История Крымской АССР / Расстрел В.Ибраимова

28.03.201413:17

ИСТОРИЯ КРЫМСКОЙ АССР
ЧАСТЬ IV. начало Часть 1, Часть 2, Часть 3

РАССТРЕЛ ВЕЛИ ИБРАИМОВА

В 1928 году Лев Троцкий проиграл борьбу за власть, а победителем из этой борьбы вышел Иосиф Сталин (Джугашвили).

Теперь зададим себе вопрос, как какой-то простой горный грузин смог победить и обвести вокруг пальца еврейского гения Льва Троцкого (Бронштейна).

Нам известно, что Сталин еще вначале 20-х гг. был малозаметной фигурой и не имел сильного политического веса. И даже по своим интеллектуальным способностям Сталин уступал Троцкому. Борьба за власть началась еще при жизни В. Ленина, поскольку в 1922 году у Ленина сильно ухудшилось состояние здоровья и многие были уверены, что вождь мирового пролетариата долго не протянет. В это время авторитет Л. Д. Троцкого сильно рос, а осень 1923 года была наивысшим его взлетом. Он находился на пике своей власти, он «командовал парадом» – уже не российским, а общеевропейским! Из кандидатов его перевели в члены Исполкома Коминтерна, и он явно оттеснял Г. Зиновьева, распоряжаясь зарубежными коммунистами как своими подчиненными. Взлет Л. Троцкого сильно напугал Г. Зиновьева и Л. Каменева и тем самым в противовес Л. Троцкому на Олимп возвели Сталина. Если бы, конечно, Зиновьев и Каменев знали, что спустя 10 с лишним лет Сталин поставит их к стенке и расстреляет, то, наверняка, не стали ему помогать.

Теперь мы видим, что И. Сталина посадили на престол в противовес Л. Троцкому. Сталин, разгромив Троцкого, решил отпраздновать эту победу кровопролитием и репрессиями. Одной из первых жертв генсека стал работник Наркомнаца – Мирсаид Султан-Галиев. В Крыму Мирсаид Султан-Галиев был председателем СНК и поддерживал отношения с Исмаилом Фирдевсом и Вели Ибраимовым. М. Султан-Галиев был ярым противником латинизации тюркского языка. Сталин точил зуб на Султана-Галиева еще с 1922 года, когда Л. Троцкий, Н. Бухарин, М. Султан-Галиев и М. Фрунзе полагали необходимым сохранить за союзными республиками «атрибуты национальной независимости». Они считали, что такая форма федерализации будет в большей мере способствовать хозяйственному возрождению республик, отвечать интересам свободного развития наций. Сталин был сильно раздражен «национал-уклонистами», поскольку Мдивади и Султан-Галиев хотели образовать «Русскую Республику». Иосиф Сталин обвинял «национал-уклонистов» в том, что они якобы разлагают РСФСР на составные части и превращают их в независимые республики. В свою очередь Султан-Галиев заявил, что доклад Сталина «не разрешает национального вопроса в силу своей нелогичности и неясности позиций». Иосиф Сталин предлагал формировать Советское государство, не допуская при этом создания большого количества автономных республик и округов. Но нам известно, что план Сталина не одобрили Ленин, Троцкий, Зиновьев, Каменев и Султан-Галиев. Сталин в свою очередь искал повод, чтобы арестовать Султан-Галиева. В 1923 году деятельность Мирсаида Султан-Галиева была признана антисоветской, он обвинен в проведении внепартийной конспиративной работы, в создании нелегальной организации для противодействия мероприятиям центральных партийных органов и исключен из ВКП(б). Много лет спустя Л. Д. Троцкий в своей книге «Сталин» привел следующие слова Л. Б. Каменева об этом эпизоде: «Помните арест Султан-Галиева, бывшего председателя Татарского совнаркома (здесь ошибочно названа его должность – С. Р.) в 1923? Это был первый арест видного члена партии, произведенный по инициативе Сталина. Мы с Зиновьевым, к несчастью, дали свое согласие. С того времени Сталин как бы лизнул крови».

В 1928 г. было сфабриковано новое дело – о «султангалиевщине» как агентуре международного империализма. Султан-Галиева вновь арестовали. Позднее в ходе следствия по делу «крымскотатарской антисоветской националистической организации “Милли-Фирка” в 1927-1928 годах органами ОГПУ были получены показания отдельных участников об их связях с московской антисоветской группой “правых”, возглавляемой Султан-Галиевым». В докладной записке заместителю председателя ОГПУ Г. Ягоде сотрудник Восточного отдела ОГПУ Балдаев сообщал: «В процессе следствия по делу крымской контрреволюционной организации “Милли-Фирка” установлено, что Султан-Галиев, работник Всеохотсоюза, является идейным руководителем московского центра и всей деятельности Милли-Фирка».

Сталин, арестовав Мирсаида Султан-Галиева, серьезно взялся за Вели Ибраимова. Глава Крымской АССР Вели Ибраимов пытался наполнить реальным содержанием формальный статус автономной республики, сопротивлялся диктату центра в земельном вопросе – важнейшем для крымскотатарского народа, апеллировал к Ленину и ленинизму, проявляя тем самым верх неуважения к новому лидеру партии и государства. Еще когда в 1924 году скончался Владимир Ленин, Вели Ибраимов на траурном собрании на смерть Ленина заявил: «Умер великий член нашей партии, – это для нас большое горе, но мы не должны падать на дух — молодое поколение растет». Вели Ибраимов также восхвалял ненавистный Сталину НЭП. Вот что говорил о новой экономической политике В. Ибраимов: «Объявленная в начале лета 1921 года новая экономическая политика тоже в значительной мере оживила жизнь Крыма. Ряд мероприятий, проведенных в связи с НЭПом в важнейших областях жизни: в области торговли, сельского хозяйства, административного управления, просвещения, подготовил почву к переходу к нормальному управлению…». А уже год спустя после расстрела Вели Ибраимова Сталин свернул НЭП.

До января 1928 года Вели Ибраимов, как мы знаем, был председателем КрымЦИК. Проводимые под его руководством мероприятия и весь период его председательствования (начиная с 1924 г. и по 1928 г.) были названы «ибраимовщиной» и «правым уклоном», а кампания по исправлению классовой линии – «преодолением последствий ибраимовщины». 8 февраля 1928 года Ибраимов был арестован в Москве. В начале апреля 1928 года на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) председатель СНК РСФСР А. И. Рыков сказал такие абсурдные слова про Вели Ибраимова:

«Особенно характерна история с Ибрагимовым (Вели Ибраимовым – С. Р.), когда пред. ЦИКа Автономной Республики был бандитом, причем он был бандитом до вступления в партию, был бандитом в составе партии, бандитом попал в председатели Крымского ЦИКа. О нем нельзя сказать, что он переродился или изменился. Он никогда не менялся, как был бандитом, так и оставался им. На протяжении ряда лет этого не замечали ни мы, ни организация в Крыму, ни партийные организации, ни советские. Какие-то условия определили и этот совершенно вопиющий случай. Мне кажется, что эти условия общие с теми, какие мы установили в шахтинском районе, а именно: недостаток критики, самокритики, самодеятельности, участия масс в руководстве и хозяйственной жизнью, и строительством, и всей советской работой. Если бы этого не было, то ни один из этих случаев, которые перечислил тов. Серго, или факт с Ибрагимовым не могли бы иметь места.

Поэтому выводы, которые мы делаем из шахтинского дела, мне кажется, должны идти дальше и не ограничиваться в своем применении одним Донбассом. В данном случае товарищи-украинцы (это же относится и к Северному Кавказу) должны исходить из того, что то, что вскрыло шахтинское дело, это не специфическая черта украинской действительности. Она выразилась в Донбассе несколько более ярко, чем в остальных районах, но она дала возможность установить болезнь, которая проникла гораздо дальше, болезнь, которой заражены некоторые звенья и нашей профсоюзной, и нашей хозяйственной, и нашей партийной организации. Эту болезнь нужно во что бы то ни стало излечить».

Враждебно к Вели Ибраимову относились и некоторые крымскотатарские крестьяне. Так, подстрекаемые сталинскими провокаторами некоторые крымскотатарские бедняки, середняки и сельскохозяйственные рабочие деревни Отузы писали, что деятельность Вели Ибраимова и его группы «явно направлена против бедноты». Жители деревни Дуванкой Бахчисарайского района в телеграмме Президиуму выездной сессии Верховного Суда 3 мая 1928 года сообщали, что они считают «действия Вели Ибраимова и его группы антисоветскими» и просили «применить к этим социально опасным элементам высшую меру наказания».

23-28 апреля 1928 года дело Вели Ибраимова и его сообщников было рассмотрено выездной сессией Верховного Суда РСФСР в Симферополе. Процесс был открытым, его стенограмма публиковалась в газете «Красный Крым». Вели Ибраимову было предъявлено обвинение по статьям 58-8 (террористический акт), 59-3 (участие в бандитской шайке) и 116 часть 2 (растрата). Эти обвинения, конечно, абсурдные и вымышленные. Вели Ибраимову приписали те преступления, которых он на самом деле не совершал. В результате Вели Ибраимов и Мустафа Абдулла были приговорены к высшей мере наказания, еще девять подсудимых получили тюремные сроки, один – условный срок, трое – оправданы. После того, как Президиум ВЦИК СССР отклонил ходатайство о помиловании, в ночь на 9 мая 1928 года Вели Ибраимов и Мустафа Абдулла были расстреляны. Тело Вели Ибраимова было тайно погребено на территории совхоза «Красный» Симферопольского района, а место вспахано невесть откуда взявшимися тракторами.

После расстрела Вели Ибраимова в СССР начался этап массового раскулачивания и выселения зажиточных крестьян. Давайте рассмотрим справку, в которой приводится статистика выселенных семей по регионам.

Селим РАПОПОРТ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET