ИСТОРИЯ КРЫМСКОЙ АССР / 3

14.03.201421:14

Часть 1, Часть 2

ЧАСТЬ III.
НОВЫЙ ТЮРКСКИЙ АЛФАВИТ

В конце 1928 года президент Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк принял закон, вводивший новый турецкий алфавит и запретивший применение арабского с 1 января 1929 года.

Идею совершенствования турецкого языка и избавления его от арабо-персидских заимствований подкинул известный казантатарский либеральный деятель Садри Максуди (родился в 1878 году в деревне Ташсу Казанского уезда Казанской губернии).

В 20-е годы прошлого века Садри Максуди жил во Франции. В ноябре 1924 года ученый прибыл в Турцию. Его лекции «Взгляд на тюркскую историю», «Тюркское единство», «Роль академий в развитии и совершенствовании языков» вызвали самые восторженные отклики и неоднократно прерывались аплодисментами. Максуди поручили преподавать совсем новый и не разработанный предмет «История тюркского права». Он написал учебник по этому предмету. Все это вызвало уважение Ататюрка. По своему статусу Максуди фактически являлся личным советником М. Кемаля.

Благоприятной почвой перехода на латиницу уже в советской России было распространение в среде большевиков идеи перевода кириллицы на латиницу, подпитанные борьбой с церковью, разрывом с прошлым и планами на мировую революцию пролетариата. Решительным сторонником такого перехода был А. В. Луначарский. По словам Луначарского, сторонником латиницы был и В. И. Ленин, который в беседе с ним говорил: «Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно». Во время правления Сталина эти тенденции были развернуты в противоположную сторону в связи с образовавшимся железным занавесом и борьбой со всем буржуазным, в том числе и национал-буржуазным. До Сталина процесс латинизации графики одобрялся большевиками и на идеи пантюркизма закрывали глаза, потому что нужно было удерживать в революционном обновленческом духе тюркские народы, пока большевистская власть окончательно не встала на ноги.

В 1922 году в Азербайджане Председатель ЦИК Азербайджана Самед Агамали-огълы, поговорив предварительно с В. И. Лениным, создал в Баку «Комитет НТА (нового тюркского алфавита)». В 1926 году прошел первый съезд по тюркологии. Он состоялся в Баку, где участвовали ученые со всего мира. До этого события в 1924 году по приглашению руководства Азербайджана в Баку приехал Бекир Чобан-заде, где в качестве профессора Бакинского университета активно участвовал в переходе от арабской письменности к латинской. На этом съезде был сделан вывод, что, учитывая звуковую структуру в тюркских языках, латинский алфавит может оптимально выразить эти звуки. Затем решением ЦК партии от 28 февраля 1927 года был учрежден Всесоюзный комитет по введению ново-тюркского алфавита, получивший сокращение ВЦК НТА. Его местопребыванием был определен город Баку, а в Москве имелось его представительство. Председателем был назначен Самед Агамалы, членами президиума – видные деятели тюркских республик СССР Файзула Ходжаев, В. К. Айтанов, Кульбешеров, Назиров, Асфендиаров, а также Диманштейн. Членами ВЦК стали видные ученые-тюркологи, в том числе и профессор Чобан-заде. Следует заметить, что еще до того, как прибыл в Баку, он стал научным консультантом республиканского комитета НТА.

ВЦК НТА приступил к работе в мае 1927 года и в качестве первого важного шага стал издавать журнал «Культура и письменность Востока». Уже в следующем году выходят 3 номера (книги), первый – в Москве, остальные – в Баку. ВЦК НТА стал проводить регулярные пленарные заседания в столицах тюркских республик. В их работе принимает участие Бекир Чобан-заде. Первый пленум состоялся в Баку, затем следует встреча в Ташкенте. На 2-ом пленуме Б. Чобан-заде выступил с докладом «О научном совете». 3-й пленум состоялся в Казани. На нем, как и на следующем в Алма-Ате (1930 г.), Чобан-заде присутствует в качестве одного из главных действующих лиц. Но уже в конце 1930 г. президиум ВЦК НТА исключает из состава членов научного совета профессоров Е.Поливанова и Б.Чобан-заде.

Принятые в Баку решения усилили раскол крымскотатарского общества на латинистов и арабистов. В позднейшем аналитическом документе сказано, что ядро национальной интеллигенции и миллийфирковцы заняли антилатинскую позицию. Не поддержали латинизацию также В. Ибраимов, О. Дерен-Айерлы и У. Балич. Между Вели Ибраимовым и Бекиром Чобан-заде пошли на этой почве разногласия. Вели Ибраимов однажды сказал Бекиру Чобан-заде: «Ты, Бекир, откажись от латинского алфавита, ведь это дело чисто миссионерское». Бекир Чобан-заде в ответ сказал: «Я не ребенок. Я сознательный латинист, от этого отказаться не могу». Резко выступили против латинизации общественные деятели Халил Чапчакчи и Абибула Одабаш. Однако общим знаменателем, объединившим обе фракции Народной партии, стала позиция кемалистов. Все согласились с такой формулой: «Если Турция примет латинизацию, то Крым, безусловно, последует ее примеру». Только мы забыли отметить, что сказанные Ибраимовым слова «латинский алфавит это дело миссионерское» неверные, поскольку в реальности эта идея принадлежала большевикам. Как уже говорилось, Анатолий Луначарский действовал по указке большевистской партии, которая хотела латинизировать русский алфавит. Но в ходе исследования мы выяснили, что Анатолий Луначарский хотел латинизировать только русский алфавит, а другие народности России Луначарский латинизировать не собирался. Изучая биографию Луначарского, мы узнали, что он был единственным наркомом просвещения, считавшим себя русским наркомом, который не вправе решать за наркома просвещения украинского, татарского иного другого. Теперь мы выяснили, что к латинизации тюркского алфавита А. В. Луначарский никакого отношения не имел. Но мы уже говорили, кто подкинул идею о латинизации турецкого языка. Это С. Максуди, но он предлагал сначала латинизировать только турецкий алфавит. В Советском Союзе идею Садри Максуди подхватили ученые Азербайджана, где в 1922 году был организован специальный комитет во главе с Н. Наримановым для подготовки перехода на новый алфавит. В. И. Ленин придавал большое значение реформе, считая, что «это есть революция на Востоке». Вслед за Азербайджаном другие тюркские народы также приступили к латинизации алфавита.

В феврале 1926 г. в Баку состоялся Всесоюзный тюркологический съезд, посвященный вопросам латинизации письменности тюркоязычных народов. В его работе участвовали представители горских кавказских народов Советского Союза. На съезде был создан Центральный комитет нового тюркского алфавита под руководством председателя ЦИК Азербайджана С. Агамалы-огълы (Н. Нариманов умер в 1925 г.). Приняли участие в этом съезде и крымские татары, среди которых следует выделить Бекира Чобан-заде и Абибулу Одабаша. 27 февраля 1926 года на 3-м заседании съезда выступил А. Одабаш:

«Я здесь главным образом хотел отметить несколько моментов для того, чтобы систематизировать и правильно поставить вопрос о собирании материалов вещественной культуры тюркских народностей. Я также отметил некоторые работы, проделанные в Крыму. Для того, чтобы собирать материал в тот момент, когда экономическая жизнь тюркских стран ежегодно меняется и лицо ее вещественной культуры совершенно изменяется, в этот момент для того, чтобы осилить этот вопрос, непременно нужно обратиться к помощи учителей, так как единственной культурной силой в тюркских странах являются они. Второй момент. Непременно нужно подготовить научных работников из самих же тюрков, а для этого непременно нужно командировать со стороны тюркских республик в этнографические отделы университетов несколько таких представителей. Третий момент, – непременно создать конференцию по вопросам этнографии тюркских народностей. Затем еще один момент для осуществления синтеза работы по вещественной культуре тюркских народностей. Нужно создать общий музей этнографии в каком-нибудь центральном месте тюркской республики; Вот те моменты, которые я здесь намечаю». Выступил в этот же день и Бекир Чобан-заде. Позволим себе поместить здесь некоторые выдержки из его доклада:

«Если вернуться к предмету нашего доклада и к нашей теме, каковым является вопрос о тюркских наречиях, то должны констатировать, что тюркские наречия существовали еще до орхонских надписей. Это положение не подлежит никакому сомнению. Тот неоспоримый факт, что орхонские надписи, принадлежащие Тукию подразделялись на две части: восточный и западный или северный и южный, с другой стороны и то, что в этих надписях упоминаются имена тюркских племен карлуков, уйгуров, токузогузов, киргизов и других и, наконец, и сам язык орхонских надписей говорит и доказывает вышесказанное. Что эти тюрки называли себя “тюрками” также не вызовет сомнения. На все время протяжения истории имеются веские на это доказательства. Если мы посмотрим и вникнемся в некоторые труды, принадлежащие разной эпохе, как-то: “Кудатку-Билик”, “Диван Хикмет”, “Диван лугат иль турк”, то мы увидим, что они написаны на разных наречиях и авторы называли свои труды “тюркскими” и себя именовали “тюрками”».

Спустя два года Максим Горький с восхищением рассказывал о культурном празднике в Баку, посвященном шестилетней годовщине нового алфавита. «Изумительный старец Самед-ага Агамалы-оглы, президент республики тюрков, инициатор замены арабского алфавита латинским, – рассказывал М. Горький, – говорил пламенные речи, как юноша. С законной гордостью он вспоминал, как Владимир Ильич сказал ему: “Латинский алфавит – первый шаг, которым вы начинаете культурную революцию среди тюрков”».

Комитет проделал большую работу по латинизации алфавитов, а также по созданию новой письменности на основе латинской графики у некоторых малых народностей. В конце 20-х – начале 30-х годов латинизированный алфавит был принят в Азербайджане и во всех республиках Средней Азии, а также в ряде автономных республик и областей. Теперь мы видим, что за латинизацию тюркского языка выступили азербайджанские ученые еще в 1922 году. Идея латинизации тюркского языка побежала по всем тюркским республикам Советского Союза. Чобан-заде хотел латинизировать тюркский язык для того, чтобы европеизировать тюрко-татарскую письменность, другими словами, модернизировать, привести в соответствие с новыми вызовами ХХ века. И еще, как известно, Новая Турция в 1928 году перешла на латинский алфавит, и Крым в любом случае должен был следовать ее примеру.

Первая Всекрымская орфографическая конференция состоялась в Симферополе 10 – 12 сентября 1927 года. Только приезжих, получивших пособие на ночлег, насчитывалось 54 человек. Основные доклады были подготовлены столичными языковедами, среди них следует назвать председателя ЦК НТА М. Недима, А. Айвазова, Я. Байбуртлы, К. Джемалединова, общественного деятеля Дж. Меинова, писателей А.Одабаша и У.Ипчи. Выступили и молодые литераторы: Я.Азизов, М.Гафаров. Чобан-заде представил на обсуждение два доклада, а также вошел в состав всех трех комиссий, созданных на конференции, – алфавитной, орфографической и языковой.

В промежутке между конференциями произошло чрезвычайно важное событие – 9 мая 1928 года (в день расстрела Вели Ибраимова) вышло совместное постановление ЦИК и Совнаркома «О введении нового алфавита по Крымской АССР». Оно устанавливало 5-летний период, начиная с 1928 – 1929 учебного года для полного перехода на новый латинский алфавит во всех учебных заведениях и в политико-просветительского значения.

Вторая Всекрымская орфографическая конференция прошла в Симферополе с 2 по 7 сентября 1929 года. В этому времени прокатилась первая волна сталинских репрессий против членов Миллий-фирка и по «Делу Вели Ибраимова», поэтому ряд участников предыдущего научного форума находились в тюрьмах или ссылке (А. Одабаш, Дж. Меинов). На конференции выступили М.Недим, Б.Чобан-заде, У.Ипчи, Я.Азизов, А.Лятиф-заде, И.Леманов и др.

Когда тюркский алфавит был латинизирован, нарком просвещения Анатолий Луначарский, планируя также латинизировать русский алфавит, заявил: «Выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывает нас не только с Западом, но и с обновленным Востоком». Однако латинизировать русский алфавит А. Луначарский не смог, поскольку пришедший к власти И. Сталин не одобрил его программу.

Селим РАПОПОРТ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET