Мамай — из рода Кият

19.10.200910:54

Храбрый полководец, способный администратор, искусный политик, талантливый дипломат – все это смело можно сказать о темнике Золотой орды Мамае. По сути, он владел большей частью золотоордынской территории, на которой проживали потомки половцев, алан, ясов, касогов, крымцев. Его верными союзниками были литовцы и генуэзцы. Не секрет, что Мамай был прозападником, однако это ему не мешало принимать большое участие в выборе очередного хана из рода Чингизидов, и по своему усмотрению править через номинальных правителей государством.

Сам он никогда не предпринимал попыток занять престол, уважая исключительную прерогативу потомков великого кагана Чингиз-хана. Но, несмотря на это, с великим каганом его все же связывали общие корни, а именно, древний род Кият.

Женщина — глава рода 

К сожалению, год, место и время рождения великого монгола до сих пор остаются спорными и размытыми. К примеру, судя по сохранившимся данным, родина Мамая была где-то между берегом Черного моря Крыма и Днепром. Отсюда началось его восхождение по ступенькам военной лестницы, сюда же он бежал после поражения в 1380 году. Где-то в Причерноморье или в самой Кафе нашел он свое последнее пристанище, а позже был убит, оставив в памяти народной в южных землях топонимические названия — река Мамайка, поселение Мамайка (под современной Евпаторией, ныне окраина города), Мамаев курган и многочисленные тюркские фамилии. А вот год рождения так и остается неизвестным. Можно только предположить, что возможно он родился между 30-ми и 40-ми годами XIV столетия. Первые упоминания в летописях об этом человеке относятся к 1361 году, когда по просьбе московских бояр и митрополита Алексия он помог юному московскому князю Дмитрию, (в будущем Донскому) занять владимирский престол. Тогда Дмитрию было всего одиннадцать лет. Следовательно, Мамай был гораздо старше князя, уже имел влияние в Орде и располагал военной мощью.

Еще есть любопытные сведения о его вероисповедании. Безусловно, он был правоверным мусульманином, однако если верить ряду исследователей, то по своим религиозно-общественным взглядам Мамай принадлежал к ордену «исмаилитов», одной из сект шиитского течения ислама.

И если источники с сомнением говорят о месте его рождения и совершенно ничего не говорят, о дате его появления на свет и первых годах жизни, то все как один утверждают — Мамай происходил из знатного монгольского рода Кият. Старинный род был славен многими достойными сынами и потомками. Сам Чингиз-хан был из рода Кият-Борджигин. Возможно, узами родства Чингиз-хан и его потомки с Мамаем не были связаны, но происхождение вели от одной прародительницы — почтенной дамы, имя которой Алан-Гоа.

В переводе с монгольского Алан-Гоя означает пятнистая лань. Об этой женщине сегодня уже мало что известно. Предполагают, что жила она на рубеже X-XI веков, была женой некого Добун-Мергэна, от которого у нее было два сына, а овдовев, произвела на свет еще троих сыновей и вошла в историю как прародительница монгольского этноса.

Объясняя их появление на свет, Алан-Гоа утверждала, что родила их от светлорусого юноши, который приходил к ней в полночь через дымовое отверстие юрты и уходил с рассветом, словно «желтый пес». Зачатие якобы происходило от света, исходившего от него и проникало в чрево вдовы. По ее утверждению, таинственный посетитель был сам бог Тенгри. Конечно, поверить женщине, утверждающей подобное явление, трудно, да и сами монголы X века относились к рассказу Алан-Гоа скептически. Но видимо, она пользовалась большим влиянием и смогла убедить, раз приняли ее рассказ на веру, и свято считали этих трех сыновей «отмеченными печатью небесного происхождения».
Род Чингиз-хана, так же как и род Мамая, происходил от младшего сына Алан-Гоа — Бодончара (Бочкин-Чалчи). Правда , есть некоторые предположения, что истинным отцом Бодончара был Ма-алих Баяудец, тюрк, единственный мужчина, кроме сыновей Алан-Гоа, жившие в ее доме. По данным анонимной рукописи «Алтан Тобчи», сын Алан-Гоа, Бодончар, родился в 970 году. Он отличался рыжими волосами и светлыми глазами, передав эти характерные черты своим потомкам. К Бодончару возводили свою генеалогию многие монгольские роды, такие как Дуглат, Барулас, Урут, Мангут, Тайджиут, Чонос, Кият и другие. При внуках Бодончара начался процесс формообразования этноса. Монгольских родов становилось больше, росла и их численность. Появилось деление на новые родовые группы, стали выделяться имена вождей. Одним из таких стал Хайду, правнук Бодончара. Со временем вожди стали именоваться каганами (ханами). Первым верховным владыкой – ханом стал основатель рода Кият Хабул (ок. 1100 — 1148),– представитель восьмого поколения потомком Алан-Гоа и бога Тенгри. Он царствовал в 30-40 годы XII века. С ним закончился процесс формирования монгольского этногенеза, и началась монгольская история. У Хабула было семеро сыновей, давших миру Чингиз-хана, чей отец внук Хабула Есугей-багатур стал основателем рода Кият-Борджигин, и Мамая, род которого вел свою родословную от старших сыновей Хабула.
Эмир Причерноморья

С веками родство между Чингизидами и Киятами значительно отдалилось, однако эмиры из рода Кият по-прежнему оставались привилегированными и уважаемыми в Орде. Они брали в жены дочерей из ханской династии, стояли во главе мощной армии и управляли отдаленными улусами золотоордынской империи.

Исключением не стал и эмир Мамай Кият. Он женился на дочери Мухаммеда Бердибека, двенадцатого хана Золотой Орды (1357—1359), приданное которой принесло ему наместничество Крыма и всего Северного Причерноморья. Мамай проявил себя как хороший администратор и отличный стратег, за это спустя несколько лет, хан назначает его на высокую должность беклярбека – одну из двух главных должностей в администрации Золотой Орды, в чьи функции входило руководство армией, управление внешними делами и верховным судом. Эмир Мамай очень быстро завоевал симпатии среди местного населения Крыма и Причерноморья, сошелся с ближайшими соседями литовцами и генуэзцами. Благодаря своему таланту дипломата, он добился того, что крымский улус-юрт становился организованным государством, опиравшимся на местных аборигенов. Сама ставка Мамая находилась в городе Орда в низовьях Днепра (на территории современного Каховского водохранилища).
В 1359 году хана Бердибека убил чингизид Кульпа, который и занял ордынский престол. Мамай, в чьем подчинении была армия, воспользовавшись ситуацией, объявил ему войну. С этого момента, власть Мамая еще больше усилилась, теперь, сместив Кульпу, он сам стал выбирать кандидатов на место кагана, и в августе 1361 года он провозгласил ханом своего первого ставленника Абдуллу. Естественно, что другие претенденты-чингизиды, остались недовольны выбором всесильного эмира и отказались признавать власть нового хана. В Орде началась «Великая замятня». На протяжении одиннадцати лет Мамаю пришлось с переменным успехом воевать с девятью ханами Золотой Орды. И только к 1366 году ему удалось поставить под свой контроль западную часть Орды (от Крыма до правого берега Волги).

Эмир Мамай Кият потерпел поражение в столкновении на Куликовом поле с вассалом, или как принято называть, союзником хана Тохтамыша Дмитрием Донским, которому сам же выдавал ярлык на княжение. Так уж сложилось, что Дмитрий выступил на стороне Тохтамыша признав очередного чингизида ханом Большой Орды (см. статью «Фиаско Мамая и Триумф Тохтамыша», Авдет 2008 г. № …). Он ушел в Крым, но надежду на реванш не терял, пока случайность не изменила все его планы. В 1380 году, возвращаясь в родные степи после сражения, Мамай неожиданно встретился на берегах реки Калки со своим давним врагом — Тохтамышем. Для последнего эта встреча так же была неожиданностью. Бой был неизбежен. И в то время, когда и Мамай, и Тохтамыш собирались давать своим воинам команду к бою, случилось неожиданное. Воины Мамая сошли с коней и принесли присягу законному хану чингизиду Тохтамышу. Они не схватили и не выдали своего вождя, что было бы предательством, они позволили ему уехать в Крым.

Сын Мамая Мансур, чингизид по материнской линии, ушел в Литву, был там принят и жил на южной окраине, не теряя связи со Степью и со своими родственниками. По преданию, под деревней Глина Мансур спас от смерти великого князя Литовского Витовта, за что получил титул князя Глинского. От него пошла династия князей Глинских, сыгравших одну из важных ролей в истории Московского княжества, от него же ведут свой род крымские мурзы Мансуры и многие другие.
Что касается самого всесильного эмира, то по некоторым данным, его убили союзники – генуэзцы, недовольные исходом битвы.

Похоронен Мамай Кият в Шейх-Мамае (ныне село Айвазовское, Кировского района Крыма), близ Кафы. Его могилу, точнее курган, нашел художник И. Айвазовский, занимавшийся археологией в южном Крыму.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET