай, тогда еще столице Великого княжества Литовского, родиться мальчик, которому суждено будет объединить под своей властью осколки великой империи Чингисидов.

Существует придание: в тот самый момент, когда Асие, супруга Гияс-ад-Дина хана, благополучно разрешилась от бремени, у ворот замка появился странник с посохом в руке. Судя по его запыленной одежде, он проделал долгий путь. Приближенные семьи бывших крымских эмиров не сразу узнали в этом странствующем дервише друга и соратника хана Таш-Тимура и наставника его младшего сына Гияс-ад-Дина – Девлета Гельди. Еще в недавнем прошлом это был отважный воин, проявивший себя в многочисленных сражениях, а сейчас перед ними стоял благородный суфий, только что возвратившийся из хаджа. Он был радушно принят своим воспитанником и спустя некоторое время, отдохнув с дороги и приняв омовение, удостоен чести первым держать на руках только что появившееся на свет дитя. Девлет Гельди осведомился у счастливых родителей, какое имя они хотели бы дать мальчику? И тогда Гияс-ад-Дин в честь возвращения из паломничества своего наставника пожелал наречь сына Хаджи. Суфий благосклонно кивнул и прочел над новорожденным молитву, трижды проговаривая на ушко малыша имя «Хаджи», а после ко всеобщему удивлению произнес, что это дитя отмечено милостью Аллаха и именно ему, старшему внуку Таш-Тимура, предстоит возглавить род Чингисидов, основать новый династический дом и положить начало могущественному и сильному государству! Он продолжал говорить, что очень скоро мир узнает имя Хаджи, главы европейских держав будут искать с ним дружбу и одновременно трепетать перед ним от страха.

Хотела ли Асие такой судьбы для своего первенца? Наверное, нет. Молодая женщина жила в неспокойное время и понимала, какая опасность может подстерегать сына на пути к трону Великого Хана. Однако она поверила словам суфия.

Поверили в слова Девлета Гельди и все присутствовавшие. Поэтому с самых первых дней жизни Хаджи на мальчика смотрели как на спасение и надежду рода Таш-Тимура.

Не сохранилось сведений о первых годах жизни будущего хана. Но можно предположить, что до десяти лет он жил в Тракае с матерью и младшим братом Джанаем. Здесь же он получил начальное образование. Великий князь литовский Витовт, до которого дошли пророчества суфия Девлета Гельди, относился к ребенку с особым уважением и даже взял заботу о нем на время пока Гияс-ад-Дин вместе со своим старшим братом Девлетом Берди силой оружия пытались восстановить в Крымском улусе статус-кво своего родителя. Правда, и сам Витовт не оставался в стороне от политики на востоке. В 1399 году он объединился с ханом Тохтамышем, но проиграл знаменитую битву на реке Ворскле, хану Великой Орды Тимуру-Кутлугу и темнику эмиру Эдиге. Неизвестно, приняли ли тогда участие на стороне Витовта и Тохтамыша царевичи Девлет Берди и Гияс-ад-Дин, но, судя по тому, что Эдиге и новый хан Орды являлись их противниками, можно допустить, что они сражались в рядах армии Витовта. Но эта битва была далеко не последней. Сыновья Таш-Тимура продолжали годами вести непрерывную борьбу за престол.

Продолжение следует…

Гульнара Абдулаева

Опубликовано Рубрики Без рубрики