Великий ханский визирь

12.10.200910:58

6 августа 1649 года после восхода солнца близ города-крепости Зборов в Зеленом Яре над рекой Стрыпой, польский канцлер Юрий Оссолинский с тревогой ожидал появления крымского великого визиря Сефер-Гази. От этого человека зависела дальнейшая судьба Речи Посполитой. Наконец, Сефер-Гази показался. Он ехал верхом на своем любимом белом коне, покрытом шитой золотом попоной, сдержан и спокоен, несмотря но то, что и для него встреча с канцлером была решающей.
За Сефер-Гази шла слава мудрого и достойного государственного мужа. Он никогда не принимал необдуманных решений. Посчитав, что союз с поляками для ханства более выгоден, чем военная кампания в союзе с Хмельницким, открыто заигрывающим с русским царем, Сефер-Гази решился предотвратить возможный удар в спину со стороны казаков. Он согласился на встречу с Оссолинским, заранее зная, что последний готов пойти на любые условия крымскотатарского правительства.

Наставник Ислама Гирая

Сефер-Гази — личность в истории Крымского ханства значимая и весьма популярная. Современник не менее известного первого министра Франции кардинала Ришелье, Сефер-Гази добился своего положения исключительно благодаря своему таланту дипломата. Однако в отличие от своего французского коллеги, прославившегося хитростью и коварством ради собственных выгод, крымский визирь был человеком честным и умным. Так, без намека на лесть, отзывались о нем современники. Великий визирь был любим народом, умел искусно улаживать конфликты между мурзами, и пользовался их поддержкой. Ислам Гирай III хан, в свою очередь ,ценил своего первого министра, именно с ним в начале своей карьеры он разделил печаль ссылки и, опять же благодаря ему ,радость победы.

Сефер-Гази был выходцем из капыкулу  (личная ханская гвардия), сыном мужественного воина по имени Джан мурзы. Можно сказать, что вся его жизнь была неразрывно связана с Исламом Гираем. Возможно, по этой причине некоторые источники сообщают, что Сефер-Гази являлся аталыком будущего хана. Но, несмотря на то, что это сегодня пока недоказуемый факт, наставником Ислама Сефер-Гази все же был. Свою карьеру он начал при султане (принце) Хусама Гирае, служа у него мир-ахуром (шталмейстером). А позже добился назначения баш-аги к молодому калге при хане Бахадире Гирае, которым и был Ислам, недавно возвратившийся из польского плена.

В 1640 году крымский хан умер и на его место был избран его сводный брат Мухаммед Гирай IV. Ислам Гирай вместе со своим двором удалился в родовые владения в местечко Халич. Последовал за ним и Сефер-Гази. Однако уже через четыре года визирь бывшего калги, стал хлопотать о его избрании ханом, по его мнению, это было вполне справедливо. Ислам Гирай был старше своего сводного брата-хана, уже был у власти и познал тонкости государственного управления. К тому же Мухаммед Гирай, еще со времен правления Джанибека Гирая, восстановил против себя родных братьев убийством брата Азамата Гирая, и не пользовался уважением и поддержкой в народе. По этой причине Сефер-Гази не теряя зря времени и будучи от природы человеком практичным и умудренный житейским опытом, завел выгодные связи с влиятельной стамбульской верхушкой. Его ходатайства почти увенчались успехом, но верховный визирь Османской империи Джеван Мухаммед паша вынужден был приостановить дело, так как возникли непредвиденные обстоятельства, которые отбрасывали тень на репутацию Ислама Гирая.

Дело в том, что хан Мухаммед Гирай узнал о происках Сефер-Гази и дабы сохранить свою власть послал в Порту сына кафинского паши с письмами, в которых заключалась жалоба на Ислама Гирая. Бывший калга обвинялся в том, что сеет смуту в народе, присылая известия о том, что он не сегодня-завтра взойдет на ханский престол. Хан настоятельно советовал османскому султану удалить Ислама Гирая подальше от Крыма, иначе народ окончательно выйдет из повиновения и поднимет бунт. Просьба хана была удовлетворена, и султанским указом Ислам Гирай вместе с Сефер-Гази были сосланы на остров Родос.
Казалось, что сложившуюся ситуацию уже ничем нельзя было исправить, однако Сефер-Гази не остановился на этом. Он прекрасно понимал, что ссылка не имеет законного основания, и все это исключительно личные амбиции стоявших близ кормила власти интриганов. О кознях стамбульского двора ходили легенды, и Сефер-Гази не теряя надежду, сам вступил в эту игру, расценив, что если одни стояли на стороне хана, то ничего не мешало другим взять сторону Ислама Гирая, и если не удалось возвести его на трон через связи, то удастся возвести через подкуп. Оставалось найти нужного человека. Им оказался главный евнух Дженджи Хусейн эфенди. Евнуху была обещана крупная сумму золотом, а взамен он должен был повлиять на настроения султана Ибрагима I. Как видно, Хусейну эфенди это удалось. Не прошло и 63 дней ссылки Ислама Гирая на Родосе, как на 64 день за ним была послана султанская галера. А уже в июле 1644 года с халифского благословления султана Ибрагима Ислам Гирай был избран на ханский престол.
Этому событию способствовал еще тот факт, что кафинский Ислам паша был казнен по обвинению в напрасном разорении черкесских земель и в тираническом пользовании своей властью в Кефе, а Мухаммед Гирай хан, окончательно восстановивший против себя крымский народ, был отправлен в почетную ссылку на тот же остров Родос.

Первая трещина

Несомненно, что новый хан обладал сильным характером, и слыл хорошим управителем, но помимо личных достоинств, ему повезло, что рядом с ним всегда был его главный визирь, мудрый советник и преданный помощник Сефер-Гази.

Помимо личных достоинств Сефер-Гази был главным руководителем внешней политики, привлекая к тонкостям дипломатии своего сына Ислама мурзу, который добился на этом поприще немало успехов.
Занимая должность визиря, Сефер-Гази получал треть годовых доходов, уплачиваемых вассалами Крымского ханства, однако эти деньги он тратил на благотворительные дела. Поддерживал малоимущих, строил в городах и окрестностях мечети, фонтаны-чешме, колодцы. Его родственники так же отличались благотворительностью. Сестра великого визиря Айше ханым на свои средства выстроила в Акмесджите постоялый двор, и все доходы передавала на городские нужды.

В самом начале ханства Ислама Гирая Сефер-Гази возложил на чиновника ханской канцелярии, кадия Хаджи Мехмеда обязанность придворного историографа. Кадий с большой ответственностью пошел к поручению, и под псевдонимом Сенаи, 1 августа 1651 года закончил свой труд «История хана Ислама Гирая III», известная сегодня как «Книга походов Ислама Гирая».
Доверительные отношения хана с главным визирем пришлись не по душе капыкулам – личной ханской гвардии. К этому времени капыкулу уже образовывали особое служилое дворянское сословие при ханском дворе и считали себя наиболее приближенными к ханской особе. Великий визирь мешал им своим влиянием на Ислама Гирая и они искали повод, чтобы сместить Сефер-Гази. Случай представился после похода на мятежных черкесов племени Жанэ. Между капыкулу и карачи мурзами возник раздор. Чтобы примирить враждующие стороны и обуздать пыл ханских лейб-гвардейцев, Сефер-Гази, как человек благоразумный и справедливый, принял сторону мурз. Это еще больше усилило неприязнь к визирю, и тогда они потребовали отстранить его от должности. Дело дошло до вооруженного столкновения между гвардейцами и мурзами, вступившимися, в свою очередь, за Сефер-Гази. Видя, что из-за него произошло столкновение, визирь в смущении удалился в Кефе, в надежде, что бунт успокоится. Но противники последовали за ним, чтобы задержать. Ислам Гирай, опасаясь за жизнь своего верного друга и во избежание непредвиденных последствий, повелел заключить Сефер-Гази в кефенскую крепость. Расценив такой ханский поступок как предательство, визирь бежал за Ор-Капу и соединился с поддерживающим его родом Ор-Мухаммедом. Кто знает, чем бы все это закончилось, если бы бейская верхушка не вмешалась в конфликт между ханом и визирем и не примирила бы их. Сефер-Гази возвратился в Бахчисарай.

Дипломатия Сефер-Гази

Десятилетнее правление Ислама Гирая совпало с историческими событиями, в которых непосредственно принял участие верховный визирь Сефер-Гази. В 1648 году в Бахчисарай прибыл гетман Богдан Хмельницкий со своим сыном Тимофеем просить помощи и поддержки хана против поляков. К этому году польская шляхта уже третий год задерживала выплату дани Крымскому ханству, и Ислам Гирай согласился поддержать казаков в войне против Речи Посполитой. Благодаря коннице крымских татар во главе с орским военачальником Тугай беем, казаки одну за другой одерживали победы: под Желтыми Водами, Корсунем, Пилявцами. Решающее сражение оставалось на Западной Украине под Зборовым. Тут — то и пришла на помощь полякам дипломатия Сефер-Гази , закончившаяся подписанием Зборовского мирного договора 1649 года.
Преследую интересы своего государства, Сефер-Гази продиктовал условия своего договора, на которые польский король Ян-Казимир вынужден был согласиться. Речь Посполитая обязывалась уплатить в ханскую казну 200 тысяч талеров единовременно и в дальнейшем — по 90 тысяч ежегодно. Кроме того, возместить все расходы, которые понесла крымская конница в войне с поляками.

Летом 1654 года Ислам Гирай, во время большого празднества по случаю обрезания своих сыновей, неожиданно умер. А новым ханом снова был избран Мухаммед Гирай IV. Некоторое время Сефер-Гази оставался верховным визирем при новом хане, однако Мухаммед помнил происки хитрого визиря и вскоре сместил его с должности. Но это показалось ему мало, и, найдя повод, он казнил Сефер-Гази, конфисковав все его имущество. Этой казнью Мухаммед Гирай восстановил против себя весь крымский народ.

В то же время сын казненного визиря — Ислам бей — отправил халифу-султану в Стамбул жалобу, которая была принята к сведению, и спустя некоторое время Мухаммед Гирай был смещен.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET