Кровавые события в Дегирменкое 23-летней давности

22.09.201214:42

28 октября исполняется 23 года со дня основания первого палаточного городка крымских татар на южном берегу Крыма. Это был палаточный городок «Къысмет» в с. Дегирменкой (Запрудное) Алуштинского района.
Те события стали кровавыми страницами в истории возвращения крымскотатарского народа в Крым.

Осенью 1989 года уроженцы Дегирменкоя и их дети после многочисленных безуспешных попыток получить земельные участки законным путем организовали первую поляну протеста на ЮБК. Палаточный городок просуществовал в Дегирменкое до 14 декабря 1989 года.

О тех событиях писал в своих воспоминаниях участник тех кровавых событий ветеран национального движения, бывший партизан ныне покойный Ридван Чарухов.

Кульминация дегирменкойских событий пришлась на 14 декабря, когда на участников палаточного городка «натравили» 650 омоновцев с автоматами и дубинками и 250 местных жителей, в числе которых были дети, женщины и пьяные мужчины. Накануне погрома представители власти организовали несколько сходок местных граждан, на которых настраивали их против крымских татар.

Из техники у нападавших были четыре машины, два трактора и один экскаватор, с помощью которых разрушались палатки, землянки и времянки крымских татар. Погромом руководили представители советских и партийных органов города Алушта и Крымской области.

В схватке с омоновцами не обошлось без жертв. Жители палаточного городка самоотверженно защищали свою поляну. В качестве защиты использовали любые средства, вплоть до бутылок с бензином. Один из активных участников тех событий Бекир Умеров записывал все происходящее на диктофон, однако сохранить запись не удалось. При попытке омоновцев отобрать у него диктофон, он выбросил его в овраг. В общем, схватка была неравной. Во время погрома был зверски избит пожилой на то время Ридван Чарухов. Уткнув его лицом в землю, милиционеры кричали: «Жри, нажирайся крымской землей, гад татарский, изменник». После погрома всех участников акции забрали в алуштинский отдел милиции. Шестерых человек из тридцати посадили, остальных отпустили.

Героиней палаточного городка стала 26-летняя Ульвие Аблаева, которая возглавляла группу из поселка Нижнебаканск Краснодарского края. В 2008 году в газете «Голос Крыма» вышла статья, посвященная событиям в Дегирменкое, в которой рассказывалось о ее судьбе. Семья Ульвие Аблаевой предпринимала попытки переехать в Крым, когда она была еще ребенком. Еще в детстве Ульвие вкусила «прелесть» и наручников и тюремных камер – в первый раз девочка попала в тюрьму в трехлетнем возрасте. Семью не прописывали, детей не брали в школу, обвиняли в нарушении паспортного режима, дом рушили бульдозерами… В 13 лет на Ульвие надели наручники и отправили с матерью в къарасубазарский медвытрезвитель, потом в акъмесджитскую тюрьму – в холодный зимний день солдаты, бульдозеры, милиция расправлялись с непокорной семьей, и Ульвие запомнила, как русские соседи пытались за них заступиться, одного их них за это посадили на 15 суток, а семью Аблаевых вывезли в неизвестном направлении. Отец и Ульвие спрыгнули с поезда на ходу, продрогшие от холода, прятались в болотах, а ночью добрались до дома, который был засыпан селитрой, окна и двери выдраны, ценные вещи украдены, посуда растоптана, продукты питания посыпаны отравой…

В сельсовет были унесены доски, заготовленные отцом для строительства, а потом (неисповедимы пути Господни) из них был сколочен гроб для председателя сельсовета, который выселял семью Аблаевых.

Ульвие Аблаева вела дневник, в котором фиксировала происходящие в Дегирменкое события. «Мы прочитали дуа, мы были готовы противостоять им, несколько соотечественников облили себя бензином и предупредили карателей, что в случае насилия сожгут себя. Солдаты и милиция продолжали надвигаться. Нас сбивали с ног струями щелочной воды, нас избивали с особой жестокостью, применяя отработанные приемы. В ответ в карателей летели бутылки с бензином, участок, на котором развернулось столкновение, пылал, облитый бензином, загорелись пожарные машины. Сам директор совхоза ногами избивал людей. Нас избивали жестоко, зверски, кулаками, ногами, «подручными средствами». В разгар кровавого побоища, чтобы остановить бойню, поджег себя один из соотечественников Сейдамет Балджи. Поджег и живым факелом пошел на карателей. Самое ужасное в этой жизни – видеть слезы наших стариков, которые из палаток смотрят на свои дома, видеть, как горит человек, с которым ты делился куском хлеба. Балджи потушили свои соотечественники. Выбить крымских татар из палаточного городка не удалось».

Ульвие в этот день удалось тайком отправить двух человек с магнитофонными записями происходящего в Дегирменкое и фотопленками в Акъмесджит. Каратели в первую очередь пытались изъять именно их. Один из штатских, приставив к горлу Ульвие пистолет и выкручивая ей руки, требовал сообщить, где находятся кассеты и пленки. Но по рации пришла команда «прекратить» – в Акъмесджите на площади стоял пикет и слушались записи происходящего.

Из отделения милиции Ульвие удалось сбежать, сопровождавший ее в место общественного пользования милиционер позволил ей «уйти» через окошко.

Ульвие по поручению областной инициативной группы ОКНД вывезли в Эстонию при помощи Абдурешита Джеппарова. Ей долгое время пришлось восстанавливать здоровье то в одной, то в другой клинике Эстонии, куда ее устроили при помощи членов Партии национальной независимости Эстонии. Она находилась во всесоюзном розыске, но все время рвалась в Крым, считала несправедливым то, что ее соотечественники сидят в тюрьме, а она на свободе.

В клинике г. Тарту на вопросы любопытствующих, где она получила увечья, Ульвие не выдержала и рассказала все о погроме палаточного городка крымских татар в Дегирменкое, набежали журналисты. Все эти события были освещены в эстонской прессе. Эстонский адвокат Индрек Тедер приехал в Крым с переводчиком, пробыл здесь все время, пока находились в заключении шесть крымских татар из Дегирменкоя. Помогал эстонский журналист Сандерсис. С лечением в Турции в 1992-1993 году Ульвие помог Мустафа Джемилев.

Вернувшись в Крым, Ульвие продолжала активную деятельность, участвовала в пикетах в Кореизе, Ялте, Алуште, Красном Рае.

Во время погрома палаточного городка в Дегирменкое Ульвие избили так, что правая рука повисла плетью. Но она выучилась писать левой рукой, ведь мечтала о профессии юриста! Эта мечта сбылась – позднее Ульвие окончила юридический факультет Казанского университета.

По материалам газеты «Голос Крыма»

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET