Гульнара НЕГЛЯДЕНКО

25.07.201112:42

Художник, мастер золотого шитья

С тех пор, как я взяла в руки карандаш, я его не выпускала. Нянечка в садике называла меня не иначе как Гулька-художница. Я хотела заниматься только живописью. Дома постоянно мучила старших брата и сестру, они затачивали мне карандаши.

Одно время я ненавидела 1 мая и 7 ноября. Как художнику-оформителю, мне приходилось писать всякие лозунги, агитационные плакаты, оформлять серые советские кабинеты. Работа была скорее механической и совсем не творческой.

Терпение и любовь к труду мне привили родители. Мама работала на фабрике, отец был газоэлектросварщиком на заводе. Жизнь у них была очень тяжелая, во время депортации родители обоих умерли, и они остались беспризорниками. Для меня мои папа и мама всегда были живым примером того, как надо жить и трудиться.

Если ты занимаешься декоративно-прикладным искусством, это не значит, что ты будешь делать только подушечки для дома. Конечно, не без этого, но ты должен исходить из классического искусства, подходить к своей работе грамотно, не делать ширпотреб.

Я не всегда вышивала крымскотатарский орнамент. Просто потому, что не умела. Но очень хотела вышивать грамотно, согласно традициям, поэтому для меня семинары по изучению орнамента оказались бесценными. Я очень благодарна Мамуту Чурлу и таким творческим людям, как Эльвира Османова и Зулейха Бекирова. Глядя на них, я вдохновляюсь. Зарема Трасинова, Эмине Халилова – это женщины, у которых я учусь мудрости и красоте.

Цвет несет в себе смысл. Белый цвет у крымских татар означает траур. Розовый носили девушки, которых засватали. Это был такой скрытый маячок другим ребятам, и они уже к этой девушке не подходили. А вот молодые незамужние девушки носили желтые или зеленые платья.

У меня есть мечта: сделать или купить кукол и нарядить их в нашу старинную одежду. Очень хочется сделать костюмы, характерные для каждой крымской деревни, восстановить каждую их деталь. Если это двухсторонняя вышивка на марама, то сделать ее именно такой, если односторонняя на бархате – значит, сделать фактуру с заполнением, с блестящей канителью, паетками… То есть хочется сделать то, что когда-то делали наши прабабушки и прадедушки (а они тоже вышивали!).

У меня есть две незаменимые помощницы, которые очень помогают мне вышивать – это две мои дочери. Без них не было бы очень многих интересных вещей.

Мой отец всегда говорил, что надо быть благодарным людям. Не забывать о добре, которое дарят тебе окружающие.

Если работа идет, и мне никто не мешает, я могу восемь
часов просидеть, пока не закончу рисунок. Отвлекаюсь только на чашечку кофе, без которого просто не могу жить.

Без хорошего настроения не вышивается. Может быть, поэтому в ручной вышивке так много положительной энергии.

Конечно же, статичность в работе дает о себе знать. Порой очень сложно распрямить спину и плечи, но больше всего страдает зрение, особенно от бликов золотой нити.

Молодежь тянется к национальному искусству. Многие прибиваются к «Крымскому стилю». Видят в нем потенциал и большую палитру для работы. Для них мы проводим обучающие курсы, на которых можно научиться изготавливать кисеты, мешочки для мобильных, шкатулки, да все что угодно!.. Чтобы эти люди могли делать сувениры и подарки грамотно, зная наш орнамент, изучив ремесло.

Муж очень понимает и поддерживает меня. Он настоящий друг. А еще мне очень повезло с зятьями !Люблю баловать их вкусненьким.

Меня вдохновляют музыка, просто хорошее настроение и, конечно же, приезд детей домой.

У меня есть и своя техника вышивания. Меня даже отметили дипломом как новатора традиционной вышивки. Золотое шитье не постираешь, а мне очень хотелось, чтобы оно было более практичным. Так и появился мой золотой шов, к которому не надо прикладывать картон и можно постирать.

Современные дети – очень умные. Очень многое, конечно, зависит от родителей. Они должны огромное количество своего времени посвящать детям, а уже потом карьера, бизнес и все остальное. Именно в детстве формируются самые главные качества человека – любовь к людям, к окружающему миру, уважение, стремление к знаниям, к своим традициям.

Меня спросили, что для меня самое важное в семейной жизни. Ответ однозначный – любовь. Для меня любовь к близким, друзьям, соседям, коллегам – это самое
важное. Я умею любить и люблю.

Самое страшное для меня – это разочароваться в ком-то.

Я не люблю большого скопления людей. Если хожу на свадьбы, то только к близким друзьям и родственникам. Люблю уединение.

Я откровенная женщина и мне порой это очень мешает.

В детстве я была бандиткой. Бывало, что от меня мальчишки плакали. На нашей улице жили одни ребята, и мне приходилось с ними дружить. Может быть, поэтому я хорошо понимаю мужчин и их психологию.

Было время, когда я пришивала пуговицы к рубашкам, делала петли. Сегодня мой хлеб – это шкатулки, сумочки, чехлы для Корана.

Если человек чего-то не добивается в искусстве, он очень мучается. Муки творчества – это самые страшные муки.

Я с детства не чувствую запахов. Может быть, поэтому у меня обостренное чувство света, очень ярко чувствую вкус еды.

Я очень люблю ветер. Детство – это ветер. Мы жили в Коканде, там всегда были сильные ветра, и старики частенько поговаривали, что наш город когда-нибудь просто унесет. Я была младшей дочкой в семье, и в магазин всегда отправляли меня. Я бежала с авоськой и, если в спину дул ветер, казалось, что душа наполняется воздухом, и я вот-вот взлечу.

Я часто летаю во сне.

Мы с супругом уже тридцать лет в счастливом браке. Секрет в том, что в любых отношениях нужно уметь смолчать, никогда не пороть горячку. Молчание – это своего рода мудрость. Даже убеждать нужно ласково, не в резкой форме. И ни в коем случае никогда не унижать мужчину. Тогда брак будет крепким и долгим.

Подготовила АЙ-мелевШЕ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET