Рефик Куртсеитов: Отношение политиков к указам Президента просто садистское

08.08.20010:00

Вопреки расхожему мнению архивы не молчат. Вернее будет сказать – ждут, когда к их страницам прикоснутся руки исследователей и ученых. Большим подспорьем в работе ученых становится процесс создания электронных архивов и каталогов. Ученый-социолог и политолог, заведующий кафедрой социально-гуманитарных дисциплин Крымского инженерно-педагогического университета Рефик Куртсеитов провел без преувеличения колоссальную работу, обработав более трех десятков тысяч наградных листов, хранящихся в электронном архиве Министерства обороны РФ.

Эти данные проливают свет на многие темные пятна истории Крыма периода Великой отечественной войны, что долгое время позволяло вольно трактовать реальные исторические события и использовать их в часто нечистоплотных политических целях. О том, что удалось узнать, какое это имеет значение для дня настоящего, исследователь рассказал в интервью газете Avdet

– Рефик Джаферович, над чем вы сейчас работаете?

– В последнее время у меня два основных направления. Этноязыковая политика, этноязыковые процессы, система образования на родных языках в Крыму – это первое. Кроме того, провожу исследования по теме роли Крыма, крымских татар и других жителей Крыма во Второй мировой войне. Я обработал все наградные листы по автономной республике, которые находятся в электронном виде в Обобщенном банке данных «Мемориал» Центрального архива Министерства обороны РФ. В этом банке около 12,5 миллионов наградных листов, по Крымской АССР я обработал более 35 тысяч наградных листов по 112 званиям. Около четырех тысяч наградных листов, касающихся крымских татар, распечатал и проанализировал. Каждый наградной лист – это не только подробная анкета, но и судьба конкретного человека, кровью написанная наша история.

– Какие выводы вы сделали?

– У меня имеется полная статистика награждений. По крымским татарам меня больше всего интересовала выборка высшей награды Советского Союза: распечатаны 24 наградных листа крымских татар – 20 человек представлялись 24 раза, то есть 4 человека дважды представлялись к званию Героя Советского Союза. Среди кавалеров, награжденных орденами II-III степеней, у нас насчитывается 13 человек. У нас 2 полных кавалера Ордена Славы.

Cамые большие человеческие потери на фронте понесли крымские татары как народ и армяне Крыма как диаспора. Это была национальная политика правительства.

Сравнительный анализ показал, что среди мобилизованных из Крыма 15,4 % составляли крымские татары, остальные 84,6 % приходится на другие национальности. И этому есть объяснение. С началом войны был издан указ, согласно которому на фронт не призывались представители этнических групп и диаспор, страны которых находились в союзничестве с Германией. Таким образом, на фронт не призывались проживающие в Крыму немцы, греки, болгары, итальянцы, турки, а по всему СССР – японцы, корейцы, финны, за исключением отдельных представителей этих народов. Исходя из этого, самые большие человеческие потери на фронте понесли крымские татары как народ и армяне Крыма как диаспора. Это была национальная политика правительства. Если бы крымских немцев, греков, болгар и других призвали в советскую армию, они бы тоже пошли воевать, однако их изначально объявили потенциальными предателями, недостойными призыва. Во время оккупации Крыма немцы уравняли в правах с населением Германии крымских немцев, греков, болгар, румын – это уже политика нацистской Германии, мы же считались «вторым сортом» наравне с русскими и украинцами, «третьим сортом» были евреи, цыгане, крымчаки, караимы, которых целенаправленно уничтожали.

– Таким образом, ваши исследования разрушают мифы в отношении крымских татар в период военного времени, которых немало в крымском сообществе…

– Если говорить о военном подвиге – количество наград пропорционально соответствует количеству призывников, но что касается представлений к высшим наградам – у нас только каждый четвертый был награжден. Изучая личные дела, я особо обращал внимание на пункт, в котором делались отметки о том, был ли тот или иной человек в плену. Документы свидетельствуют: рассказы о том, что крымские татары, призванные в советскую армию, поголовно сдались в плен немцам – это миф. Никто из награжденных не был в плену. Крымских татар тотально призвали в 1941 году, как и представителей других народов, призывали также в 1942, 1943, а в 1944 – по некоторым данным 8 тысяч, по другим 10 тысяч крымских татар мобилизовали в трудовую армию. А с начала 1943 года в Советском Союзе началось выселение народов: карачаевцы, балкарцы, чеченцы, ингуши, калмыки, в мае 1944-го мы были просто обречены на выселение.

– Сколько, по вашим подсчетам, крымских татар воевало на фронте?

– Судя по демографическим параметрам, около 16 тысяч крымских татар были мобилизованы в 1941-м, 4 тысячи человек уже проходили срочную службу на тот момент, а кроме того были крымские татары, которые призывались из других союзных республик – около 2-3-х тысяч человек. Последние оказались за пределами Крыма в результате политики раскулачивания и репрессий.

– Знакомили ли вы со своими исследованиями крымских историков? Как они отреагировали?

– Копии моих публикаций в научных журналах и крымской прессе я, например, отправил Александру Форманчуку (заместитель председателя Общественной палаты Республики Крым, политолог – прим. ред.) Но в ответ – молчание, все хранят молчание.

– Насколько нам известно, вы были в числе приглашенных на закрытый показ документального фильма о подвиге разведчицы Алиме Абденнановой.

– На презентации фильма в кинотеатре «Космос» мне не дали возможности выступить. А я хотел дать информацию и о другом герое, так как Абденнанова была не единственным резидентом разведотдела. Вторым был лейтенант Кадыр Аметов, получивший на фронте тяжелое ранение, комиссованный по инвалидности. Кадыр Аметов своего радиста устроил в Акъмесджите, собирал информацию о передвижении немецких частей в укрепленных районах Акъмесджита, Акъ-Яра, передавал информацию в разведотдел Приморской армии. В апреле 1944 года после освобождения Крыма был награжден орденом Отечественной войны. О его дальнейшей судьбе неизвестно. Скорее всего, его также бросили в вагон и выбросили из Крыма, как и всех других инвалидов, вернувшихся с фронта. По моим данным, с фронта вернулось более 12 тысяч человек, солдат и офицеров из числа крымских татар. Из них на Родину после депортации вернулось не более 200-300 человек – и это еще одна из трагедий Второй мировой войны. Еще пять лет назад, выступая в МГУ на гуманитарной секции международной конференции, я сказал, что наступит тот день, когда черное пятно – в лице солдата-победителя, вернувшегося домой, но так и не дошедшего до своего дома, а умершего в местах спецпоселений – позором ляжет на страны-правоприемницы СССР.

По моим данным, с фронта вернулось более 12 тысяч человек, солдат и офицеров из числа крымских татар. Из них на Родину после депортации вернулось не более 200-300 человек – и это еще одна из трагедий Второй мировой войны.

Что же касается Алиме… Буквально два года назад мне поступил звонок от Заира Смедляева (главы ЦИК Курултая крымскотатарского народа – прим.ред.), он попросил меня выступить со своей точкой зрения в Ислям-Тереке на презентации книги памяти истории Восточного Крыма авторства краеведов Ширшовых. По сути, планировалось презентовать книгу о 20 тысячах крымских татар-предателей, в их числе и герое СССР Алиме Абденнановой. Я взял с собой 120 кг собранных мной наградных листов крымских татар, из банка данных распечатал наградной лист Алиме Абденнановой с орденом Красного знамени. В документе четко указана должность Алиме – резидент разведотдела Отдельной Приморской армии, а Ширшовы в своей книге назвали ее радисткой. После этого скандала начались массовые общественные протесты, в Ислям-Терекском районе прошли митинги, нас, историков, собрали в библиотеке «Таврика» Центрального музея Тавриды, и обе точки зрения имели возможность прозвучать, там же присутствовали Ширшовы. Я пытался вручить эти документы Владимиру Ширшову, однако он просто не взял их. Тогда я обратился к историкам с призывом в своей работе опираться не на пропагандистские документы нацистской Германии, которые искажали реальность в свою пользу, а на советские архивы.

– Но сейчас-то, когда правовая реальность изменилась, как, по-вашему, есть ли позитивные изменения в действиях крымских властей, политиков по восстановлению справедливости в отношении репрессированного народа?

– Отношение крымских политиков к указам Президента Российской Федерации, я бы сказал, просто садистское. Я называю это «крымский обком партии в действии». Это все тот же самый крымский обком партии, который запрещал возвращаться, который вышвыривал из Крыма вернувшихся фронтовиков-крымских татар. И ему за многое предстоит ответить – и за переименование населенных пунктов, и за массовое вспахивание полутора тысяч мусульманских кладбищ после депортации.

В преамбуле Конституции России написано, что Российская Федерация – это федерация самоопределившихся народов. Все коренные народы РФ в той или иной форме имеют свои национальные государственные образования. Сегодня в архиве Сталина есть двухчасовое выступление, на котором на VIII Чрезвычайном съезде Советов он выступает с отчетным докладом по поправкам, внесенным в новую Конституцию СССР, которая и была принята после его выступления 5 декабря 1936 года. В своей речи Сталин называет Крымскую АССР такой же национальной республикой, как и все остальные. Более того, вопрос стоял о преобразовании Крымской АССР из автономной в союзную республику. Сталин говорит, что по первому признаку Крымская АССР может быть союзной, чтобы реализовать свое право на самоопределение, вплоть до отделения, но по второму – крымские татары не составляют большинства, поэтому нецелесообразно Крымскую АССР преобразовывать в союзную.

В 1956 году, когда восстанавливались республики репрессированных народов, нам так и не вернули этноним, язык вычеркнули из реестра языков СССР, запретили все исследования, статистические данные, то есть полностью взяли курс на уничтожение крымскотатарского народа. К 1979 году политбюро ЦК КПСС было принято решение о создании автономии для советских немцев на территории Казахстана и крымских татар – так называемый Мубарекский проект. Однако и этот проект был с треском провален. В 1989 году Верховный Совет СССР принял декларацию о признании преступными всех этих актов, была создана комиссия по проблемам крымскотатарского народа, которая через две недели подготовила выводы и предложения, которые единогласно были приняты постановлением Верховным Советом СССР. Там был 4-й пункт – восстановление Крымской ССР, нашей национально-территориальной автономии. Через день руководство Украины: Кравчук, Шевченко, Гиренко и другие выехали в Москву. То, что было принято единогласно Верховным Советом СССР, они повернули вспять. Поэтому в 1991 году провели незаконный референдум, восстановили по законам Украины Крымскую АССР, а фактически ее не восстановили.

Если дети в школьные годы не будут изучать крымскотатарский, украинский, то потом, получив высшее образование, поступая на работу в органы власти, когда им учить государственные языки? Ни один министр образования, культуры, соцзащиты Крыма никогда не говорили на крымскотатарском языке, даже поздороваться не могли. Нонсенс!

– Вы много лет занимаетесь проблемами образования на родном языке. Как сейчас решаются эти вопросы?

– Последний раз мы собирались инициативно на круглом столе, где выразили протест от имени крымскотатарской общественности, так как проект образования по Крыму, подготовленный Госсоветом Республики, не соответствует федеральному закону об образовании, в котором каждому гарантируется иметь образование на родном языке, изучать родной язык. Если у нас три государственных языка, то госслужащие должны ими владеть, по крайней мере, во всех цивилизованных странах так. Если дети в школьные годы не будут изучать крымскотатарский, украинский, то потом, получив высшее образование, поступая на работу в органы власти, когда им учить государственные языки? Ни один министр образования, культуры, соцзащиты Крыма никогда не говорили на крымскотатарском языке, даже поздороваться не могли. Нонсенс! Можно варьировать, можно все это делать, но должно быть желание решить саму проблему, а решить ее можно, у нас достаточно научных кадров и преподавателей.

Опубликовано Рубрики Без рубрики