Калга-султан и его дворец в Акъмесджите

18.11.20139:21

«Великой Орды и Великого Юрта, и Кыпчакской Степи, и Крымского Престола, и всех татар, и множества ногайцев, и горных черкесов, и татов с тавгачами великий падишах и калга-султан – я, Крым Герай султан!..»

Историческая справка

Институт калгайства в Крымском ханстве тема малоисследованная. Весьма мало известно и о дворце калги-султана в Акмесджиде (ныне Симферополь). Известные его описания пока немногочисленны.

Современные справочные статьи, посвященные институту калгайства, в основном, содержат следующие сведения:

Калгам – есть титул второго по значимости после хана лица в государственной иерархии Крымского ханства. Должность была учреждена крымским ханом Менгли ГераемI (1467, 1469-75, 1478-1515). Калгаями избирались, как правило, младшие родственники новоизбранного хана – из числа его братьев, сыновей или племянников. Поскольку должность калги занимали только принцы из ханского рода Гераев, именовавшиеся в Крыму султанами, по отношению к калгам часто использовалось название «калга-султан». Резиденцией калги был город Акмесджит (ныне Симферополь).

Ниже в более подробной форме будут раскрыты основные положения данного определения, предложены дополнительные сведения относительно статуса и полномочий калга-султана, представлены исторические свидетельства о его дворце в Акмесджите. Отметим, что речь пойдет именно о калгае при крымском хане, поскольку подобная должность существовала и при дворе наиболее известных крымских беев.

В источниках, в частности, в ханских ярлыках, термин калгай проходит в ряде вариантов: кагалгай (кагылгай), калгай, калга. Среди них наиболее ранней принято считать форму кагалгай. С точки зрения этимологии, предположительно, слово происходит от монгольского «кагалха» в значении «большие двери» (данное слово в монгольском языке существует и поныне).

Должность калги существовала не только в Крымском ханстве. Исследователями отмечается ее присутствие и других регионах постзолотоордынского пространства, в частности, при хане Большой Орды Шейх-Ахмеде (1481–1502), астраханском хане Дервише Али (1537-39, 1554-56), возможно, в Казанском ханстве, при хане СахипГерае (1521–1524).

Данные примеры относятся ко времени, не ранее правления крымского хана МенглиГераяI, с именем которого связывается история появления сана. Существовал ли он в других государствах ранее, остается дискуссионным. Во всяком случае, известный российский историк, автор фундаментального исследования по истории Крымского ханства В.В.Смирнов, считал учреждение сана МенглиГераем в значительной степени его нововведением. Целью учреждения новой должности, по В.В.Смирнову, было желание изменить «ненадежный» коренной тюркский порядок престолонаследия по старшинству в роде в целом на таковой, при котором власть переходила бы к старшему сыну правящего хана. Для этого, по мнению историка, у МенглиГерая было, по меньшей мере, две причины: «опасение новых смут, которые могли быть произведены претендентами на власть и расшатать едва только сформировавшееся Крымское ханство», и желание «несколько ослабить вассальную зависимость ханства от Османской Порты.

Относительно времени возникновения должности и личности первого калгая существуют различные версии. Крымский историк (и поэт) конца XVIII – нач. XIX в., представитель династии Гераев Халим Герай султан в известном труде «Розовый куст ханов, или История Крыма», в главе, посвященной правлению хана Мухаммед (Мехмед) ГераяI-го (1515–1523) так объясняет обстоятельства появления должности калгая: «Хан Мухаммед Герай – старший сын хана МенглиГирая. Однажды, когда Менгли Гирай уходил в поход на христианские страны, у него спросили: «Кому оставляете Крым?» На это МенглиГерай ответил «Буюк огълум къалгъай» (Старший сын останется). Когда же хан благополучно вернулся с богатой добычей, он, чтобы утешить Мухаммеда, привыкшего в его отсутствие к роли первого лица в Крыму, выделил ему ежегодную долю доходов от продажи соли и долю от таможенных сборов, а также отдал во владение города Акмесджид и Карасубазар. Затем, получив для сына султанскую грамоту-берат на новоизбранную должность калгай-султана, официально признал его престолонаследником. В качестве калгая, Мухаммед Герай имел свою ставку, своё войско и свою резиденцию в Акмесджиде».

Эта версия была поддержана рядом источников, в том числе тем же В.В. Смирновым. Впрочем, есть указания и на то, что первым калгаем был не сын МенглиГераяМехмед, а брат Менгли –Ямгурчи (Ягмурчи). А.М. Некрасов в статье «Возникновение и эволюция Крымского государства в XV–XVI веках» отмечает: «Русские источники (известные, кстати, и В.Д. Смирнову) однозначно свидетельствуют, что, по крайней мере, с 1486 г. калгой был Ямгурчи, и только после смерти дяди перешел к Мухаммед-Гирею (вероятно, около 1510 г.). Таким образом, изначально при выборе калги действовал древний принцип родового старшинства».

Черненко В. и Белоусов А., в исследовании «Крымские Гиреи: состав и статус «забытой» династии», предполагают, что назначение Ямгурчи могло произойти и ранее 1486 года: «Вполне возможно, что это событие произошло несколько раньше. Например, в 1478 году, когда в Крыму завершилась длительная усобица среди сыновей первого хана из династии Гиреев. Старшие братья Нур-Девлет и Айдер, проиграв борьбу за власть, бежали в Литву, а затем в Россию, где и закончили свои дни. А младшие Менгли Гирей и Ямгурчи разграничили «полномочия»: одному досталась ханская власть, другому статус официального наследника».

Не может не обратить внимания, что в окрестностях Акмесджита существовала (и существует ныне под названием Фонтаны) деревня Ягмурча. Не имел ли данный населенный пункт отношение к вышеуказанной личности – первому калга-султану, соответственно, первому главе Акмесджита?

Говоря о статусе и полномочиях крымского калга-султана, Черненко В. и Белоусов А. отмечают: «Калга-султан – первое лицо после хана, наместник государства. В случае смерти хана бразды правления по праву переходили к нему до прибытия преемника. Если хан не хотел или не мог принять участие в походе, то калга брал на себя командование войсками. Резиденция калги была в городе Акмесджит, располагавшемся недалеко от Бахчисарая. У него были свой визирь, свой диван-эфенди, свой кади, его двор состоял из количества чиновников, равного двору хана. Дивану калги подведомственны были все решения о преступлениях его округа, но право смертного приговора принадлежало хану. Калга являлся участником заседаний ханского Дивана».

Выдающийся современный турецкий историк-османисткрымскотатарского происхожденияХалильИналджик в статье для энциклопедии «Ислам» отмечает еще целый ряд весьма важных моментов. В частности, калга являлся главой всех султанов – принцев из рода Гераев. Он имел право от своего имени издавать ярлыки (приказы и распоряжения, см. ниже), а также вести переписку с правителями других государств. Русскими царями, польскими королями и черкесскими беями калгаю и его близким направлялись отдельные дары и выплачивалась дань (болек) и др. Особо останавливается ученый на штате при дворе калга-султана. Последний напоминал ханский и состоял, в частности, из следующих чинов: капы агасы (эшикагасы, наивысший по рангу чиновник при дворе калга-султана, глава дворцовой службы), аталыкагасы (воспитатель при детях калга-султана, иногда пользовался чрезвычайно большими полномочиями), хадымагасы (начальник евнухов), хазинедарбашы (старший казначей личной, «внутренней» казны калга-султана), дефтердар эфенди (главный казначей), султан кадысы (личный судья калга-султана), капыджыбашы (начальник внутренней охраны дворца), актаджы-бей (главный придворный конюший), балджыбашы (распорядитель пиршествами), кулларагасы (начальник над придворными нижними чинами), хазине кятиби (секретарь казначейства), капыджыларкетхудасы (второй по рангу начальник внутренней дворцовой охраны, привлекался также для выполнения различных важных поручений), сарачбашы (начальник службы освещения дворца), чашнигирбашы (начальник службы обеспечения приготовления пищи, доставления приготовленных блюд в личные покои султана, а также подношения блюд членам дивана во время обеда, который давался в дни, когда проходили заседания дивана) (пояснения в скобках – наши, Н.А.).

Исторические источники, содержащие сведения о калга-султанах, довольно многочисленны. Собственно, в каждом источнике по истории Крымского ханства, как правило, присутствуют упоминания о втором по рангу чине в государстве. Среди них особый интерес представляют свидетельства авторов, непосредственно бывших в Крыму и наблюдавших функционирования этого института воочию. В качестве подобных примеров можно привести свидетельства ЭвлияЧелеби и Шарля де Пейссонеля.

Турецкий путешественник XVII в.ЭвлияЧелеби, в своей широкоизвестной «Книге путешествия», в пространном фрагменте, посвященном Крыму, неоднократно упоминает об институте калга-султанства. В частности, во главе о Ханском дворце в Бахчисарае, при описании заседаний государственного совета при крымском хане – диване, он отмечает: «<…> если достославные ханы решают провести [диван] на троне любого из кёрюнюшей (место заседания дивана – Н.А.), все капы-кулу (надо полагать, здесь – все высшие военные чины Н.А.) и карачи (представители наиболее влиятельных дворянских родов – Н.А.) собираются там. По обычаям и правилам каждый занимает свое место. С правой стороны от могущественного хана сидит калга-султан, столицей которого в этой Крымской стране является город Ак-Месджит. Кроме того он управляет восточной частью Крыма до крепости Керш (Керчь – Н.А.) и до области деревень Колеч(селение в районе г.Кефе – пер.), всего 300 деревень». Помимо этого, ЭвлияЧелеби дает весьма ценные сведения и дворце калга-султана а Акмесджите (см. ниже).

Значительно более подробное описание статуса и полномочий калги-султана встречаем в трактате «Записка о Малой Татарии» французского консула в Крыму в 1750-х гг. Шарля де Пейссонеля. В главе «О высших чинах (санах) царства (ханства)» автор отмечает:

«Шесть высших чинов государства – это саны калга, нурадина, Ор-бея, и трех сераскиров или генералов ногайце. Калга и нурадин должны быть непременно султанами, остальные четыре сана жалуются обыкновенно принцам, но случается иногда, что они поручаются и простым мирзам.

Калга-султан – первое лицо после хана, он – собственно начальник (викарий) государства. Когда хан умирает, то бразды правления по праву переходят к нему, до прибытия преемника, но это только в случае смерти, в случае – отсутствия, – есть всегда каймакам. Если хан не хочет или не может принять участия в походе, то калга берет на себя командование войсками, а в случае его отсутствия – нурадин.

Резиденция калги-султана – в городе, находящемся в пяти лье от Бахчисарая, называющемся Акмесджит; у него есть свой визирь, свой дефтердар, свой диван-эфенди, свой кади, и в общем, его двор составлен из тех же чиновников, что и ханский; у него, как и у хана есть ана-бей (см. ниже) и улу-хани , чины, жалуемые им его женам и наиболее близким родственницам и которым присвоены те же привилегии. <…>. Калга-султан заседает каждый день в своем «диване», в который можно, как и в большом диване аппелировать все приговоры, вынесенные «кади» или судьями, заместителями кази-аскера, в областях, подвластных калге. Этому дивану подведомственны, таким образом, все преступления его округа, даже если идет дело о смертном приговоре; но калга не имеет права дать окончательный приговор, он только разбирает процесс и посылает «илам» или протокол своего кади в большой диван, где хан произносит смертный приговор, следуя приговору муфтия и кази-аскера. Можно не признать, отвергнуть приговор дивана калги и попросить, чтобы дело было направлено в большой диван. Начальство калги-султана простирается исключительно от Акмесджита до Кафы.

Приказания, отдаваемые им для привлечения кого-либо к суду, его военные приказы, его пропуска и все повеления имеют ту же силу, что и ханские. Его доходы состоят из 10 000 пиастров из таможни Карасу, ему принадлежащей, 5000 – солончаков Ора, 3000 – из таможни Кафы, 2500 – «бал-акчеси» – медовые деньги от князя Молдавии и 1000 – от князя Валахии, дань, выплачиваемая этими князьями ему отдельно, независимо от того, что они отдают султану. Кроме того, он имеет подушную подать от христиан некоторых городов, которую отдает офицерам своего двора. Он наследует, как и хан, от всех мирз, умирающих в его округе без наследника до восьмой ступени родства; но он также уступает наследства ниже 2000 крымских пиастров своей улу-хани, своей ана-беи и своему дефтердару.

Когда калга отправляется в поход, он не имеет права требовать от своих кадиликов или уездов своей вотчины тех же податей и оброков, как хан, но только христианские подданные, которые зависят от него, обязаны доставить ему известное число лошадей, повозок и продуктов».

В описании Шарля де Пейссонеля обращает внимание целый ряд моментов. В частности, он отмечает высокий, аналогичный ханскому, статус женщин семьи калга-султана, а именно его матери и сестер (ана-бей), а также жен (улу-хани). Весьма интересны в описании консула подробности осуществления правосудия при дворе калги, а также весьма подробное описание доходов его казны.

Говоря о доходах калга-султана, необходимо добавить и доходы с земель, непосредственно принадлежавших калгаю и составлявших отдельную разновидность крымского землевладения – калгалык. Этой темы в свое время коснулся Ф. Лашков в известном исследовании по истории крымскотатарского землевладения. В отдельной главе, посвященной калгалыку, он, в частности, отмечает:

«Кроме хана и наследник престола (калга) имел свой удел, который назывался калгалыком. Имея свой особый двор (в Акмечети), свою администрацию, калга имел и свой удел, особый от ханского домена. Мы думаем, что калгалык образовался из коронных земель, простиравшихся по течению реки Альмы вверх до горы Чатырдага, а также по северному подножию Чатырдага. Судя по имеющимся в нашем распоряжении документам, калгалык занимал в означенных пределах местность, где находились и ныне находятся деревни: Буюк-Янкой, Кучюк-Янкой, Тавель и Аян. <…>

Наконец, когда бывший при последнем хане казнадаромАбдуль-Хамит ага и русский чиновник Караценов описывали в 1784 г., по поручению областного правительства, земли, которые должны были поступить в казну, как принадлежащие ханскому правительству, то земли при дер. Кучук-Янкой, Биюк-Янкой и Тавеле были описаны в казну как «калга-сулнанские земли». По измерению, произведенному в 1787 г., оказалось в Тавельской долине 505 дес. Одной пахотной земли, принадлежавшей калге султану и отведенной затем д.т. с. Попову.

Кроме этих земель, калге принадлежала также вся округа дер. Камтунь-Кара (Калму-Кара – Н.А.), ЗуйскогокадылыкаАкмечетскогокаймаканства, как это можно заключить, судя по тому же «Описанию» крымских земель, поступивших после присоединения Крыма в казну. Далее, можно думать, что большой луг при разоренной дер. Битак под Акмечетью, называемый султан-тогай, также принадлежал калге. Наконец, в числе земель, взятых в 1787 г. в казну, мы находим в Дин-Керчинском (вернее Дип-Керченском – Н.А.) кадылыкеКефинскогокаймаканства – «Мамай-еры» (возможно, ныне известно, как село «Мама» – Н.А.), половина которой, по словам описания, составляла прежде владение калги-султана. Без сомнения, калги посредством брака на дочерях или сестрах знатнейших беев, и главным образом Ширинов, а также путем купли-продажи могли подобно ханам приобретать земельные владения и угодья на праве частной собственности: быть может половина владения «Мамай-еры» и составляла такую собственность калги».

Данные материалы позволяют осветить еще один, весьма важный аспект статуса и полномочий калга-султанов. А именно, представить те значительные территории, которые находились под его управлением. Как видим, в них входил, прежде всего, центр калгалыка– город Акмесджит (Симферополь) с прилегающей округой, в которую входило, по сведениям Эвлия Челеби, 360 деревень (см. ниже). Надо полагать, именно к последней относились и вышеупомянутые земли в южном направлении вплоть до Чатырдага.

Далее следует город Карасу (Белогорск) с окрестностями, отмеченный во всех источниках. Известно, что в городе располагался дворец Калги-султана – «Султан Сарайы», в котором гостил калга при посещении города. Рядом со дворцом, как свидетельствуют архивные материалы ханского времени, находилось относившееся к нему кладбище. В тех же архивных документах упоминается и один из крупных торговых рынков города, имевших отношение к калгаю – «КалгайЧаршысы».

Под управлением калга-султана находился и город ЭскиКырым (Старый Крым). Так, ЭвлияЧелеби пишет о том, что ЭскиКырым «находится под властью хана (т.е. на территории, относившейся к Крымскому ханству, в отличие от, например, Кефе и Судака – Н.А.) и управляется эмином (доверенным чиновником, управляющим – Н.А.) калга-султана.

Далее территории, подконтрольные калга-султану, следовали по направлению к Керчи. Тот же Эвлия говорит о том, калга-султан «управляет восточной частью Крыма» до «области деревень Колеч» и далее, до крепости Керчь.

Селение Колеч располагалось (и располагается ныне под именем Новопокровка) между Старым Крымом и Кефе (несколько севернее от центральной дороги) и было одним из т.н. «четырех очагов» – известных религиозно-суфийских центров Крыма. Что же касается Керчи, эти данные подтверждаются вышеприведенными сведения Ф. Лашкова: Дип-Керченский кадылык охватывал практически весь Керченский полуостров (сама Керчь, как известно, находилась под османской юрисдикцией).

Таким образом, под непосредственным управлением калги-султана находилась широкая полоса земель по линии Акмесджит–Карасу–ЭскиКырым–Керчь. Калга-султан контролировал огромные территории, на которых располагалась несколько сот деревень, центром же этого пространства был Акмесджит. Современному Симферополю и не снилось!

Нариман АБДУЛЬВААП, старший научный сотрудник НИЦ КИПУ, директор НИЦ музея «Ларишес»

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET