Коронное блюдо Энвера Измайлова

31.07.201010:29

«Чтобы избежать критики, ничего не делай, ничего не говори, будь никем», — писал Элберт Грин Хаббард. Так вот герой сей статьи никогда не избегает коварную даму с критическим взглядом. И в результате стал тем, кем он есть: человек, которому подвластна магия музыки, творчество которого известно далеко-далеко за горизонтом — «двурукий» гитарист-виртуоз Энвер Измайлов.
За его плечами 15 альбомов. Сотни выступлений в таких уголках мира, как Нью-Йорк, Новый Орлеан, Даллас, Бразилия, во всех странах Европы. Здесь во время его выступлений ощутили глубину наших национальных корней, словно ступили по крымским святыням, окунулись в завораживающее музыкальное течение Черного моря, прислушались к шелесту трав бескрайних крымских степей…

— Энвер бей, поделитесь самым родным: расскажите о своей семье.
— У меня две дочери, три внука (два пацана и младшая девчушка), теща и, конечно же, любимая жена.

— С которой Вы познакомились…

— В городе Фергана, мы были практически соседями. С Мевиде меня познакомил ее отец. Был какой-то праздник, я встретил его на улице, во время нашей беседы выяснилось, что у него есть дочь. Он познакомил меня с очаровательной девушкой. Кажется, она просто не могла не понравиться. Вот так я нашел свою половину.

— Помните, как впервые взяли в руки гитару?
— Мне было где-то 14-15 лет. К нам в гости пришел мой эмджешка Нури. Пришел не один, с гитарой. Я взял в руки инструмент и начал бренчать. Начал и с тех пор не могу остановиться.

— Дайте характеристику нашей музыкальной жизни с высоты своего профессионализма. Наблюдается ли ее развитие?
— Развитие есть — однозначно. У нас есть пласт — качественная музыка, которую сделали Юсуф Сулейманов из ансамбля Крым, Энвер Шерфединов, Айдер Иззетдинов, Фикрет Салятдинов, Эскендер Кадыров, Эскендер Бахшиш, Рустем Джалилов (более известный как Эскадрон), Сабрие Эреджепова, Февзи Билялов, Урие Керменчикли. Это, так сказать, наши торпеды. Достойный взнос в развитие нашего крымскотатарского фольклора сделала Зарема Алмазова.

А еще фольклор выжил благодаря свадьбам! Молодежь сегодня дышит стилем современной мировой музыки. Вот только трансплантация нашего современного фольклора удается не всем. Многое жутко искажается. Несмотря ни на что, слегка, медленно, методом проб и ошибок, среди крымскотатарской молодежи стало чувствоваться движение. Движение, которое дает развитие.

— Кстати, о свадьбах…
— О! Это отдельная тема. Свадьбы наши превратились во что-то совершенно мне непонятное. По-моему это называется — полный бардак. Нет никакого эстетического образа. Деградация. Еще немного, и у нас на свадьбах вместо свадебных музыкантов будет сидеть один человек за компьютером, и все будут довольны. «Очереди за хлебом», образующиеся возле музыкантов, вызывают во мне возмущение.

— Вы бывали в разных странах мира, вращались во всевозможных обществах, сталкивались с различными культурами и менталитетами. Если оценивать в сравнении, на каком этапе развития сегодня находится крымскотатарская культура?
— У нас есть одна большая проблема — отсутствие государственной помощи. Естественно, это характерно для многих стран мира, но в нашей стране, скажем так, это ярко выражено. Политика государства играет немалую роль в развитии его культуры. Если же в Украине будут продолжаться перетряски, благодаря которым нас вот уже три года словно колотят, то мне кажется, дальше будет только хуже. Пусть это прозвучит банально, но многое в наших руках. И сегодня многие наши таланты самостоятельно развиваются, возрождая при этом крымскотатарскую культуру.

— Раз уж мы задели тему политики, как считаете, есть ли в Украине демократия?
— Думаю, что есть. Вообще термин «демократия» можно толковать по-разному, поэтому она у нас относительная.

— В сентябре пройдут внеочередные выборы в парламент Украины. Как Вы относитесь к предстоящему испытанию?
— С тревогой.

— Будете участвовать в выборах? Поделитесь с «Авдетом» своими политическими симпатиями.
— Конечно, на выборы я пойду. У меня есть симпатии к людям в независимости от их партийной принадлежности.

— Как Вы относитесь к партии «Наша Украина»?
— Хочется голосовать за партию, которая поднимет мой народ, да и в целом Украину из этой зыбучей трясины, в которую нас уже слишком глубоко засосало.

— Наш народ должен консолидироваться на какой-то одной позиции?
— В нашей беседе было произнесено слово “демократия”. Это она и есть, когда у каждого человека есть право выбора. Независимое право.

— Многие украинские музыканты уже определились и активно поддерживают своих избранников в предвыборной агитации.
— Знаете, есть такая поговорка: «Когда деньги поют, музыка молчит». Деньги решают многое. Думаю, комментировать нет необходимости.

— А если исключить фактор «продажности»? Подойти к этому вопросу с патриотичными взглядами?
— В этом вопросе я пессимист. Просто так заведено в политике: каждый преследует свои интересы.

— Есть ли у нас национальная идея?
— Есть — единство. И мне хотелось бы, чтобы мы жили в мире со всеми. Для меня очень важно, чтобы мы не поддавались ни на какие провокации. Отец мой говорил, что недруга нужно убивать хлебом. Это очень мудро. Для достижения нашей государственности нужна высокая культура и мудрость.

— Еще не так давно 3-4 ребенка в семье было нормой. Сегодня же завести второго малыша многие пары не могут себе позволить. Прокомментируйте.
— Причины тому печальные и довольно банальные. Социальные условия, безработица, извечные жилищные проблемы. Отсюда и вопрос, сколько детей могут позволить себе супруги, если они живут в однокомнатной квартире? А если еще они ее снимают…

— Запоминающийся случай из жизни.
— На юбилее Исмаила Гаспринского, после моего выступления один наш аксакал подошел ко мне, крепко пожал руку со словами: «Балам, санъа тойларда чалмакъ керек!!!» Феноменально, играть на свадьбе у нас сродно профессионализму высшей степени!

Была одна история. Лет 5-6 назад мы с Лилей Буджуровой сидели рядом на одном из вечеров. Она тогда только из Испании прилетела, где я, между прочим, никогда не бывал. Там ее спросили, какую страну и народ представляет их делегация. На краткий ответ: «Крым и крымских татар, я услышала восклицание «О, Энвер Измайлов!» Было безумно приятно.

— Когда ощутили на себе слово «успех»?
— Наверное, впервые в 1986 году. Наш ансамбль назывался «Сато» (это такой узбекский народный инструмент), мы записывали свой первый альбом. Назвали его «Эфсане» (легенда). Для меня это был уже успех.

— В дуэте с кем нашли понимание с первых 3-х нот?
— За свою карьеру я успел сыграть со многими известными личностями: это болгарские, немецкие, турецкие, английские и американские музыканты. Мне посчастливилось всегда иметь дело с профессионалами своего дела. Мы общались на языке музыки.

— Сколько гитар держали эти руки?
— Не считал, что-то около 25-ти.

— У музыкантов есть свой жаргон? Поделитесь парочкой музыкальных фраз-жаргонизмов.
— Нужно подумать, ну например: «Учаллар башаллаикъ?», что означает «сыграем, ребята?» (смеется) или вот слово «качумай» — молчи, хватит.

— Энвер бей, как относитесь к анекдотам?
— Положительно.

— После такого ответа непременно нужно рассказать один.
Встречаются два музыканта.
— Как дела?
— Ничего, вот альбом записал новый … год назад.
— Да, знаю, слышал, видел. И даже купил!
— Так это был ты???!!!

— Признайтесь, готовить умеете?
— Немножко умею. Особенно хорошо у меня получается дымлама.

— Как к этому относится Мевиде ханым?
— О! Я думаю, для нее это праздник, когда «творю» на кухне.

— По стопам отца пошла и дочь. Только Ление Измайлова известна нам как певица. Вы вместе разрабатываете ее музыкальные проекты?
— Безусловно, я помогаю дочери, но где-то и Ление подбрасывает мне идеи. Я ей всегда говорю: чтобы выглядеть хорошо на всякой арене, нужно стараться знать музыкальную культуру любого народа. Это очень важно!

В «проигрышах» между вопросами Энвер играл. Играл так, что хотелось прекратить интервью и просто слушать завораживающую игру рук и струн. Идеальный тандем — пальцы и струны. Идеальная игра. Долой все вопросы. Просто послушайте.

АЙ-мелев-ШЕ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET