Наперекор химерам

17.06.201313:09

Проблема государственности крымтатарского народа в контексте национальной политики советского режима во второй половине ХХ столетия

Одной из характерных особенностей национальной политики советского государства в годы Второй мировой войны было насильственное переселение малых народов и ликвидация их государственных образований. 18-20 мая 1944 г. с территории Крымской АССР войсками НКВД-НКГБ насильственному выселению подвергся крымтатарский народ и ликвидирована его национальная государственность — Крымская АССР. С 1944 г. по 1956 г. крымтатарский народ проживал в условиях режима спецпоселений.

Во второй половине 1950-х годов возрождается национальное движение, главной целью которого становятся борьба за возвращение на родину, восстановление политических, гражданских, социальных и культурных прав, государственности и этнической целостности во многом определили характер и тактику национального движения.

Кризис в национальной политике КПСС, обострение противостояния между советским государством и ссыльными народами и, в частности, проблема крымтатарского народа толкали руководство советского режима на поиск альтернативных решений их государственного устройства. В 1956 г. накануне отмены режима спецпоселений в справке о состоянии спецпереселенцев, представленной в высшие органы советского государства в отношении крымтатарского народа отмечалось: «Учитывая, что Крымская область заселена в порядке планового переселения, наиболее целесообразным будет создание… областной автономии на территории Узбекской ССР, природные, климатические и экономические условия республики являются наиболее близкими к условиям их прежнего места жительства». В мае-июне 1956 г. советским руководством были подготовлены предложения по решению вопросов, связанных с депортированными народами в годы войны. В частности, предлагалось «рассмотреть вопрос о создании для граждан» немецкой, калмыцкой, чеченской, ингушской карачаевской и балкарской национальностей и крымтатарского народа «автономии в виде национальных районов и округов в местах их нового поселения». В последующем партийное руководство в СССР 24 ноября 1956 г. принимают постановление ЦК КПСС «О восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». В данном постановлении имелся пункт, где было подчеркнуто «Признать нецелесообразным предоставлении автономии татарам, ранее проживавших в Крыму, имея ввиду, что бывшая Крымская АССР не была автономией только татар, а представляла из себя многонациональную республику, в которой татары составляли менее одной пятой части населения, и что в составе РСФСР имеется национальное автономное объединение Татарская АССР, а также то, что в настоящее время территория Крыма является областью Украинской ССР и заселена. Вместе с тем, учитывая стремление части татар, ранее проживавших в Крыму, к национальному объединению, разъяснить, что все кто пожелает, имеют право поселиться на территории Татарской АССР».

Рост и усиление движения за возвращение на родину, массовые митинги и выступления крымтатар в местах нового расселения республик Центрально-Азиатского региона вынудили советское партийное руководство вновь вернуться к вопросу. Для решения проблемы осенью 1966 была создана комиссия ЦК КПСС в которую вошли И. Капитонов, В. Степаков, Н. Захаров, В. Павлов, Н. Савинкин, Р. Руденко, А. Форкин, М. Георгадзе и В. Типунов. Данной комиссией были подготовлены проекты Указа Президиума Верховного Совета СССР. В постановлении ЦК КПСС, которое не вошло в текст Указа «О татарах, проживавших в Крыму», в очередной раз подчеркивалось: « …в составе РСФСР имеется татарское национальное объединение — Татарская АССР, куда крымские татары, при желании, могут переселяться на постоянное место жительство».

В октябре 1967 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР, «О гражданах татарской национальности, проживавших в Крыму». Здесь лишь нужно отметить, что этот документ неоднократно подвергался критике со стороны лидеров национального движения, научной и творческой интеллигенцией и рассматривался многими исследователями. В контексте государственной политики нужно все же отметить, что принятый указ, по сути дела, был направлен на создание национально-культурной автономии для крымтатар в республиках Средней Азии. В частности, в указе отмечалось, что Президиум Верховного Совета СССР постановил: «В це­лях дальнейшего развития районов с татарским населением поручить Советам Министров союзных республик и впредь оказывать помощь и содействие гражданам татарской национальности в хозяйственном и культурном строительстве с учетом их национальных интересов и особенностей».

Указ Президиума Верховного Совета СССР 1967 г. имел весьма противоречивые последствия для судьбы крымтатарского народа. При Ташкентском педагогическом институте им. Низами в 1968 г. было открыто отделение языка и литературы, в отдельных школах республики для учащихся вводилось факультативное изучение родного языка. Одновременно увеличилось издание литературы, объем радиовещания на крымтатарском языке. Представители крымтатарского народа стали шире избираться в районные, городские, областные советы депутатов трудящихся, в Верховный Совет Узбекской ССР и Верховный Совет СССР. В то же время политика государства была направлена не на развитие национальной культуры, а на дальнейшую ассимиляцию крымтатар в местах ссылки.

В 1970-х годах в высших эшелонах партийного и государственного руководства СССР разрабатываются различные планы и более интенсивно принимаются практические меры по насильственному укоренению крымтатарского народа с помощью создания культурно-национальной автономии на территории Узбекской ССР. В это же время фактор Татарской АССР в крымской проблеме уходит на задний план. С этой целью в Джизакской области Узбекской ССР первым секретарем обкома партии был назначен С. Таиров. Немало крымтатар также были привлечены на другие руководящие посты в органах государственной власти, учреждениях культуры, печати и образования области. Среди рабочих и колхозников, представителей интеллигенции и, особенно, среди членов КПСС местными властями проводились агитации за переезд в Джизакскую область, где были огромные территории целинных и залежных земель и ощущалась острая нехватка рабочих рук. Однако эти мероприятия государства не достигли цели, так как подавляющая часть крымтатар отказалась переезжать в эту область. В середине 1970-х годов после крушения «джизакской авантюры», изменениями на международной арене, связанными с правами человека, советским режимом была предпринята новая попытка — на этот раз культурно-национальную автономию предполагалось создать в Мубарекском и Бахористанском районах Кашкадарьинской области, где также шло интенсивное освоение целинных земель и строительство крупных промышленных объектов газо-нефтеперерабатывающего комплекса. В этих районах были созданы показательные совхозы «Таврия» и им. Аметхана Султана, начались издаваться газеты на крымтатарском языке «Достлукъ байрагъы» и «Бахористан акъикъаты», создавались самодеятельные творческие коллективы. Одному из пионерских лагерей было присвоено название курортного населенного пункта Крыма – Мисхор. В местные партийные и советские органы власти стали усиленно выдвигать коммунистов – крымтатар, а также организовывались творческие и художественные коллективы, чего не было в других местах компактного проживания крымтатар. Многих выпускников вузов, техникумов, под угрозой невыдачи дипломов об окончании учебных заведений, также принудительно направляли на работы в эти районы. Политика по укоренению крымтатар в Средней Азии продолжалась вплоть до 1985 г.

В качестве альтернативы проводимой государственной политики национальным движением была разработана тактика «просачивания на родину». В 1970-е годы в истории национального движения начался новый этап – этап практических действий. От митингов и демонстраций, поездок в Москву, встреч с руководителями высших советских и партийных органов, национальное движение перешло к осуществлению наиболее трудновыполнимой задачи – задачи организации постепенного и планомерного возвращения на родину. Если в середине 1960-годов в Крыму проживало всего 10 – 15 крымтатар, то в конце 1970-х годов, несмотря на чинимые препоны властями, на родине удалось закрепиться более 10000 крымтатарам.

Альтернатива Татарской АССР – Крымской, как ни парадоксально, совершенно неожиданно всплыла в годы перестройки. В период выступлений на Красной площади в 1987 г. на встрече с делегацией представителей крымтатар заведующий приемной ЦК КПСС М. П. Николаев отметил, что принять их «без представителя Татарской АССР не представляется возможным. Данная проблема должна решаться в едином контексте, и ни в коей мере не в отдельности, поскольку речь идет о едином татарском народе». На возражения крымтатар им ответили, что это официальная позиция ЦК КПСС и Верховного Совета СССР. По поручению ЦК КПСС делегация крымтатар в количестве 15 человек 22 июля 1987 г. все же была принята И. Понамаревым и инструктором организационного отдела ЦК КПСС по Крыму Н. Стрелой без представителя Татарской АССР. Несколько позже образованная Государственная комиссия по проблемам крымтатар во главе с председателем А. Громыко пришла к выводу, что «для образования Крымской автономной области нет оснований».

Анализ нормативно-правовых актов государственных органов власти достаточно ясно показывает стремление высшего советского и партийного руководства завести проблему крымтатарского народа в тупик. При этом совершенно не учитывались интересы татарского народа и Татарской АССР, населения республик средней Азии, которые выступали в качестве альтернативных и вполне серьезных вариантов в проблеме разрешения государственности крымтатарского народа. В выступлении Председателя Совета Национальностей Верховного Совета СССР Р. Нишанова на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС в 1989 г., посвященному национальным отношениям в СССР, подчеркивалось, что решить вопрос автономии вне этнической территории крымтатарского народа успеха не имели, потому что государственные лидеры хотели, а народ – нет.

Во второй половине 1980 – начале 1990-х годов созданная в Крыму очередная химера — «возрожденная» Крымская АССР, преобразованная в последующем в Автономную Республику Крым, не снимает с повестки дня основной вопрос – вопрос государственности крымтатарского народа.

Рустем Хаяли

кандидат исторических наук

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET