35 лет Омскому процессу / Видные советские диссиденты о процессе

02.05.201114:02

29 апреля 2011 года в Крымскотатарском музыкально-драматическом театре состоялось Собрание ветеранов Крымскотатарского национального движения и представителей общественности.

Мероприятие было посвящено истории Национального движения, борьбе крымскотатарского народа за восстановление своих прав, попранных в результате преступной депортации 1944 года, возвращению на историческую Родину – в Крым и восстановлению своей государственности.

В истории Движения было немало трагических и доблестных страниц, среди которых и широкомасштабные репрессии коммунистического режима против сотен и тысяч активистов. Одним из самых известных и героических событий Движения был прошедший 35 лет назад Омский процесс над Мустафой Джемилевым.

В связи с этим в адрес организаторов этого мероприятия поступили приветственные телеграммы от видных участников советского диссидентства: Владимира Буковского, Павла Литвинова, Андрея Григоренко и других.

Мероприятие проводилось в рамках решения Курултая вести сбор и изучение материалов о депортации и фактов дискриминационной политики советского государства по отношению к крымским татарам, родившимся в местах депортации.

Видные советские диссиденты приветствовали 35-летие Омского процесса

 

35 лет назад вряд ли кто-то из нас рассчитывал дожить до того дня, когда Крымские татары будут чествовать своих законно избранных лидеров в Крыму. И еще менее вероятным казалось, что Мустафа Джемилев доживет до такого времени. Ведь из всех наших друзей он воевал с властями наиболее безоглядно и бескомпромиссно, как если бы каждый день его жизни был последним. Он голодал, чтобы не голодали другие, и шел в тюрьму, чтобы добиться свободы будущим поколениям. Мало есть примеров столь беззаветного служения своему народу в нашей истории. И еще меньше примеров успешного завершения такой борьбы. Я счастлив, что дожил до этого дня, когда мы можем с полным основанием сказать: у крымскотатарского народа есть свой Вацлав Гавел.

Владимир Буковский, Кембридж

Дорогой Мустафа!

Я никогда не забуду первую встречу летом 1967 года в подмосковной квартире твоих друзей. Там присутствовали еще мои незабываемые старшие друзья Сергей Петрович Писарев, Алексей Евграфович Костерин и, конечно, Петр Григорьевич Григоренко. Эти три имени надо помнить как имена людей своими жизнями осуществивших связь Крымских Татар с российскими и украинскими диссидентами и, в конечном счете, со всем миром.

 

Ты тогда уже начал свой путь лагерей и тюрем, но ты выглядел молодо, казался человеком легким, здоровым и веселым. Прибавлю, таким и остался!

Годы спустя, после многих лет в Сибири и эмиграции в США, после долгих попыток поднять на западе интерес к судьбе крымских татар, мне удалось создать комитет в защиту Мустафы Джемилёва.

Мы собрались в большой аудитории Нью-Йоркского Университета. Зал был полон, выступлений было много, но люди долго не расходились. Я уже не помню деталей моей вступительной речи, где я рассказал о преступном изгнании крымскотатарского народа и о его страданиях.

Вот отрывок из моей вступительной речи.

“Мустафе Джемилеву еще не исполнилось одного года, когда он был вместе со своим народом объявлен изменником родины и фашистским коллаборантом и выслан в Среднюю Азии. С молодых лет он начал мирную борьбу за возвращение своего народа на Родину и возвращение Родины своему народу. Мустафа Джемилев никогда не призывал к насилию, был сторонником мирного законного сопротивления беззаконным действиям советских властей. Он – представитель мирного мусульманского народа-изгнанника, о котором должна узнать ООН и выступить в его защиту. Но пока этого не случилось, Мустафа Джемилев продолжает свою голодовку, а наш долг – помочь, его делу и спасти его жизнь!”

Престижный американский журнал опубликовал наше обращение, на него было много откликов, и комитет в защиту Джемилева привлек внимание общественности к судьбе крымских татар.

Павел Литвинов, ГерриГауи

Для кого-то исторические юбилеи – это только вехи времени. Однако для нас, тех кто, по выражению Ахматовой «был с моим народом, где мой народ к несчастью был», эти события отнюдь не абстракция.

Каждый арест кого-то из друзей отзывался в наших сердцах щемящей болью. Временно отступало все кроме желания как-то помочь арестованному другу. Тогда, 35 лет назад, Мустафа держал голодовку протеста в течение шести месяцев, невзирая на потерю сознания и сердечные перебои. И я, и многие друзья Мустафы серьезно опасались, что он уже никогда не выйдет из тюрьмы, о чем я и писал в то время. Но он выжил и победил своих тюремщиков, и, казалось бы, невозможное случилось: рухнул СССР, а крымскотатарский народ вернулся в Крым.Я знаю, что предстоит еще много добиться. Знаю также, что никто не преподнесет крымскотатарскому народу свободу и процветание. Но я также знаю, что народ имеющий сыновей и дочерей подобных Мустафе Джемилеву, достоин лучшего будущего.

Андрей Григоренко, Нью-Йорк

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET