Современное положение репрессированных народов СССР

14.05.201211:15

«Авдет» продолжает знакомить читателей с современным положением депортированных народов СССР, проживающих на территории Российской Федерации, и путями решения их проблем из первых уст. Ранее мы беседовали с председателем «Союза репрессированных народов России» Аркадием Горяевым. Сегодня представляем вниманию интервью с представителем Дагестанской региональной общественной организации «Общественный совет чеченцев» (Чеченцы Дагестана) Султаном Шавхаловым.

Почему современные чеченцы живут в Дагестане, а не в расположенной рядом Чеченской Республикой?

Аккинцы (самоназвание «аьккхий», позднее появилось «овхой» («авхой») от этнического имени «ауховцы») – крупная ветвь вайнахского (чечено-ингушского) этноса, сложившаяся в процессе долгого исторического развития. Аккинцы расселены ныне на территории северо-западной части Дагестана – (преимущественно, Хасавюртовский, Бабаюртовский, Новолакский и Казбековский районы и г. Хасавюрт). Численность аккинцев на территории Дагестана составляет около 150 тыс. чел. Говорят на аккинском диалекте чеченского языка. Вера – мусульмане-сунниты.

Предки современных аккинцев, населяющих северо-западную часть Дагестана, проживали здесь с глубокой древности. Греческие источники говорят об аккисах, аухарах в 5-1 веках до н.э. В 1921 году, по просьбе руководства Дагестана (Самурский, Казбеков) Хасавюртовский округ был отторгнут от Терской республики и передан малоземельному Дагестану без ведома самих ауховцев, которые узнали об этом спустя несколько лет.

Сообщение о присоединении Хасавюртовского округа к ДАССР всколыхнуло аккинское население: многие лидеры и рядовые жители решительно выступили против этого акта. В ответ начались преследования аккинцев. Репрессии в первую очередь направлялись против духовенства и бывших «командиров» и «партизан», а затем охватили широкий круг людей. Цену присоединения, которую пришлось заплатить аккинцам, наглядно показывает сравнение численности населения по переписям 1897 и 1926 гг. (даже при учете естественной убыли и гибели в годы гражданской войны): около 20 тысяч в 1897 г. и около 22 тысяч в 1926 г., т.е. за 30 лет прирост аккинского населения составил всего лишь 2 (две) тыс. человек. Перепись 1926 г., использованная впоследствии при новом районировании Дагестана (1929 г.), показала, что в Хасавюртовском округе на тот период проживало 22 тыс. аккинцев: в будущих Хасавюртовском, Баба-Юртовском, Караногайском и Шелковском районах.

Из них 17 тыс. (или 48,2%), что составляло большинство, проживало только в Хасавюртовском районе; более 3 тыс. чел. (или 19,5%) – в Баба-Юртовском районе, причем из 21 населенного пункта, в которых были учтены аккинцы, они проживали компактно в 18 мононациональных по составу пунктах. Из 96 населенных пунктов Хасавюртовского района аккинцы проживали в 65, причем чисто аккинских поселений было 55. В целом же по Хасавюртовскому округу аккинцы проживали в 92 населенных пунктах, из которых 79 состояли только из аккинцев.

Сколько чеченцев проживает сегодня в этих регионах?

На сегодня в Хасавюртовском районе 10 чеченских населенных пунктов и в 2 еще проживают по 40-50% с другими национальностями. В г. Хасавюрт 45 тыс. чеченского населения из 120 тыс. В восстанавливаемом Ауховском районе: в Новолакской части подлежат возврату – 9 и Казбековской – 2 населенных пункта, 2 населенных пункта, разрушенные и разграбленные после ссылки чеченцев, подлежат восстановлению.

Как решается вопрос восстановления указанных районов как национальной территории чеченцев?

Вопрос восстановления Ауховского района сегодня стоит наиболее остро, так как чеченцы Дагестана понимают, что другие народы республики имеют свои административные единицы и не одну, даже с меньшим своим численным составом, а чеченцы, потеряв свой единственный район в 1944 году, не могут его восстановить вот уже 68 лет.

Восстановление Ауховского района, его официальное начало и так называемое осуществление на протяжении более 20 лет настолько запутано, что даже при глубоком профессиональном его изучении добраться до истины весьма затруднительно. В принципе он стал кормушкой для определенного круга лиц и пока центр не одернет, наверное, не закончится в ближайшем будущем.

Расскажите о депортации чеченского и ингушского народов. Удалось ли депортированным после возвращения вернуть прежнее имущество?

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 марта 1944 г. N 116/102 «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории» все чеченцы и ингуши, проживавшие в ЧИАССР, а также в прилегающих к ней районах, – в Дагестане – это Ауховский район, г. Хасавюрт, Хасавюртовский и Бабаюртовский районы, были переселены в республики Средней Азии, а ЧИАССР как административная единица была ликвидирована. Всего из Дагестанской АССР было сослано 8386 семей или 37106 человек, в том числе из г. Хасавюрт и Хасавюртовского района – 5244 семей или 22205 человек, а из Ауховского района ДАССР – 3142 семьи чеченцев-аккинцев общей численностью 14901 человек. По Бабаюртовскому району – данных, к сожалению, не сохранилось.

После депортации чеченцев – аккинцев в их дома вселились люди других национальностей: аварцы, лакцы, даргинцы, лезгины и др.

На территорию бывшего Ауховского района ДАССР было переселено 1518 семей лакцев численностью 5831 человек из горных Кулинского и Лакского районов ДАССР. На территорию поселений Ярмаркино (ныне Новомехельта) были переселены аварцы из с. Мехельта Гумбетовского района в 1958-60 годах, когда чеченцы уже возвращались на Родину, в села Алтымирзаюрт (ныне Новочуртах) и Миниатаги (ныне Гамиях) были дополнительно переселены семьи из аварских сел Гумбетовского района в рамках переселения, якобы пострадавшие в результате землетрясения 1970 г.

Ауховский район был переименован в Новолакский. Три села – Акташ-Аух, Юрт-Аух и Бурсум – переданы в Казбековский район, в которые были переселены семьи из близлежащих аварских сел Иха, Зурам, Буртунай, Гуни и Дылым.

В г. Хасавюрт чеченские дома вернуть через суд удалось около 30 семьям. В Хасавюртовском районе села Бамматюрт, Османюрт, Симсир, Акбулатюрт были возвращены вернувшимся чеченцам.

Словом, дискриминация чеченцев-аккинцев началась со дня ссылки чеченцев 23 февраля 1944 года и продолжается фактически по сей день. В 1958 году она была еще больше закреплена законодательно: 16 июля Совет Министров Дагестанской АССР принял постановление N 254, по которому возвращающиеся ауховцы не имели права селиться в селах Новолакского и части Казбековского районов Дагестана, бывшего своего Ауховского. Был введен жесткий паспортный режим, согласно которому в указанных районах возвращающиеся чеченцы не подлежали прописке. Прокуратуре, МВД и Верховному Суду ДАССР предписывалось «принять меры к строгому соблюдению паспортного режима и охране общественного порядка в вышеуказанных местностях, привлекая нарушителей законов к государственной ответственности».

Однако власти не ограничились этим. Ссылаясь на то, что, якобы, дагестанское население, возвращающееся из Чечено-Ингушетии, которые там проживали до восстановления ЧИАССР и чеченцев, прибывающих в родные места из ссылки, невозможно обустроить, в Постановление № 254 был введен пункт 3, который гласил, что дальнейшее переселение чеченцев из Средней Азии будет проведено только в течение 1959-1960 годов. Здесь уместно отметить, что после упразднений ЧИАССР в населенные пункты этой республики были переселены из Дагестана аварцы, андийцы, даргинцы, лезгины и др. народности ДАССР. После Указа о восстановлении ЧИАССР, они начали возвращаться в Дагестан, но не в свои населенные пункты, а на низменность – в Хасавюртовский, Бабаюртовский, Кизлярский районы и г.г. Хасавюрт и Кизляр. Так, на территории Хасавюртовского района возникли десятки новых (аварских, даргинских, лезгинских) населенных пунктов и численность населения за период с 1958 по 1961 увеличилась почти вдвое.

Как проходил процесс возвращения и обустройства аккинцев в родные края? Какова роль государства в вопросе восстановления территориальных границ проживания аккинцев?

Руководство Дагестана всячески затягивало возвращение чеченцев в республику.

Действие законодательно закрепленных решений правительства Дагестана не замедлило сказаться на положении возвращающихся аккинцев. Те, кто все же осмеливался «пробраться» в свои села, подвергались всяческим преследованиям. Их не прописывали по 10-15 лет, не предоставляли работу, выселяли, арестовывали; их дома сносили, семьи терроризировали, детей не пускали в школы. Единственная привилегия, предоставленная местными властями вернувшимся аккинцам (и то из-за несговорчивости и непокорности последних), состояла в том, что им разрешалось хоронить умерших на своих родовых кладбищах. И хотя официальными органами Дагестана постановление № 254 было отменено еще в 1963 году, «паспортный режим» и «строжайшее соблюдение закона» продолжают осуществляться почти до настоящего времени. Лица, родившиеся в период с 1957 по 1963 г.г. в республиках Средней Азии, не могут получить справку о реабилитации даже через суд.

Со времени возвращения аккинцы начали ставить перед руководством Дагестана, РСФСР и СССР вопрос о восстановлении Ауховского района и своем переселении в его населенные пункты. На протяжении почти 30 лет преследовались властями представители аккинцев, отправлявшиеся в Махачкалу, Москву с петициями, обращениями и т.д.; почтовые отправления из республик (письма, заявления) перехватывали на почтамтах; делегации аккинцев задерживали в аэропортах и на вокзалах различных городов СССР, арестовывали в самой Москве и высылали обратно; активных участников движения увольняли с работы, исключали из партии, под различными предлогами и по сфальсифицированным обвинениям предавали суду. Даже в тех исключительных случаях, когда аккинским представителям все же удавалось передать какие-либо бумаги «наверх», последние отправлялись обратно в Дагестан, где с авторами проводилась «воспитательная работа».

В августе – сентябре 1991 года чаша терпения была переполнена. Поводом для протеста стало решение органов местного самоуправления с. Ленинаул Казбековского района о выделении земель восстанавливаемого Ауховского района под индивидуальное строительство в основном аварской части населения. Состоялся бессрочный митинг с участием десятка тысяч чеченцев-аккинцев в с. Ленинаул. Прибытие на место исполняющего обязанности Председателя Парламента РСФСР Р.И. Хасбулатова, Председателя Госсовета ДССР М.М. Магомедова и других высокопоставленных лиц, трехсторонние переговоры между чеченцами, лакцами и аварцами привели к соглашению, в котором обозначено: лакская часть населения Новолакского района переезжает на новое место жительства, специально отведенное Правительством республики (Новострой), а аварская часть населения (Ленинаул, Калининаул) – совместно проживают в восстановленном Ауховском районе, т.е. согласно договоренности аварская часть населения восстанавливаемого Ауховского района проживает совместно с чеченцами и другими народами в Аухоском районе.

Насколько Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» реализовал право чеченцев Дагестана на восстановление национально-территориального образования, а также на возмещение ущерба, причиненного государством, на примере восстановления Ауховского района?

В апреле 1991 года вышел Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», в июле 1991 г. состоялся 3 съезд Народных депутатов ДССР, на котором принято постановление.

Принимается ряд нормативно-правовых актов по выполнению законов «О практических мерах по выполнению решений съездов Народных депутатов Дагестанской ССР и реализации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов». Создаются оргкомитеты по восстановлению Ауховского района и переселению лакского населения Новолакского района на новое местожительства. Разрабатывается Программа переселения лакского населения Новолакского района в Новострой, создаются различные структуры, подрядные и прочие организации. Поначалу, как и заложено в Постановлении 3 съезда НД ДССР от 23 июля 1991 г., предусматривается восстановление Ауховского района в 1991-1992 годах, а переселение лакского населения Новолакского района на новое место жительства и возвращение чеченцев-аккинцев в места прежнего проживания в 1991-1996 г.г.

Вроде бы пора ликовать, – наконец, наступает пора справедливости. Но не тут-то было. Наш народ и не подозревал, что начинается самая трудная, завуалированная часть вроде бы цивилизованного завершения почти столетнего издевательства коммунистического режима над целыми народами. На смену тоталитарному режиму пришел дикий капитализм. В Дагестане стало модным приведение к власти либо спортсменов, либо лиц с темным прошлым, живущих по понятиям и думающих только о личной выгоде. Тем более в республике, где клановость и сегодня на уровне средневековья, расцвела коррупция, нажива, мздоимство и прочие пороки, дремавшие при социализме.

Началась «работа по выбиванию денежных средств из бюджета» под программу переселения лакского населения Новолакского района на новое местожительства. Первые потоки денежных средств начались в 1993 году. Сколько денег получено до девальвации рубля, наверное, никто не сосчитает. Однако, по официальным отчетам самого Правительства Республики Дагестан, на процесс строительства благоустроенных новых сел со всей инфраструктурой, школами, детскими садами, больницами, улицами, канализацией, водопроводом и т.д. потрачено уже более 6 млрд. рублей. И что самое интересное: построено для переселенцев-лакцев около 2000 новых домов, а реабилитируемым чеченцам возвращено чуть больше 200 старых домов или пустующих земельных участков – как видите 10%.

Особую печать на процесс реабилитации чеченцев в Дагестане наложила война в Чеченской Республике и послевоенный период, занявшие почти 10 лет. Хасавюртовский регион принимал беженцев из Чечни, – женщин, детей и стариков – более сотни тысяч человек. Говорить в такой ситуации о реабилитации чеченцы посчитали кощунством. А тем временем вторая сторона – участница процесса переселения и реабилитации – лакская, сделала все возможное, чтобы лишить правовой базы реабилитации чеченцев вообще. Так возникло Постановление Правительства РД №141, по которому все взрослые члены одной семьи смогли получить по отдельному жилому дому в противоречие Жилищному Кодексу и другим Законам Российской Федерации. Оно действовало с 1999 по 2007 г., пока чеченской стороной не был поднят шум… О существовании такого нормативно-правового акта они просто не знали. Затем отменяется Постановление №236, принятое в самом начале процесса реабилитации и хоть как-то защищавшие права чеченской стороны, следом выходит другое постановление №74, по которому чеченцы уже вообще должны выкупать свои дома, а лакцам государство строит новые, выплачивает вдобавок денежную компенсацию за оставляемое жилье (как будто новый дом гораздо дороже в стоимостном выражении не является уже компенсацией за оставляемое), единовременные денежные компенсации на каждого члена семьи, компенсации за многолетние насаждения, выплаты на перевоз имущества, бесплатное (за счет государства) оформление новых домов и т.д.

Вдобавок ко всему, в период с 1999 г. по 2003 год более 1000 семей из Новолакского района получили компенсации за разрушенное жилье в период военных действий – вторжение международных террористов на территорию Дагестана, в среднем по полтора миллиона рублей. Взамен разрушенного жилья ничего не построено, не возвращаются даже развалины. Органы местного самоуправления всячески сопротивляются восстановлению района.

Вот такая «реабилитация» чеченцев сегодня происходит в Дагестане. Вообще, на мой взгляд, реабилитировать репрессированный народ должен Центр, который его репрессировал, а не субъект Российской Федерации, который скорее не заинтересован решать эти проблемы.

В Крыму в различных СМИ открыто публикуются всякого рода материалы и выступления, направленные против восстановления прав крымскотатарского народа в Украине, что запрещено в отношении депортированных народов России Законом РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» (ст.4). Какова в России реальная ситуация в исполнении этого требования?

В Дагестане ситуация аналогична крымской. Только в феврале-апреле этого года вышло несколько публикаций, вводящих людей в заблуждение и зачастую носящие экстремистский характер. Несведущие, а чаще специально подготовленные люди затрагивают сложные процессы реабилитации граждан и целых народов, другие вынуждены реагировать и отвечать на них. Возникают передряги, накаляется обстановка, растет нервозность и т.д. Так, например, в газете «Новое дело» так называемый «эксперт по муниципальным проблемам» М. Абдурашидов пишет, что ауховским чеченцам в 1957 г. компенсировали потерю имущества, хотя эксперту надо бы знать, что существовало Постановление ВС ДАССР №254, которое вообще запрещало возвращение чеченцев из Средней Азии вплоть до 1963 года.

С публикациями, мягко говоря, направленными против восстановления прав чеченцев-аккинцев, мы встречаемся ежемесячно. Публикации – это еще ничего, в Дагестане выходят нормативно-правовые акты, ущемляющие права реабилитируемых вместо отмены таковых, как это сказано в законе.

Для Крыма очень актуальным является восстановление исторической топонимики. Какова ситуация с этим вопросом в России? В каком объеме он решился в процессе реабилитации для чеченского народа в Дагестане?

Данный вопрос более чем актуален. За период пребывания чеченцев в ссылке – 13-15 лет, в Дагестане сделали все, чтобы стереть с лица земли даже упоминание о чеченцах-аккинцах. Переименованы все села, район, не говоря уже об улицах, площадях и т.д. Даже населенному пункту, из которого уже переселены жители лакской национальности и живут одни чеченцы, не возвращают его исторического наименования. Хотя имеются соответствующие решения органов местного самоуправления, и документы направлены в Народное Собрание Республики Дагестан еще в 2006 году. Это село Барчхой-отар (ныне Дучи). Кстати, для возвращения реабилитируемым чеченцам 46 домов в с. Ямансу (лакское – Шушия) понадобилось построить для лакцев 140 новых домов на новом месте жительства, т.е 3 против одного. В с. Бониюрт (лакское – Ахар) – 166, чтобы вернуть 39. Так дорого обходится государству беспечность, отсутствие контроля за использование государственных средств. В 2002 году обоим этим селам вернули их исторические имена, но какой ценой?

Практически не происходит никакой реабилитации в трех переданных в другой район селах – Акташ-аух (Ленинаул), Юрт-аух (Калининаул) и Бурсум. Аварская сторона, которую представляет муниципальное руководство, вообще игнорирует как закон о реабилитации так и все, что касается высланных из этих сел чеченцев.

Как решаются у вас вопросы с наделением земельными участками для строительства жилья, а также для экономической деятельности, включая производство сельскохозяйственной продукции для депортированных и их потомков?

Вопрос земли – это самый болезненный вопрос региона. Хасавюртовский регион – наиболее густонаселенный регион не только России, но Республики Дагестан. Тем более, в районе, подлежащем восстановлению, и где проживают другие национальности, которые не собираются освобождать земли репрессированных, любое упоминание о земельном участке – это преднамеренное обострение обстановки. Практически проблем в выделении земли для строительства жилья семьям, проживающим в населенном пункте, нет. Но она сразу возникает, если речь пойдет о том, кто хочет вернуться на свою историческую родину – населенный пункт, откуда он выселен.

Какова перспектива решения вопроса? Как долго он будет решаться?

В 2010 году избран президентом Республики Дагестан Магомедсалам Магомедов. Он дважды принял делегатов – чеченцев Дагестана, обсудив с ними проблемы восстановления Ауховского района. Президент твердо обещал завершить вопрос восстановления Ауховского района к концу 2013 года.

Как Вы относитесь к идее возможности проведения в Украине, например в Крыму, Форума или Съезда депортированных народов СССР для обсуждения их современного положения в государствах постсоветского пространства? Если поддерживаете, то с какими предложениями Вы выступите в адрес его участников?

Полагаю, что это наиболее приемлемый вариант. Насколько мне известно, Россия противник проведения любых мероприятий, связанных с реабилитацией или признанием своих исторических ошибок. За репрессии перед своими народами официально извинились и в Америке, и в Европе, но Россия, видимо, еще не готова, хотя и нефте-газодолларов хватает, и демократическое государство строим.

Возможно, сегодня наступило время создания новой международной организации депортированных народов СССР, которая на первом этапе будет проводить постоянный мониторинг о положении депортированных народов в государствах на постсоветском пространстве и готовить доклады для зарубежных глав государств и стран СНГ, а также международных организаций?

Полагаю, да. Репрессированные народы должны объединиться и совместно бороться за свою реабилитацию. Справедливость должна восторжествовать.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET