Из воспоминаний Дженгиза Дагджи

24.03.20140:43

Крым и крымские татары… Молчат поэты, молчат историки, молчат партийные лидеры, академики, профсоюзные деятели. Как будто ничего не случилось с Крымом и крымскими татарами… Все молчат, только я… Только я, сидящий в своем углу за тысячи километров, не молчу и не буду молчать, но голос мой ни до кого не доходит.

И в это утро я проснулся, как обычно, около восьми часов утра. Регина встала раньше меня и сейчас, наверно, заваривает чай или ходит между цветами в саду. Немного позже на лестнице послышатся шаги, и Регина войдет в спальню с двумя чашками чая. Попьем чай. Немного поговорим. Обо всем, как каждое утро. И так начнется новый день нашей жизни.

Ровно в восемь включаю программу новостей Би-Би-Си. Сводка новостей начинается с крымских татар: «Сегодня на Красной площади продолжается начавшаяся вчера демонстрация протеста сотен крымских татар».

Я стремительно вскакиваю с постели. Неужели правда? И Регина уже в комнате, устанавливает чашки с чаем на столик, где стоит радиоприемник. Диктор продолжает: «По сообщению советского официального агентства, с целью рассмотрения требований крымских татар о возвращении на родину под руководством Председателя Президиума Верховного Совета Громыко срочно начинает работать специальная комиссия».

Некоторое время мы сидим как парализованные. Потом, как старый солдат и Мелек-ханум из моего рассказа, обнимаемся и плачем. Это слезы радости. О Аллах мой! Неужели сорок лет спустя в руководстве Советского Союза появились люди, наконец, которым понятны страдания и проблемы моего народа?

Конец месяца, воскресенье. Начавшаяся неделю назад демонстрация протеста крымских татар в Москве все еще продолжается. Крымские татары добиваются приема у Генерального секретаря партии. Центральное место во всех ежедневных и недельных обзорах радио и телевидения занимает информация о крымских татарах.

Информация повторяется каждый час, подчеркивая тем самым ее значимость и одновременно свидетельствуя, что политика демократизации и гласности Горбачева находится под угрозой:

Красная площадь оккупирована крымскими татарами.

Красная площадь оцеплена транспортными средствами и оградами милиции и военных…

Движение транспорта по Красной площади закрыто…

Это невиданная до сих пор в Советском Союзе демонстрация протеста…

Адиле ЭМИРОВА

Крым и крымские татары… Никто не молчит: ни поэты, ни историки, ни политические лидеры, ни академики. С Крымом «что-то» случилось. Мы не молчим, но наш голос ни до кого не доходит.

В одно утро мы проснулись в другой стране. В один день от Украины получили статус коренного народа Крыма. И ни много ни мало после 20 лет просьб и ожиданий. Некоторое время все сидели как парализованные. Потом, как старый солдат и Мелек-ханум из рассказа Дженгиз-агъа, обнимались и плакали. Слезы радости? Нет, слезы обиды и разочарования…

Неужели 22 года спустя в Украине появились, наконец, люди, которым понятны страдания и проблемы крымскотатарского народа? Вопрос…

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET