Сокровенные истории от Мурада Аджи

11.03.201310:48

Наверное, сегодня нет ни одного тюрка, который бы не знал или хотя бы не слышал имени известного писателя, историка Мурада Аджи, автора знаменитых и нашумевших книг «Полынь половецкого поля», «Тюрки и мир: сокровенная история», «Дыхание Армагедона» и многих других монолитных трудов посвященных богатейшей и многогранной истории тюрков.

Сегодня мы публикуем на страницах газеты Avdet интервью с этим удивительным человеком, посвятившим себя истории, ее анализу и невероятным открытиям. Мурад Аджи расскажет нам о парадоксах и тайнах тюркской истории.

– Как родился писатель Мурад Аджи?

– Писатель Мурад Аджи родился в поездках по стране. По специальности я географ, и командировки в разные регионы России были моей профессиональной работой. Всякий раз я поражался, что люди разных национальностей имеют общие традиции и общие корни, внешне существенно не отличаются. Все это не могло не вызвать интерес. Долгое время копилась информация, складывалась картина мира. В один прекрасный день я проснулся с такой мыслью: кто есть я? Что есть мои корни?

Я родился и вырос в Москве, о своих корнях знал очень мало. Точнее почти ничего не знал. Знал только то, что фамилия Аджи начиналась с 1917 года. А это естественно накладывало отпечаток неполноценности. Таким образом, я поинтересовался своей родословной: поехал в Дагестан, нашел своих родственников и стал интересоваться историей своей семьей, которая, к сожалению, немногочисленна. В 1917 году никого не осталось. Мой дедушка был министром временного правительства Дагестана и после прихода советской власти, семья подверглась репрессиям. Остались в живых только мой отец и его брат. Их мальчишками, 11 и 10 лет, посадили в проходящий поезд, дабы спасти фамилию. Таким образом, они оказались в Москве и выживали, как могли. Так родился я, вместе со своим народом.

Изучая историю, мне часто приходилось сталкиваться с противоречиями, которые никто не мог объяснить. До всего приходилось доходить самому, анализировать и все это записывать. Я никогда не думал быть историком, не хотел никого удивлять, важным для меня было записать свои открытия, зафиксировать их. И вот моя первая книга: «Мы из рода половецкого», о кумыках. Кумыки – это тюркский народ, проживающий на севере Дагестана и относящийся в своей массе к кыпчакам и степнякам. В целом, эта культура меня очень интересовала, особенно, какие еще народы входят в это понятие – степная культура. Как выяснилось, многие, но некоторые из них не зафиксировали в себе эту память.

К примеру, крымские татары в своих исследованиях ориентируются только на определенный период истории, и стремятся рассказать о крымских татарах как о самостоятельном народе. Но здесь наша большая ошибка – мы были единым народом: тюрками, кыпчаками, у нас была Великая страна, которая зародилась в период переселения народов. Наша родина достигала гигантских размеров от Байкала до Атлантики. Народы были едины. Основной признак отличия – веришь в Бога, значит свой. Это говорит о том, что в эту тюркскую степную культуру собирались разные народы. И я задумался, где же корни? Этот вопрос привел меня на Алтай – колыбель тюркской культуры, которая интересна тем, что, с моей точки зрения, здесь зародилась основа человеческой цивилизации. Может быть, это звучит громко, но это так, потому что тюрки первыми придумали способ плавки железа. Для меня, как экономиста-географа, это самое важное, поскольку в то время, когда во всем мире царил бронзовый век, мы перешли к железному, то есть хозяйство было производительней. Тюрка выделяло то, что он мог сделать гораздо больше, чем кто-либо другой. Казалось бы, для историка железо ничего не значит, но, на самом деле, очень важно понять, на чем строится общество и его хозяйство. И для меня был важен алтайский период. В своих исследованиях я изучал работы известных историков, археологов: академика Алексея Окладникова, профессора Владимира Киселева, Сергея Руденко – великие люди, которые разложили по полочкам эту культуру. Таким образом, по крупицам собралась информация о тюркской культуре. Для меня важно было понять материальную сторону. И когда я нашел центр тяжести – железо, то естественно возник вопрос: если в экономике были изменения, то имели ли они место в духовной сфере, потому, как одно связано с другим. А духовным началом было единобожие. Естественно, Бог в сознании древних тюрков был поселен на небо.

Начал изменятся быт: именно тюрки первыми оседлали коня, а это – свобода передвижения на большие пространства. Но, чтобы оседлать коня, нужны были удила, а их можно было делать только из железа, которое не окисляется. Тюрки догадались, как можно управлять этим животным. Конь – знак тюркской культуры, ведь в дикой природе лошадь встречается только на Алтае. Соответственно о том, кто одомашнил это животное, говорить не приходится, это сделали наши предки. Таким же образом была одомашнена овца. Например, когда был оседлан конь, появилась возможность обрабатывать землю, был придуман плуг, и новая форма обработки земли дала богатые урожаи. Народ начал жить сытно, стала расти численность населения. В конечном счете, Алтай стал перенаселенным. В этих условиях началась миграция, первая была в сторону Индии, примерно 2500 лет назад. И таких примеров много.

Важно понять, что историк должен изучать детали быта, культуры. В моем сознании стало складываться новое представление о тюркской культуре, которое изложено в книге «Полынь половецкого поля». Правда, в этой книги я еще не подошел к главной теме, которая подробно изложена в другой – «Тюрки и мир: сокровенная история». Это серьезная работа, которая позволила высказать более громкие позиции, которые важны для нас. Я имею в виду, что сегодня людей нашей крови на земле проживает около двух миллиардов. Вот, кто такие тюрки, вот кто такие крымские татары, которые ищут себя в Крыму, забывая, что им был подвластен мир. Это самостоятельная огромная культура. Все это говорит о том, что историю нужно изучать не только с точки зрения исторической науки, но и других наук: географии к примеру. Таким образом, я привел вам пример, как рождался Мурад Аджи.

– Руническое письмо, это все же древнетюркское письмо. Как оно появилось?

– Одна из форм письменности, которая была в тюркском мире – это руны, им около 1000 лет до новой эры. Само значение слова руны: «урун» – вырезанная, то есть вырезанная на камне, на дереве. Сначала они были символическим знаками, а потом стали знаками письма. У рунического письма есть своя история. Ее хорошо раскрыл и описал датский профессор Томсон в XIX веке. Он первым прочитал руны и доказал, что это древнетюркская форма письменности, но у тюрков была и другая форма письменности. Руны – это, условно говоря, сегодняшние печатные буквы. Существовала также уйгурская письменность. Говоря о рунах, надо, в первую очередь, иметь в виду, что это форма письменной культуры народа. Здесь возникает вопрос: кому первому понадобилась письменность? Выяснилось, что это форма передачи информации не в устном виде. А кто мог передавать информацию на расстоянии? Только тюрки, которые расселились на огромной территории. И тогда появилась руническая письменность, тюркский язык – единый для разных народов. Его называли литературным тюркским языком. Это показатель прочности нашей культуры.

– Ваша точка зрения. Происхождение этногенеза крымских татар.

– По моему мнению, ничто не отличает крымского татарина от кумыка, это единый народ и культура, единая кровь. Это часть тюркского народа, тюркского мира. Крымскотатарский народ достоин многого, потому что своей памятью он заслужил к себе большее внимание со стороны тюркского мира. Я часто слышал и, в частности здесь, в Крыму, что крымские татары пришлые на этой территории. Но тогда возникает вопрос: кому же платила дань Москва и другие территории Дешт-и-Кыпчака? И вот здесь помогает теория Великого переселения народов: это последняя волна с Алтая, которая двинулась по степи в Европу, и ее часть осела в Северном Причерноморье. Важно отметить, что тюрки не завоевывали новые земли, они заселяли вновь открытые. Любопытно то, что у тюрков была традиция селиться рядом, но не вместе. Территория Дешт-и-Кыпчака формировалась в течение 2500 лет, начиная с I века новой эры и заканчивая IV веком.

Любопытно то, что территория Дешт-и-Кыпчака, была поделена на каганаты. Каждый, из которых должен был нести свою политическую окраску. Одним из таких каганатов была Украина, куда входил и Крым. Другими словами, крымские татары – это часть народа, часть культуры. Существовал единый мир, который отличался своими знаками культуры. Все было в едином развитии.

Крымская государственность возникла уже после того, как произошел раскол в Великой Орде (Золотой Орде) и власть перешла в Крым. Крымские ханы были представителями царского рода (Чингизиды), с ними считались во всем мире именно по тому, что у них была капля царской крови, которую они берегли.

– Вы в своих книгах писали, что первый Коран был написан именно на тюркском языке? Так ли это?

– Как я уже сказал, основа письменности была положена тюрками, это руническое письмо. Соответственно, что и язык под эту письменность должен был быть тюркский. На тюркском языке велись богослужения. Как известно, у тюрков и религия своя была – тенгрианство, она получала новые развития и выражения. Важно подчеркнуть, что основа религии – это Тенгри, тот корень, от которого растут другие религиозные ветви – христианство, буддизм, зороастризм, джадидизм, мусульманство. Важно понять, что это были именно наши предки, которые сложили основу духовной культуры человечества. Соответственно, что язык общения между новыми религиозными организациями был тюркский. К примеру, в архивах армянской церкви я обнаружил, что все имеющиеся там древние книги написаны на тюркском языке. В Византии богослужения до VIII века велось на тюркском языке.

Показательно, что и Римская католическая церковь вела богослужение на тюркском языке до XIII века, то есть ее именовали народной латынью. Христианская же православная церковь только лишь с XVIII века начала вести свои богослужения на русском языке, до этого был тюркский язык. Естественно возникает вопрос: как же текст Корана? И он тоже был написан на тюркском языке. Других вариантов нет, другой письменности не было. Доказательство этому я нашел в Иране, в священном городе Кум, там хранятся несколько экземпляров древних Коранов. Я видел эти свитки и могу говорить, что их арабисты не могут прочесть. Почему? Потому что не было еще в те времена, когда они были написаны, арабского языка, который сформировался лишь к концу X века. В основу тюркского языка была положена местная лексика, поэтому в арабском языке много тюркских слов и оборотов. Это все говорит о том, что наши знания о себе, о своей культуре, о своей религии не полноценны. От нас это скрывают. И вот, когда я увидел свитки – это были еще не книги, а именно свитки, меня это очень удивило.

Я часто задаю своим оппонентам вопрос: «Скажите, с чего начинался Коран, с чего начиналось мусульманство? Какая была первая фраза в Коране, которую произнес Пророк, обращаясь к мусульманам?»

– «Читай, читай!», именно эти слова, Мухаммед услышал от Аллаха. А читают ведь, то, что уже написано. Это говорит о том, что сегодня представления о нас не полноценны, люди не смотрят в корень.

Один из вариантов древнего Корана хранится в Эрмитаже, другой – в Бухаре и остальные – в Иране.

Я пришел к выводу, что мы плохо знаем свою историю.

Без тюрков историческое прошлое несовершенно, оно невозможно. Современная человеческая цивилизация основана на тюрках и тюркской культуре, хотя об этом неприлично говорить. Точнее, об этом не хотят говорить, но факт остается фактом. Значение наших предков было слишком велико в истории. И мы должны повторять их величие в своих делах, в своих работах, начинаниях, мыслях, в культуре, наконец. Но, к сожалению сегодня этого нет. Сегодня наоборот мы подвержены влиянию западных культур.

Справка: Аджиев Мурад Эскендерович, родился 9 декабря 1944 года в Москве, по национальности – кумык. В 1969 году досрочно окончил географический факультет МГУ им. Ломоносова и был принят в целевую аспирантуру. Кандидат наук, доцент. После окончания университета работал доцентом в финансово-экономическом институте и вел научную работу. Одна из его работ вызвала гнев ЦК КПСС, и будущему писателю запретили защищать докторскую диссертацию.

Уйдя работать в журнал «Вокруг света», Мурад Аджи занялся изучением своего народа – кумыков. Но за первую книгу «Мы из рода половецкого» был уволен из редакции.

Сейчас Мурад Аджи профессиональный писатель и свободный человек, автор четырехсот статей, более трех десятков научно-популярных книг.

Подготовила Гульнара АБДУЛАЕВА

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET