Через тернии к Родине / Сание Аметова

23.09.201310:51

Следующая история рубрики «Первые» об удивительной и тяжелой судьбе многодетной семьи Абхадыровых, приехавшей в Крым в 1968 году. О скитаниях и мучениях родителей и семерых детей рассказала Сание Аметова (Абхадырова), глава Красноперекопского регионального меджлиса.

Накануне переезда, в мае этого же года, родители поехали в Крым «на разведку»: отец семейства слышал, что многие крымские татары возвращаются на родину. Вернувшись через 15 дней, взрослые, собрав детей и распродав все домашнее хозяйство, уже в начале июня выехали из Узбекистана. В то время старшая дочь была еще подростком, а самому младшему ребенку не было и двух лет.

Надежды на получение прописки в Крыму не оправдались. Более того, переселенцы поняли, что не только прописывать, но и оставлять здесь их не намерены. Первые ночи на родине Абхаировы провели в городском парке, где были и другие семьи. Все они были многодетные: прошел слух, что всех их пропишут.

«Приехав в центральный парк Акъмесджита, мы увидели семьи с детьми разных возрастов: от месячных до подростков. Всего было около трехсот человек. Несколько ночей мы даже провели в этом парке, ожидая приема. Однако никакого приема так и не дождались», – вспоминает Сание Аметова.

На ночлег оставались где придется: кто-то оставался на вокзале, в аэропорту, кто-то снимал квартиры у местных жителей. Так семья Абхадыровых скиталась весь июль, до тех пор, пока родителям не посоветовали поехать в Акъшейхский (Раздольненский) район, где отец мог устроиться пастухом.

«В селе Котовское мы неделю прожили в доме соотечественников. Однако и на этот раз надежды не оправдались: в райисполкоме категорически отказались брать на работу крымского татарина. За неделю, что мы прожили в семье соотечественников, родители искупали нас, постирали нашу одежду, привели в порядок, собрали вещи и снова отправились в Акъмесджит», – делится Сание-ханум.

Не добившись ничего в Крыму, семья решила отправиться «за правдой» в Москву

«Моя мать была очень боевой женщиной, ничего и никого не боялась, а отец, наоборот, был осторожным. Ему было чего опасаться, ведь он находился под постоянным наблюдением. А все из-за того, что получил 25 лет лагерей, из которых отсидел 10 лет, за то, что разбил портрет Сталина», – рассказывает глава регионального меджлиса.

На приеме у чиновника в ЦКПСС их стали уговаривать отказаться от идеи жить в Крыму и предлагали даже много благ, если они согласятся вернуться в Узбекистан.

«Когда чиновник стал спрашивать, зачем мы приехали в Крым, мама заявила, что привезла детей на родину и что ее дом стоит в селе Фотисала. Кроме этого, она сказала, что один из ее детей болен и нуждается в смене климата. Тогда он предложил нам 5-комнатную квартиру в Ташкенте и ежегодные поездки в Крым для детей», – рассказывает Сание-ханум.

Однако родители были непреклонны. Единственной помощью, которую удалось добиться семье Абхаировых, были 300 рублей, полученные в комитете защиты женщин, который возглавляла Валентина Терешкова.

«Все семь дней, что мы пробыли в Москве, питались в столовой ЦК. Нахально проходили и очень дешево обедали, нам это обходилось в 3 рубля. Ночевали мы на Курском вокзале, а утром снова отправлялись по кабинетам искать правду: чтобы нас прописали в Крыму, дали дом или еще чем-нибудь помогли».

Поездка в советскую столицу не увенчалась успехом. В Крыму Абхаировы застали сезон дождей: было начало сентября. Они ночевали под лестничной площадкой в здании аэропорта, на рассвете просыпались и на троллейбусе ехали в центр города. Однажды им повстречался крымский татарин, приехавший в Крым по вербовке. Он узнал в Абхаировых соотечественников и пригласил ехать в Красноперекопский район, где жил. Там, по его словам, можно было купить жилье.

«Нас 9 человек с мешками с одеждой в Воинке приняли за цыган. Местные жители, узнав, что мы татары, объяснили, где мы можем найти соотечественников. Один из них, покойный Азиз-къартбаба, забрал нас к себе домой, где мы прожили 10 дней. После этого родители купили в Новопавловке дом за 8 тысяч рублей», – вспоминает Сание-ханум.

Семье повезло: местный чиновник по фамилии Чеснок оформил на имя отца купленное жилье, за что, правда, позже был уволен.

«Тогда и начались наши настоящие мучения. Мама два раза в месяц ездила в Акъмесджит и каждую неделю в Перекоп на прием в паспортный стол и райисполком. А мы, дети, ждали, что родители приедут с хорошими вестями о том, что нас пропишут. Каждую неделю к нам в дом приходил участковый. Нас обвиняли в нарушении паспортного режима. Несколько раз нас вывозили, мы снова возвращались», – рассказывает женщина

Власти всячески пытались «выкурить» семью из дома. Доходило даже до того, что к их дому подгоняли бульдозер и грозились снести жилище. Первый раз это было в 1969 году. На защиту крымских татар нередко вставали местные жители, представители других национальностей.

Глава семейства пас животных, за что получал по три рубля зарплату, а также делал печки в домах. Мать занималась чем придется. Кроме этого, взрослые принимали активное участие в национальном движении крымских татар.

«Тогда договаривались о том, чтобы те семьи, которые не прописывают в Крыму, отправляли телеграммы в ЦККПСС. Из нашего района такую телеграмму отправили только мы. После этого давление на нас усилилось», – уточнила Сание Аметова.

В 1971 году главу семьи посадили на 6 месяцев за нарушение паспортного режима. Таким маленьким сроком он отделался только потому, что имел семерых детей и директор совхоза написал за него ходатайство. Другому крымскому татарину по этой же статье дали 2 года.

В школе дети крымских татар тоже испытывали много мучений.

«Нас называли предателями, из-за чего в школе возникали постоянные скандалы. Но наряду с учителями-провокаторами были и уважаемые нами педагоги», – вспоминает Сание-ханум, которой в то время было 11 лет.

В 1974 году отцу дали 48 часов на то, чтобы он покинул территорию Крыма, иначе пригрозили выкинуть всю семью. У мужчины не было другого выхода, как уехать. Так, он отправился на Кубань.

В те времена школьникам выдавали паспорта вместе с аттестатами, однако крымским татарам, приехавшим в Крым самовольно, отказывали в выдаче документа. Выпускницу Сание не раз убеждали уговорить семью вернуться в Азию.

«Я выкинула свой комсомольский билет и заявила, что никуда мы не уедем. Всем моим одноклассникам вместе с аттестатами выдали паспорта, а мне не дали», – вспоминает Сание-ханум.

Ее старшую сестру, тоже не сумевшую получить паспорт в Крыму, отправили к родственникам в Ташкент. Такая же участь ожидала и саму Сание. Уже там, в Узбекистане, она окончила курсы бухгалтера и вышла замуж. Здесь она продолжала бороться за право жить на родине: участвовала в крымскотатарском национальном движении, распространяла и размножала различные справки и листовки. Остальные члены семьи, а это была мать с пятью детьми, не выдержав постоянного давления, переехали к отцу на Кубань.

Воссоединилась семья в в конце 80-х годов Крыму, и осталась тут уже навсегда.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET