Борьба за титул повелителя Великого улуса

12.05.201412:55

В 1502 год Крымское ханство окончательно унаследовало великую империю Чингисидов. Великий Улус, Великое государство, известное как Золотая Орда, не распалось на отдельные и отчасти независимые ханства и орды. Государство осталось в прежнем величии, но отныне его центром становится не город Сарай, а крымский город Кырк-Ер.

Менгли Гирай хан раз и навсегда положил конец нескончаемой вражде между претендентами из рода Чингисидов в Орде. Отныне только он – «Великий хан Великой Орды и Великого Юрта, Дешт-и-Кыпчака» – и его потомки исключительно из династии Гираев были верховными правителями – хаканами и строили свои отношения с монархами других государств, исходя из этого высокого статуса.

Менгли Гирай не был первым, прилагавшим усилия к единовластию в Великом Улусе и смещению его центра в Крым. Он следовал политическому курсу своего отца, основателя династии и прямого потомка Чингисхана – Хаджи Гирая. Известно, что Хаджи Гирай с первых дней своего ханства вел постоянную борьбу со своими многочисленными соперниками. Ему пришлось столкнуться с ханом Улу-Мухаммедом в первый год своего правления, в 1428 году, а в 1434 году – с ханом Сеидом-Ахмедом, внуком хана Тохтамыша. И в первом и во втором случае Хаджи Гираю пришлось отступить. Он был прямым преемником на ханство в Улусе, и влиятельные бейские роды именно в нем видели своего хакана и призвали его в 1441 году на ханский престол. С этого времени правление Хаджи Гирая не прерывалось и было отмечено относительно спокойным периодом, когда закладывались новые черты в государстве, теперь уже Гираев. И все же его не могли не волновать соперники, ждавшие удобного момента заявить о себе. Первый реванш крымский правитель получил в 1452 году, когда он вновь сошелся на поле битвы со своим главным противником ханом Сеидом-Ахмедом. На этот раз Хаджи Гирай нанес сокрушительное поражение своему сопернику на берегу Днепра. Это имело важнsе для Крымского юрта последствия. Фактически с этого времени центр Великого Улуса переместился в Кырк-Ер. Однако в Орде еще оставались другие соперники. Среди них были сыновья еще одного ордынского хана Кучук-Мухаммеда – будущий хан Ахмед, владевший землями в Поволжье, и его старший брат хан Махмуд, власть которого распространялась на южные степи между Волгой и Днепром с центром в Хаджи-Тархане. В 1465 году Хаджи Гирай наголову разбил войско одного из претендентов на лидерство в Улусе – упомянутого хана Махмуда. С этого года Гираи официально становятся единственными и неоспоримыми наследниками могущественной державы Чингисидов.

Однако в борьбе за ордынский престол не была поставлена точка. Так, по крайней мере, считали сыновья хана Ахмеда, убитого его недругами в 1481 году после неудачного похода, именуемого в источниках как «стояние на Угре».

Нельзя сказать, что сразу же после гибели Ахмеда его сыновья – Муртаза, Сеид-Ахмед II и Шейх-Ахмед – были намерены развернуть борьбу за власть и наследство в Орде. Иначе не согласились бы так легко на предложение беклярбека их отца – Тимура Мангытского (внука Эдигея) на время укрыться в Крыму. Точнее под защиту хана Менгли Гирая отправились только двое старших сыновей: Муртаза и Сеид-Ахмед II. Менгли Гирай принял беглецов, но относился к ним скорее как к почетным пленникам, чем к гостям или союзникам. Уже тогда дальновидный Менгли видел в братьях опасность. Они были молоды и амбициозны и могли заявить свои права на престол великих предков. Крымский властитель не ошибся. Братья пробыли в Крыму до 1485 года и, как только до них дошла весть, что в Орде в противовес Менгли Гираю отдельные ордынские роды провозгласили (пусть даже и номинально) верховным ханом Орды молодого Шейх-Ахмеда, собрались выехать к брату. Конечно же, этому решению воспротивились в Кырк-Ере. Поэтому было предпринято несколько попыток к бегству из Крыма. Но удалось бежать только Сеид-Ахмеду.

С этого времени сыновья Ахмеда выступили против Гирая и заявили о своих правах.

Буквально на следующий, 1486, год Сеид-Ахмед, узнав, что Менгли Гирай распустил основную армию, вместе с беклярбеком Тимуром внезапно вторгся в Крым. Ему даже удалось разбить небольшое войско Менгли Гирая, который вынужденно скрылся в неприступную крепость Кырк–Ера. Сеид-Ахмед вызволил из почетного плена своего брата Муртазу. После этого братья решили подчинить своему влиянию весь крымский полуостров. Потерпев неудачу при осаде столицы, обороняемой самим Менгли Гираем, они двинулись к Эски-Къырыму и овладели им.

Братья предприняли попытку осадить и Кефе, но потерпели неудачу и отступили из Крыма. При отступлении на них обрушился Менгли Гирай и нанес им значительный урон. В итоге поход закончился полным провалом. Но это не остановило сыновей Ахмеда.

В этом же году Муртаза стал плести свои интриги с целью лишить могущественного соперника престола. Он даже хотел привлечь на свою сторону родного старшего брата Менгли Нур-Девлета, который в это время был правителем в Касимове. Но авантюра не удалась.

Не сидели спокойно и братья Муртазы. Сеид-Ахмед II и Шейх-Ахмед совместно в 1490 году предприняли попытку захватить Крым и сместить ненавистного им Менгли Гирая. Они нанесли внезапный удар, опустошив северные области крымского юрта.

Правда, крымцам вскоре удалось оправиться от удара Сеид-Ахмеда и Шейх-Ахмеда. Крымское войско, которым командовал первый калга Менгли Гирая хана, его родной младший брат Ямгурчи, отправился с ханским и собственным войсками во владения Сеид-Ахмеда. К нему присоединились – казанский правитель Мухаммед-Эмин и правитель Касимова родной племянник Сатылган, старший сын Нур-Девлета. Совместно, они нанесли тяжелое поражение войску Сеид-Ахмеда. После этого победоносного похода калги Ямгурчи московский князь Иван III заключил с Менгли Гираем договор о взаимопомощи в борьбе с претендентами хана на престол Великой Орды.

С Сеид-Ахмедом было покончено, но еще оставались Муртаза и Шейх-Ахмед.

Шейх-Ахмеду необходимо было заручиться союзниками. Иван III для этих целей не подходил, князь был в союзе с Менгли Гираем, и тогда в 1496 году он обратился к литовскому князю Александру Ягеллону. Тот было согласился на союз, но вмешался Менгли Гирай, и контакты пришлось прекратить. На следующий год Шейх-Ахмед снова отправляет в Литву посольство, уже во главе со своим младшим братом Хаджи-Ахмедом. Но Александр на этот раз уклонился от ответа, так как не хотел портить отношения с Менгли Гираем. Шейх-Ахмед не терял надежды и снова в 1498 году направил посланника в Литву. Однако князь Александр даже не принял послов. Одновременно Александр вел переговоры теперь уже с Муртазой, который просил убежище для себя и своих людей в Литве,

Уже зимой 1500 – 1501 годов Шейх-Ахмед готовит поход на Крым. Он призвал своих братьев Сеид-Ахмеда и Муртазу. Однако к Шейх-Ахмеду присоединился только Сеид-Ахмед.

Менгли Гирай хорошо знал о планах Шейх-Ахмеда и весной 1501 года объявил сборы в поход.

Вскоре пришло известие, что ордынцы во главе с Шейх-Ахмедом двинулась на заоркапынские земли и уже подошли к Дону. Здесь выстроили укрепление и стали ждать крымское войско. Однако еще до подхода крымцев между братьями вспыхнула ссора, в результате которой Сеид-Ахмед и еще один брат Бахадур-султан покинули лагерь. С Шейх-Ахмедом остались братья калга Хаджи-Ахмад и Джанай. Хотя силы Шейх-Ахмеда сократились, он сумел привлечь на свою сторону Ногайскую Орду.

Противники сблизились, и здесь выяснилось преимущество Шейх-Ахмеда. Во-первых, их было численно больше, а во-вторых, крымская армия оказалась плохо подготовленной. Кроме того, союзник Менгли московский князь Иван III предпочел не вмешиваться в конфликт и не отправил на помощь обещанных 10000 воинов. По-видимому, в последний момент Иван посчитал, что усиление Крыма невыгодно Москве.

Вступать в сражение и подвергать опасности своих аскеров Менгли Гирай не стал. Он принял мудрое решение: отступить без боя сейчас, чтобы в скором будущем подготовиться основательно и нанести последний сокрушительный удар.

Пастбища Приднепровья на время были оставлены. Шейх-Ахмед ликовал. Однако в 1501 и 1502 году продолжалась засуха, а зима выдалась холодной, стояли сильные морозы. Подданные Шейх-Ахмеда переходили в Крым уже целыми родами.

Весной 1502 года Менгли Гирай тщательно готовился к новому походу. В мае хан выступил из Крыма. Что касается войска Шейх-Ахмеда, то за зиму оно сильно ослабло. В кочевьях по-прежнему продолжался голод. Но Шейх-Ахмеда это не останавливало.

В начале июня посланник Алексей Заболотский доносил в Москву из Крыма: «царь Менгли Гиреи на Орду идет спешно, и пушки, государь, и пещали с ним идут же».

Первое и единственное сражение состоялось в середине июня 1502 года приблизительно в месте впадения реки Сулы в Днепр. Закончилось оно полной победой Менгли Гирая. Как повествует Никоновская летопись, «Того же лета, Июня, Крымский царь Менли-Гирей побилъ Шиахмата царя Болшиа орды и Орду взялъ». Менгли Гирай разгромил Шейх-Ахмеда и прошел по всем землям его кочевий. Победоносно вошел в столичный Сарай. С этого момента титул повелителя Великого улуса принадлежал исключительно Гираям, и никто более на него не вправе посягнуть.

Эта весть была доставлена во все концы Великой Орды и ближайшим соседям. Сам Шейх-Ахмед бежал к Волге, сделал попытку захватить Хаджи-Тархан, но снова потерпел неудачу и в конце концов подался, как и его брат Муртаза, в Литву. Люди Шейх-Ахмеда перешли на сторону Менгли Гирая.

Именно в тот год в честь своей победы Менгли Гирай заказал итальянскому архитектору Алоизио дель Нуово великолепный резной портал, украсивший дворец великого хакана Девлет-Сарай. Венчала этот памятник архитектуры надпись: «Этот величественный порог и эта возвышенная дверь построены по приказу государя двух материков и хакана двух морей, государя, сына государя, Менгли Гирай хана, сына государя Хаджи Гирай хана». Став легитимным наследником Великого Улуса, Менгли Гирай вернул своей династии древний титул хакана, то есть «хана над ханами», чья власть распространялась на огромные территории, примыкавшие к Черному и Каспийскому морям. В этот же год был заложен и новый город – Акмесджит – будущая столица калги-султана.

Гульнара АБДУЛАЕВА

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET