Про «поводырей» и новоявленных вершителей судеб народа

11.08.201413:57

В ловушку под названием «культурно-национальная автономия» мы не пойдем!

Начну с картинки. Вы когда-нибудь видели, как купают овец после стрижки, чтоб не приставала к ним, оголенным, зараза. Устраивают для отары загон перед водоемом с дезинфицирующим составом, сооружают к нему узкий проход в виде мостика, с которого если уж взошли овцы на него, одна дорога в воду, с головой, чтобы вынырнув, прямиком перебираться на свободный берег.

Казалось бы, отработанная технология, какие могут быть проблемы? А они возникают. Из загона на мостик вы овец ни за что не заведете – часами будут крутить вокруг да около, обходя стороной, будто и не видят, пока купальщики не организуют показной проход через мостик так называемого козла-поводыря. Стоит ему «наученному» демонстративно плюхнуться в воду, как вся отара уже без всяких погонял последует за ним, и уже через часок на свободном берегу, окажутся все полторы-две тысячи овец.

Сознаю, что неуместно говорить о наших-то овцах и «поводырях», вознамерившись высказываться в газете на тему дня, а именно о перспективах на будущее нашего народа в связи с неожиданно изменившимся статусом Крыма. Да простит мне читатель за неэтичное вступление в дискурс, но современные политтехнологии манипулирования людскими массами, особенно если они преследуют неблаговидные цели, часто калькируют схемы с пастухами. В обществах авторитарного типа командных административных системах управления – это просматривается достаточно отчетливо.

В чем своеобразие текущего момента в Крыму, оказавшемся в центре внимания больших и малых субъектов геополитики? В том, что был он украинским, а стал российским, и произошло это вопреки естественному политическому праву на самоопределение на данной территории коренного народа полуострова – крымских татар. Этот народ вернулся на свою этническую родину после полувекового тотального насильственного разлучения, чтобы восстановиться, быть защищенным от принуждения к ассимиляции. И как карачаевцы, черкесы, балкарцы, чеченцы, калмыки и другие репрессированные народы, обрести, будучи реабилитированным, свое государственное образование.

Однако преобладающее русскоязычное большинство населения данной территории незадолго до распада Советского Союза успело структурироваться в форме Автономной Республики Крым, воссозданной якобы «для всех», а по сути явившейся национальной русской автономией.

Эта автономия, вторя подсказам извне, поставила своей целью возвратиться в «родную гавань» и осуществила ее при безусловной поддержке вооруженного контингента российской военно-морской базы в Севастополе. Инструментарий для реализации плана был избран (референдум), испытанный еще в 1991 году. Это проведение местного референдума, не предусмотренного ни конституцией страны, ни международными правовыми нормами. В самом деле, можно ли на основе волеизъявления отдельно взятого административного региона (села, района, области) решать вопросы государственной принадлежности, ведь создается опасный прецедент. Постсоветское пространство изобилует «минными полями», нельзя ступать по нему неосторожно.

Другое дело, когда самоопределяется коренной народ, чей этногенез проходил на данной территории, где под воздействием среды обитания сформировалась самостоятельная культура, представляющая собой общечеловеческую ценность, которую надобно сохранить, защитить и развить.

Мировое сообщество давно признало крымских татар коренным народом Крыма, этнической идентичностью, отличной от тех же волжских татар, более даже чем от лакцев, кумыков, азербайджанцев и других тюркских народов, которые когда-то так же назывались татарами, но в начале прошлого века на волне революционных перемен в Российской империи открестились от этого названия. Крымские татары – это вовсе не диаспора волжских татар, как кому-то хочется трактовать, вновь пытаясь раскрутить старую пластинку о «татарах, ранее проживавших в Крыму». Да и сами волжские татары не татары вовсе, а булгары – древнейший народ,

Крымские татары в Крыму не пришлый народ, как о том толкует досужий пропагандистский миф, всякий раз оживляемый, когда полуострову предъявляются территориальные претензии. Уж очень благодатный это край, чтобы кто-то претендовал на него на правах коренного народа. Между тем факт, что крымские татары унаследовали Крым от кыпчаков-половцев, те в свою очередь от сарматов и гуннов, их предшественники от тавро-скифов…. Вот цепочка этногенеза. Тюркский язык в Крыму бытовал еще с древних времен. От тюркского термина «Крым» пошли самоназвания «крымчаки», «караимы» – народы, которые одного с крымскими татарами тюркского корня, только разделенные по вере.

После столь длинного экскурса в проблему «кто в Крыму коренной» и чье право на самоопределение на полуострове казалось подлинным, вернемся к «историческому» референдуму, состоявшемуся 16 марта сего года. Крымские татары в большинстве своем его игнорировали, новую крымскую власть не признали, а теперь отказываются участвовать в ее легитимизации на предстоящих 14 сентября выборах. Упорствуют, не хотят согласиться с территориальным принципом самоопределения Крыма, превращающим его в республику, где права коренного народа не признаются и не защищаются, где он уравнивается в статусе с диаспорами других народов, у которых есть материнские государственные образования за пределами полуострова, чего нет у крымских татар.

Майский указ президента Путина о реабилитации не разрешает крымскотатарский национальный вопрос. Следовало распространить на репрессированный крымскотатарский народ действие Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов» (с изменениями от 1 июля 1993 г.), статья третья которого гласит: «Реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекрывания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством». Однако этого не сделано.

Указ обходит молчанием вопрос о национально-государственном образовании, существовавшем до упразднения Крымской АССР. Крымские татары ностальгируют не потому, что была она «советской социалистической», а потому, что была их государственностью, пусть усеченной, далекой от признаков суверенности, но родной, близкой.

Вместо национально-территориальной указ открывает дорогу культурно-национальной автономии для крымских татар. Этим статусом власти готовы наделить и греков, и армян, и болгар, и немцев, также реабилитируемых как репрессированные народы. Крымские татары поставлены в один ряд с ними в алфавитном порядке. В этом-то и заключен подвох. Мы – целостный народ, у которого нет иной исторической этнической родины, кроме Крыма – это взрастившая нас земля, у нас особое чувство к ней, отнюдь не как к территории, где живешь только потому, что живется». Они – фрагменты народов, их материнские гнезда находятся за пределами Крыма. Мы боролись, чтобы вернуться, проходя через запреты и тюрьмы, и вернулись ценой значительных потерь к родным корням, чтобы получать от них духовно-нравственную подпитку. А корни наши сильно глубоко в Крыму, что руби их не руби, будут прорастать до окончания веков из поколения в поколение. В ловушку под названием «культурно-национальная автономия» мы не пойдем!

Понимая, что не считаться с интересами и чаяниями крымских татар, их видением будущего Крыма нельзя, новая власть делает все, чтобы получить их поддержку на предстоящих выборах. В среде крымских татар создаются «свои» организации, используются старые, которые и тогда были «свои в доску», призванные на теснейшее сотрудничество «во имя светлого будущего Крыма». Эти «организации», «группы поддержки» и отдельные людишки видят руку власти, в которой пряник, и не видят ту, в которой кнут. Обманываются сами и обманывают других.

Что касается «поводырей», то их образ возник у меня в связи с деятельностью этих «организаций» и людишек, которые клянутся, что народ останется на обочине, лишится будущего, если не будет участвовать на выборах и не будут дружить с новой властью.

«Мы к ней с добром, и она к нам с добром», – такова агитационная мотивация новоявленных вершителей народных судеб. И получается, не власть протягивает нам руку, а мы идем к ней с протянутой рукой, забыв о национальной гордости, достоинстве, чести и праве свободно жить на родной земле.

Али КАДЫР

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET