Крым в творчестве Виктора Некипелова

03.10.201118:45

Мы продолжаем публикацию статей доктора филологических наук, профессора Адиле Эмировой, посвященных поэтам, которые в своих произведениях затрагивали тему трагической судьбы крымскотатарского народа. Статьи были опубликованы в разные годы в периодических и научных изданиях. За истекшие годы вошло в жизнь новое поколение крымских татар, которым, по мнению редакции «Авдета», тоже будет интересно узнать об этих авторах и ознакомиться с их произведениями. Тексты печатаются с купюрами.

Крым в творчестве Виктора Некипелова

Виктор Некипелов. Это имя мало кому знакомо в Крыму. А между тем его творчество, прежде всего крымский цикл его стихов, имеет самое непосредственное отношение к общекрымской духовной культуре.

Родился В. Некипелов в 1928 г. в Харбине. Скончался во Франции 1-го июля 1989 года. Между этими двумя датами – многотрудная, полная страданий жизнь диссидента, отбывшего два срока в лагерях и тюрьмах ГУЛАГа за литературную и правозащитную деятельность.

В Крыму он бывал неоднократно. Здесь родилась и выросла его жена – Комарова Нина Михайловна. С 1965 по 1972 годы отпускное время они проводили в пос.Восход, где жили мать и брат Н.Комаровой. Ликующая крымская природа, с одной стороны, и черная акция депортации, которая свершилась в лоне этого великолепия и продолжала активно иррадиировать в 60-70-х годах, не могли не задеть ранимого сердца поэта. Поэзия – всегда там, где боль.

Особое место в крымском цикле Виктора Некипелова занимают стихотворения «Гурзуф» и «Баллада об отчем доме». Трагическая тема в них звучит набатно. И отражает она не личную трагедию поэта, а трагедию целого народа – крымских татар. Наряду с известными стихами Бориса Чичибабина, эти произведения Виктора Некипелова – самое сильное поэтическое свидетельство в защиту униженного и оскорбленного народа, обреченного тоталитарным режимом на физическую и духовную аннигиляцию. Два сборника стихов В.Некипелова, в которых напечатаны названные выше стихотворения, были изданы за границей уже после кончины поэта. В мои руки они попали в прошлом году: один был прислан известным правозащитником Генрихом Алтуняном, который отбывал срок в одном лагере с В. Некипеловым, другой – женой поэта из Франции. Эти книги пока недоступны широкому читателю, и потому тексты этих стихов приводятся ниже полностью.

Гурзуф

Гурзуфа улочки кривые…

Опять в нездешнее влюблен,

Я их читаю, ветровые,

Как письмена иных времен.

От минарета к минарету,

От чайханы до чайханы, –

Я вновь блуждаю до рассвета

В молочном зареве луны.

И сердце верит неустанно,

Что через несколько шагов

Вдруг различу в тени платана

Бараньи шапки стариков…

Услышу скрип тяжелой двери

И различу издалека

Лукавый взор татарской пери

Из-под душистого платка.

А через звездную протоку,

Как в запрокинутый кувшин,

О чем-то тайном крикнет Богу

С полночной башни муэдзин…

Но – словно масляной водою,

Ночь наполняет до краев

Велеречивой немотою

Пустые амфоры домой.

Каким-то странным, медным светом

И тихой болью залит мир…

Как будто я с чужим поэтом

Брожу среди его могил.

Он не корит, не попрекает,

Но – не забыть, не превозмочь, –

В усталой памяти всплывает

Та обездоленная ночь,

Когда трусливо и послушно

Орда опричная, как скот,

Вдруг растолкала по теплушкам

Его талантливый народ.

И бедняков, и бонз высоких,

И виноделов, и купцов,

И седовласых, и безногих,

И звездочетов, и слепцов…

И – в темноту, на прозябанье,

По дальним выселкам, в снега…

Мое преступное молчанье

Простишь ли мне, Гурзуф-Ага?

Теснятся мысли вереницей

Измятых чувств, бессильных слов…

Гурзуф молчит. Гурзуфу снится

День Возвращенья Мастеров!

Рассветный бриз листву колышет,

И в тишине, над головой,

На глинобитной плоской крыше –

Свистит татарский домовой…

Баллада об отчем доме

Я – крымский татарин. Я сын этих солнечных гор,

К которым сегодня прокрался украдкой, как вор.

Брюзгливый чиновник, потупивши рыбьи глаза,

Мне выдал прописку… на двадцать четыре часа.

Поклон Аю-Дагу и сизой, туманной Яйле!

Как долго я не был на горестной отчей земле!

Вот дом глинобитный, в котором родился и жил.

Ах, как он разросся, посаженный дедом инжир!

А наш виноградник и крошечный каменный сад,

Как прежде, наполнены праздничным звоном цикад.

Тверды и упруги, темны от дождей и росы,

Как дедовы руки – бугристые мышцы лозы.

Мускат дозревает! Да мне урожай не снимать.

Крадусь по задворкам отцовского дома, как тать.

Вот белый колодезь и тоненький, певчий родник…

В саду копошится какой-то лихой отставник.

Он погреб копает (а может быть, новый сортир?).

Ах, что он наделал – он камень в углу своротил!

Плиту вековую под старой щелястой айвой,

Где все мои предки лежат – на восток головой!

Он думает – козьи, и давит их заступом в прах, –

Священные кости… Прости нечестивца, Аллах!

Как долго и трудно мы смотрим друг другу в глаза.

Он кличет кого-то, спуская гривастого пса.

Не надо, полковник! Я фруктов твоих не возьму.

Хозяйствуй покуда в моем глинобитном дому.

Я завтра уеду обратно в далекий Чимкент.

Я только смотритель, хранитель отцовских легенд.

Непрошеный призрак, случайная тень на стене,

Хоть горестный пепел стучится и тлеет во мне.

Я – совесть, и смута, и чей-то дремучий позор.

Я – крымский татарин, я сын этих солнечных гор…

Эти стихи были опубликованы в №34 газеты «Къырым» от 26 августа 1995 года. В редакционном предисловии было сказано, что они приписываются двум авторам – Виктору Некипелову и Ленуру Ибраимову. В первом своем отклике на эту публикацию я сразу же заявила, что эти стихи написаны не татарином. В стихотворении «Гурзуф» сторонний (со стороны) взгляд не только чувствуется – он открыто декларируется в тексте:

Как будто я с чужим поэтом

Брожу среди его могил.

Он не корит, не попрекает…

Орда опричная, – как скот,

Вдруг растолкала по теплушкам

Его талантливый народ…

Сомнения относительно авторства могут возникнуть лишь по поводу «Баллады об отчем доме»: ведь лирический герой заявляет: Я – крымский татарин, я сын этих солнечных гор. Кроме того, внимательный взгляд позволяет обнаружить в тексте «инородные» – не татарские – вкрапления, которые связаны и с реалиями самой жизни, и с фактами языка. Например: татары никогда не хоронили умерших в своем саду или дворе (см. строки 19-21).

Далее я предложила редакции свои услуги – попытаться установить автора стихов на основе текстового анализа имеющегося у меня материала: двух названных стихотворений В.Некипелова (85 строк) и 14 стихотворений Л.Ибраимова (460 строк). Л.Ибраимов, в отличие от В.Некипелова, не был профессиональным поэтом. Стихи его были продиктованы болью сердца крымского татарина. Они никогда не печатались. Стихи В.Некипелова датированы 1968 годом, Л.Ибраимова – не датированы вообще, но в его текстах имеются данные, позволяющие определить время их написания – 1967-1968 годы. Это же подтверждают люди, встречавшиеся с ним в те годы. Как известно, тогда подобного рода стихи (в частности, и Б.Чичибабина) ходили по рукам, как правило, в анонимных списках. И это понятно: за написание таких стихов грозила тюрьма.

Сегодня я держу в руках новые аргументы, подтверждающие авторство В.Некипелова: это письма его жены Н.М.Комаровой и присланные ею черновики этих стихов с авторскими правками. Вот свидетельства Н.М.Комаровой: «Как-то никогда не приходила мысль, что однажды нужно будет доказывать Витино авторство» (Из письма от 9 октября 1996). «Была ли я свидетелем написания этих двух стихотворений? Да! И этих, и всех других, написанных с 1965 года. Да, я была постоянным свидетелем, и собеседником, и слушателем и иногда дерзала быть критиком и с чем-то не оглашаться – конечно, написанного на воле» (Из письма от 1 ноября 1996).

Текстовой анализ, проведенный мною, а также свидетельства вдовы поэта Н.Комаровой-Некипеловой не оставляют сомнений в том, что эти стихи написаны В.Некипеловым.

Конечно, мне, как крымской татарке, любящей свою родину, свой многострадальный народ, хотелось бы, чтобы такие прекрасные стихи были написаны крымским татарином. Но, как ученый, я привыкла верить только фактам. Тем более, что бездоказательные сомнения в авторстве В.Некипелова оборачиваются неблагодарностью к нему. А он любил Крым! Он сочувствовал крымским татарам! Он страдал за нас и вместе с нами! Такие стихи пишутся кровью сердца.

Адиле ЭМИРОВА

ЛИТЕРАТУРА

В. Некипелов. Стихи. Париж: La Presse Libre, 1991. – 223 с.

В. Некипелов. Стихи. Избранное. Бостон: Мемориал, 1992. – 107 с.

Н. Комарова. Книга любви и гнева. Париж, 1994. – 453 с.

А. Эмирова. Я – крымская татарка (Размышления по поводу публикации стихов В. Некипелова) // Газета «Къырым», № 33, 2 сентября 1995. – С. 1.

А. Эмирова. Результаты моих наблюдений // Газета «Къырым», № 9, 24 февраля 1996. – С.3.

В следующем номере читайте статью

об Ирине Шашковой.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET