Сердцебиение веков в живописи Нури Якубова

21.04.201412:50

Нури Якубов – особенный художник, рассматривая его картины, внутренний мир наполняется умиротворением, а эстетическое восприятие будто бы обогащает человека знаниями об истории Крыма. Старинные дома и маленькие улочки южнобережных городов, крымские пейзажи и натюрморты – визитная карточка талантливого художника.

«Первое, о чем я думаю, приступая к работе, это то, что я должен показать людям те пейзажи Крыма, которые скоро могут не сохраниться. Все теряется и утрачивается, и Крым меняется очень быстро. Мне важно успеть его запечатлеть для будущих поколений», – отметил Нури Якубов.

Гурзуф и памятник природы Ай-Серез близ Судака, улочки Эски Къырыма изображены Нури Якубовым с такой реалистичной достоверностью, что хочется зайти в уютные дворики с обвитым виноградом и цветущими розами, а по его мечетям и жилым домам можно изучать особенности древней архитектуры и интерьера крымских татар. Интерес к этой теме он проявлял еще в Узбекистане, когда карандашом делал первые наброски в родном городе Янгиюль Ташкентской области. После окончания с отличием Республиканского художественного училища им. П. Бенькова учился в Московском художественном институте им. В. Сурикова.

– Посмотри на душу и сердце и скажи: кто ты, откуда родом? – говорили студентам преподаватели, раскрывая духовную сторону профессии живописца.

В 1991 году Н. Якубов впервые приехал в Крым на летнюю учебную практику.

– Нас было десять студентов разных национальностей из бывшего Союза и даже иностранцы, в том числе двое крымских татар, – рассказывает художник. – Поселились в Кореизе у подножия горы Ай-Петри. И его улочки, дорога в поселок стали тогда для меня открытием всего Крыма. То, что душа искала много лет в разных местах страны, глаза нашли здесь.

За два месяца он нарисовал десять картин и все удачные. Это были материализованные на холсте его личные переживания и сердцебиение с деталями, без которых, по мнению художника, нельзя полюбить в живописной работе. Кореиз до мелочей открыл перед ним такой огромный пласт мира, который с тех пор главной линией пронизывает все его творчество.

Когда Н. Якубова спрашивают, что он больше всего любит рисовать, отвечает:

– Эски Къырым.

И подразумевает не только город с таким же названием и древний – Солхат, где живет последние двадцать лет, а весь полуостров. Он ходил по улицам Бахчисарая, смотрел на современный шифер и асфальт, и в воображении возникал прежний образ города старой черепицей и каменной мостовой. А во время поездки по Турции в местах, где проживают выходцы из Крыма, ему открылись настоящие раритетные сокровища древней архитектуры.

– Там сохранились еще прежние балконы, материалы и цвета, которые помогли мне понять, почему крымские татары строили жилье в горной местности, и долины с плодородной землей, которой было мало, оставляли для посевов, – рассказывает Н. Якубов. – Горный камень использовали как фундамент, а с рождением каждого следующего ребенка достраивали по комнате. Так возникла ярусная застройка, в которой один дом словно вырастал на крыше низкого уровнем.

Это глубокое знание исторического материала позволяет ему на основе остатков руин изобразить все сооружение, по одним только фундаментами восстановить маслом на холсте все село. Иногда рисует с натуры улочку. Люди подходят, смотрят и удивляются:

– Откуда ты это видишь? Там же ничего этого нет!

А он и не претендует на фотографическую точность, потому что его работы – не копии действительности или старинных зданий. Для него главное – создать художественный образ с национальным колоритом и духом, в котором современность сочетается с прошлым. А когда в работе над архитектурным пейзажем черно-белыми эскизам прошлых веков, например, мечетей Бейбарса или Узбека в Эски Къырыме, испытывает трудности с подбором цветовых оттенков в определенное время дня, подсказку ищет за окном своей мастерской, через которое видно построены во дворе с камня навесы под черепицей.

Каждый изображенный художником дом – не просто реконструкция или место с крышей, под которым можно укрыться от дождя. Он рисует его так, как видит сегодня, наполняя своим мироощущением и душой.

Отсутствие глянца и нарочитости в картинах, горячее крымское лето с потускнелой зеленью и пылью помогает лучше понять атмосферу и пространство прошлого, вибрацию тогдашнего общества с имущественным расслоением и уровнем религиозности.

В интерьере жилища, которое было многофункциональным, привлекают внимание сакральные элементы. Свои верования о защите дома от злых сил крымские татары вкладывали в сочетание квадратных и овальных конструкций комнат, наполнения их различными декоративными изделиями и амулетами с магической символикой, отделка стен орнаментами и аппликацией.

Мы сегодня находимся на точке невозврата многих архитектурных сооружений крымских татар, типичных образцов жилой застройки. Например, из бывших 1600 культовых зданий ныне сохранилось только 60. А через 20-30 лет и они могут быть потеряны навсегда. В начале 90-х годов прошлого века после возвращения из депортации некоторые из крымских татар пробовали что-то смастерить, чтобы остановить процесс старения или разрушения дорогих сердцу зданий, вещей, семейных реликвий.

В архитектуре, как в летописи из камня, отражается вся наша жизнь. Она, по словам писателя Н. Гоголя, хранит память о народе даже тогда, когда уже ничего о нем не говорит. Поэтому на этом синтезе традиционной и современной застройки нам и нужно жить, сохраняя все лучшее из прошлых веков, восстанавливая утраченное, а новое создавать с таким расчетом, чтобы у региона был свой самобытный, ни на кого не похожий архитектурный облик.

По материалам Валентины НАСТИНОЙ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET