Конфликт в религиозной сфере заложен чиновниками

13.01.201418:59

Конфликтный потенциал, существующий в религиозной сфере Крыма, заложен чиновниками от власти

Постсоветский религиозный ренессанс конца 80-х – начала 90-х годов прошлого столетия совпал в Крыму с массовым возвращением из мест депортации крымскотатарского народа, высланного коммунистическим режимом И.Сталина со своей исторической родины в 1944 году.

Большинство проживавших в Крыму славян (в основном русских) встретили коренных жителей в штыки.
Противостояние усугубилось после обретения Украиной государственной независимости и усиления сепаратистских сил, добивающихся передачи Крыма России. Крымские татары поддержали центральную власть в Киеве и выступили противниками отделения Крыма от Украины, к чему тогда упорно призывало пророссийски настроенное большинство населения полуострова. Это привело к конфронтационным процессам: резкому росту межэтнической, а затем и межконфессиональной напряженности в Крыму. Большую роль в этих процессах сыграли государственные чиновники, но их закулисные действия, особенно в религиозной сфере до сих пор находятся для крымского сообщества за семью печатями. Дело в том, что межконфессиональное противостояние было вызвано стремлением Симферопольской и Крымской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) с помощью определённых политических сил и приближённых к церкви государственных чиновников, сохранить за собой существующее доминирование на территории автономии. Главные ставки в достижении своих целей церковные иерархи сделали на государственных чиновников Крыма, занимающих различные посты в органах местного самоуправления и высшей исполнительной власти автономии. Козырным чиновником в этой ставке стал В. Малиборский, председатель существовавшего в то время Комитета Автономной Республики Крым по делам религий, преобразованного затем в Рескомрелигий.

Согласно своему статусу «Рескомрелигий являлся органом исполнительной власти Автономной Республики Крым, подотчетным, подконтрольным и подведомственным Совету министров Автономной Республики Крым и подотчетным перед Верховной Радой Автономной Республики Крым». Однако, как сложилось на практике, государственный орган, по сути, стал структурным подразделением Симферопольской и Крымской епархии, а возглавляющий его чиновник – куратором и близким «другом» церкви. Под пристальным вниманием и контролем Симферопольской епархии оказались все аспекты деятельности государственного органа: планы его работ, кадровая политика, а главное, возможность негласно получать из Комитета всю необходимую информацию о деятельности «конкурирующих» религиозных организаций, и, естественно, использовать ее в собственных стратегических планах. Парадокс в том, что при этом, информационно-аналитические отчеты Рескома по делам религий отмечались специальным грифом и к которым имел доступ ограниченный контингент государственных чиновников. Подобная практика давала возможность чиновникам под грифом секретности искажать реальную религиозную картину Крыма, например, численности этноконфессиональных общин и их потребности в культовых зданиях.

Цель была достигнута и большинство мусульманских и других «конкурирующих» с Симферопольской епархией религиозных организаций, стали иметь большие проблемы с получением земельных участков под строительство культовых объектов. Затем ситуация прояснилась ещё больше, и стало понятно, почему после 20-летней работы на государственной службе глава Рескома по делам религий В.Малиборский получил от своих тщательно скрываемых за эти годы церковных хозяев, высокую должность в штатном расписании епархии.

Его преемницей на государственной должности, по благословлению той же епархии, оказалась фанатичная активистка политической партии «Русское единство» Л. Чулкова. С первых дней своей деятельности она не менее рьяно занялась не только лоббированием интересов крымской епархии, но и, явно по заданию своих политических шефов, взяла курс на раскол единства мусульманской уммы Крыма. Первым шагом для этого стало организация встречи с мусульманскими лидерами, оппозиционными Духовному управлению мусульман Крыма. «Знакомство» закончилось договорённостью о помощи в регистрации альтернативного крымскому муфтияту Духовного центра мусульман Крыма (ДЦМК). Л.Чулкова сдержала слово: 14.12.2010г Духовный центр мусульман Крыма был зарегистрирован Государственным комитетом по делам национальностей и религий в соответствии с поданными учредительными документами. Цель была достигнута: раскол мусульманской уммы Крыма состоялся де-юре, и череда внутримусульманских конфликтов захлестнула Крым. Природа конфликтов между мусульманами имеет не религиозную, а политическую основу, т.к. в подавляющем большинстве верующие объединены принадлежностью к одному народу и к общему суннитскому исламу. Коррумпированные, заангажированные чиновники малиборские, чулковы, петровы, сидоровы…, получившие возможность влиять на религиозную среду автономии, стали движущей силой религиозных конфликтов в Крыму. При их негласной поддержке стали возможными провокационные акции по установке поклонных крестов в населённых пунктах автономии (Симферопольский район, Судак, Первомайский район, Армянск, Саки, Евпатория, Феодосия, Старый Крым и др.) попытки строительства часовен на местах старых мусульманских кладбищ (Алушта, Симферопольский район) и местах мусульманских святынь-азизов (Симферопольский район, Симеиз). По инициативе государственных чиновников стали отменяться решения по ранее выделенным земельным участкам под строительство мечетей (Симферопольский район, Алушта), передачи, бывших мусульманских культовых зданий иным конфессиям (Феодосия)… Политизировав религию, чиновники подвели общество к грани межрелигиозных конфликтов. Возникшие в Крыму милитаризованные казачьи формирования, объявили себя «защитниками православия» и заручились в поддержке со стороны казачества России. Со временем казаки уже по своей инициативе, под разными предлогами, начали установку крестов там, где им заблагорассудится, провоцируя крымских татар к столкновениям на религиозной почве. Митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь поддержал инициативу представителей рядка казачьих организаций по созданию расширенного Совета атаманов при Крымской и Симферопольской епархии. В данном случае речь идёт о создании штаба по руководству военизированными казачьими формированиями на территории Крымского полуострова.

По негласному благословению церкви и с молчаливого согласия руководителей государственных организаций, идет массированная экспансия православных священнослужителей, практически, на все сферы жизни общества. Например, при поддержке Министерства образования и науки Крыма ведется целенаправленная работа по «христианизации» детей и молодежи, начиная от детских садов, общеобразовательных школ и ВУЗов.

Подготовительной стадией явилось создание так называемого «Союза православных учителей Крыма» и добровольно-принудительного вовлечения в него школьных учителей. Ученые Центра ближневосточных исследований отмечают: «Еще одним примером экспансии религии в другие сферы общественной жизни является внедрение курса «Основ православной культуры в средней школе, который, невзирая на совещательный характер соответствующих решений Министерства образования Украины, стал фактически обязательным компонентом учебных программ в АРК, в отличие от других регионов Украины… …Подобные просветительские мероприятия содействуют искусственному разделению учеников по религиозной принадлежности, навязыванию молодежи религиозной идентичности, также, как когда-то советская паспортная система навязывала каждому выбор той или иной национальности или принуждала от отказа от собственной идентичности в случае принадлежности к дискриминированным группам. В контексте высокого уровня конфликтности общественной дискуссии, публичной активности в сфере религии в АРК, введение религиозных предметов в средней школе содействует качественному расширению социальной базы межгрупповых конфликтов и их возобновляемости, вследствие привлечения младших поколений».

Несмотря на задекларированные права граждан на свободу совести, соблюдение принципов отделения церкви от государства и школы от церкви, крымская власть равнодушно взирает на то, что в автономии под контролем церковных служителей оказались детские сады, школы, ВУЗы, больницы и даже воинские части, флот… И не мудрено, ведь под их влиянием церкви оказались и сами органы государственной власти! С их помощью церковное начальство получает лучшие земельные участки под строительство храмов, санаторные комплексы на берегу Черного моря, которые огорожены от мирян высокими глухими заборами. Можно еще перечислять… В одной из своих публикаций в 2004 году я отмечал тенденцию к сращиванию руководства православной церкви с крымскими чиновниками от власти, что вызвало их острую негативную реакцию. Однако в своих исследованиях в 2009 году мою позицию поддержали вышеуказанные украинские ученые-востоковеды: «Расширение функции религии в политике приводит до того, что она становится не только ресурсной базой власти, а и сама по себе превращается в неформальный источник власти. Религиозные деятели становятся частью политического класса (властной элиты), от санкции которых, в отдельных случаях, зависит принятие тех или иных решений. Самым заметным проявлением экспансии религии во все сферы жизни является распространение религиозной символики даже в таких сегментах публичного простора, которые непосредственно не касаются религии по своим фундаментальным назначениям… Во время полевых исследований в Крыму ученые-исследователи сталкивались с фактами, когда санкция (благословление) православных иерархов и священников содействовала получению земельных участков».

В настоящее время Министерству культуры Крыма переданы остатки, ликвидированного в 2011 году Рескомрелигий. Хочется отметить, что после того как Министерство культуры Крыма взяло на себя не свойственные ему функции государственно-конфессиональных отношений, религиозная ситуация в Крыму усугубилась. Этого следовало ожидать, потому что вместе с обломками Рескомрелий к Министерству культуры получило и традиционную зависимость от церкви Московского патриархата. Трагизм ситуации заключается в том, что политическая и конфессиональная зависимость чиновников указанного министерства привели к усилению хронического противостояния в крымском обществе и уже перерастают в целенаправленные поджоги и погромы мусульманских мечетей и храмов Киевского патриархата.

Айдер Булатов

к.ф.н., религиовед.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET