Элиф дедим Алим, элиф дедим Алиме…

10.11.20149:02

В просветах облаков ночного неба блеснула и скрылась яркая звездочка в созвездии Плеяд. Тяжелые свинцовые тучи затянули небо и пролились холодным осенним дождем. Перед самым рассветом разлился густой розовый туман, и весь окрестный мир погрузился в липкий и бессмысленный хаос. Неотвязная мысль не давала покоя; где-то здесь в этом рукотворном хаосе заключена Истина.

Не задавались ли вы вопросом, откуда берутся самые суперсовременные идеи, кто автор и как это соотносится с нашим привычным миром? Вот образчик, достойный внимания, который, впрочем, у всех на устах, – мысль приводит в движение материю, то есть ум двигает массу. Как оказалось, все старо как мир, и базовым камнем, заложенным в основание этого учения, являлось доисторическое изречение: «Мens agitat molem», которым пользовались все предшествующие земные цивилизации.

Возможно ли такое?! Сейчас все больше сторонников релятивистских теорий разделяют подобную точку зрения, выдвигая различные научные гипотезы.

1985 год. В умах крымских татар предчувствие новизны, повеял ветер надежды и с еще большей силой зароились мысли о возвращении на Родину. В это самое время усилием видных представителей народа подготовлена монография под названием «Крымские татары в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». (стоит перечислить ее авторов: Герой Советского Союза Абдуреим Решидов, Герой Советского Союза Узеир Абдураманов, гвардии полковник СПС Усеин Сулейманов, полковник ВВС Эмир Усеин Чалбаш, гвардии полковник АВ Рефат Османов, капитан 2-го ранга ВМС Фикрет Мамин, гвардии подполковник, инженер ТВ Халил Чалбаш, майор, политработник СА Гафар Джемилев, сержант, полный кавалер орденов Славы Сеит Неби Абдураманов, майор медслужбы Энвер Аблаев, капитан, комиссар партизанского соединения в крымских лесах Мустафа Селимов и капитан, топограф Осман Эбасанов).

Этот рукописный труд был растиражирован на печатной машинке и представлен для чтения. По сути дела это был типичный пример самиздата: от самооплаты до самораспространения – других возможностей не существовало. От прочитанного на глаза навернулись слезы, и защемило в груди; больше всего врезалась в память трагическая судьба резидента Отдельной Приморской армии Алиме Абденановой. Мои мысли приобретали устойчивость и с течением времени этот образ спонтанно по поводу и без повода возникал в моем сознании. Современные методики советуют отпустить прошлое через прощение и жить сегодняшним днем, то есть нужно было простить и забыть всех врагов подпольной деятельности Алиме. Но только наш народ ничего не мог поделать с собой. Коллективный рой мыслей где-то в высших сферах приобретал самостоятельное существование. Теперь известно через эзотериков, что человеческие мысли и чувства формируются в некие самостоятельные субстанции и, возвращаясь к автору, ослабляют его энергетическое равновесие и попросту вредят здоровью. Тем не менее, данное обстоятельство позволило сохранить имя Алиме в некоторых печатных изданиях и к моменту массового возвращения народа на свою историческую родину помогло установить памятник незабвенной Софие (точнее не Софие, а Сафие, что означает чистая, непорочная. Данный псевдоним был присвоен Алиме для связи с разведцентром армии) на месте бывшей деревни Джермай-Качик.

26 февраля 1944 года к Ревиде Усеиновой, бабушке Алиме, неожиданно постучались и в дом ворвались вооруженные люди. Обнаружив присутствие посторонних Алиме и Стаси (как ее называла Ревиде-апте), а также братьев Меннановых, последних арестовали и вывезли в Старый Крым. Нетрудно проследить цепочку событий, ибо сведения, полученные от Гуляченко (Стаси), в тот же вечер позволили арестовать и других членов разведывательной группы. Очевидно, перевоплощение радистки произошло слишком быстро. Надо полагать к такому повороту событий она была готова и сделала свой выбор заранее. Уже ранним утром следующего дня Стася в составе зондеркоманды «Геркулес» вошла в хорошо знакомый дом и потребовала извлечь из тайника главную улику – радиостанцию РБ-43.

После оглушительного провала стало ясно, что пощады не будет, и Алиме приняла для себя единственное приемлемое решение молчать; молчать во что бы то ни стало. Даже когда перед ней выставили неопровержимое вещественное доказательство – рацию с антенной, на кончике которой красовался веерообразный венчик, она не дрогнула. Перед ее мысленным взором, как в калейдоскопе, промелькнули живописные картины мирной жизни в Крыму, и вдруг последовала вспышка, все померкло. Перед ней сидел офицерский чин, некий капитан Вечорек командир зондеркоманды «Геркулес» и по накатанной схеме пытался склонить молодую девушку к сотрудничеству. Испробовав все возможные способы вербовки, он отказался от дальнейшего расследования и в середине марта передал дело Алиме в ведение тайной полиции «ГФР-312», расквартированной в городе Старый Крым. Уж эти заплечных дел мастера могли вырвать какие угодно секреты у тех, кто попадался им под руку. Там же оказались все ее товарищи по несчастью. Циничная жестокость этих извергов в форме полевой жандармерии в первую очередь обрушилась на членов тайной организации – бывшего полицейского Абдуракипа Болатова, Неджибе Баталову, братьев Сейфедина и Джевата Меннановых, Васфие Аджибаеву и Хайруллу Мамбетджанова. Утолив лютую ненависть путем изощренных пыток, фашистские прихвостни, надо заметить неарийского происхождения, расстреляли их у подножия горы Агармыш.

Затем всю свою неукротимую злобу они направили на Алиме. Ее бросили в каменный мешок спецкоммендатуры, которая располагалась в представительном двухэтажном здании в центре города. Оттуда и ранее разносились крики и стоны замученных партизан, но вот отчего-то все стихло.

Она притулилась в углу жалкого пристанища и чувствовала, как на нее накатывается безжалостная темная сила, которая пытается отнять у нее волю и разум. Ее истерзанная душа искала прибежища, вспомнились наставления бабушки Ревиде и то, как она учила ее молитвам, и губы сами зашевелились поминанием великого Аллаха, и бедняжка всецело препоручила себя Ему. Более ничто ее не отвлекало от света, который струился из глубины сознания и согревал душу. Она перестала чувствовать пронизывающий холод, которым веяло от стен темницы, и впала в забытье.

 

Дни тянулись бесконечно долго. Ее палачи приходили попеременно и, перемежая свою речь отборной бранью, пытались вытянуть признание несуществующей вины. Этих воинов Антихриста следовало бы перечислить поименно: Михельсон, Зуб, Василенко, Круглов и Дубогрей. Используя слесарный инструмент, untermensch (нем. недочеловек) Зуб плоскогубцами вырвал все ногти на пальцах Алиме, другой прислужник сатаны Дубогрей каленым железом прижигал ей голову и вывернул руки, прочие же перебили ноги и изуродовали лицо. Когда она теряла сознание, голову несчастной обдавали холодной водой и продолжали истязать дальше. От таких нечеловеческих перегрузок пульсация крови застучала железным молотом, и на каждый удар она неслышно отвечала: нет, нет, нет…

В 1996 году по случаю праздника Дня Победы мне довелось опубликовать рерайт в местной Кировской газете, начинавшийся со слов Алиме: «Родина, тебя я защищала». Тогда еще многие не совсем отчетливо представляли себе трагические события в Восточном Крыму 52-летней давности, и фамилия Абденанова была немногим известна. К тому времени общественная мысль получила достаточное развитие, и героическое прошлое многих солдат Второй мировой стало достоянием гласности. Меня же все чаще стали посещать мысли о заниженной оценке вклада крымскотатарского народа в Отечественную войну 1941-45 годов. Если, к примеру, в вышеупомянутой монографии Фетислям Абилев отмечен как 10-ды орденоносец, то во времена Горбачева обнаружилось, что он к тому же и Герой Советского Союза. И только по счастливой случайности награда нашла героя. В общей сложности к этой высокой правительственной награде в годы войны было представлено 24 уроженца Крыма коренного происхождения, в том числе 4 кандидата на звание дважды героя Советского Союза, но всего около семи из них получили официальный статус.

Вот другой пример: если в Великобритании имя Робин Гуда удостоено самых лестных оценок, и он стал эпическим героем бедных и униженных, то у нас в стране имя крымского джигита Алима зачастую ассоциируется с разбойником. А ведь он тоже являлся интернациональным героем Северного Причерноморья, который в одиночку противостоял машине царского самодержавия целых семь лет. Уж поистине, и один в поле воин! А еще, к слову, были и другие отечественные войны; так 4 конных полка крымских татар сражались под знаменами русского царя против вторжения Наполеона Бонапарта, а сколько крымских витязей полегло под крепостными стенами Порт-Артура в русско-японскую войну, одному Богу известно.

Такие вот мысли не давали покоя. Подумалось, почему бы, принимая во внимание неотмеченные заслуги Алиме Абденановой, не обратиться к правонаследникам бывшего Советского Союза и ходатайствовать о присвоении ей посмертно высшей правительственной награды. Какую тяжесть могут выдержать хрупкие женские плечи и как по сути еще девочка-подросток (к началу войны ей было 17), может противостоять грубому вооруженному вторжению на ее родину, и сколько еще надо было совершить такого, чтобы это оценили?!

Но вот настал необыкновенный 2014 год. Необъяснимые силы гравитации и притяжения привели в движение мыслеформы истинных поборников справедливости, этих самостоятельных субстанций высших сфер, которые выстроили единственно возможный логический ряд, объясняющий состоявшуюся конвергенцию.

27 мая текущего года мне позвонил начальник службы миграции и межнациональных отношений старокрымского горсовета Энвер Хурдаде и предложил встретиться с гостями из Москвы. Доктор исторических наук, член Союза писателей РФ, автор книг о военной разведке Владимир Лота и его помощник завели речь об … Алиме Абденановой. Как оказалось, они были в высшей степени заинтересованы судьбой резидента Отдельной Приморской армии, о которой им случайно стало известно по приезде в Крым, как об одном из значительных театров военных действий Второй мировой. Поделиться знанием предмета и некоторыми соображениями относительно наслоений нового времени и того, как некоторые «биографы» вроде В. Ширшова в своей скандальной «Книге памяти Восточного Крыма» порочат имя Алиме Абденановой, меня побудило чувство собственного достоинства. Поэтому необходим прочный иммунитет против вируса недомыслия и мнимой исключительности в оценке событий Великой отечественной войны. И только признание выдающихся заслуг, о которых я поведал своим собеседникам, поможет защитить честь и достоинство славной дочери крымскотатарского народа. В заключение добавил: «Она достойна высокого звания Героя бывшего Советского Союза посмертно, – пожалуйста, отметьте это в своей книге».

Вот так же, в конце сентября, позвонил Хурдаде и попросил встретиться в очередной раз с Владимиром Лота, сообщив при этом, что моя просьба выполнена, и Алиме Абденанова представлена к званию Героя России посмертно. Подумалось: этого быть не может, это розыгрыш! Когда же увидел и просмотрел оригинальный макет книги «Алиме. Крымская легенда» и копию Указа Президента России понял, что наши мысли и чаяния нашли материальное воплощение.

Элиф дедим Алим, элиф дедим Алиме… Бе дедим… адсыз эсапсыз дигер къалып кеткен миллетимизнинъ къараманлары!

Ильми ИЛЬЯСОВ

культурно-этнографический центр «Алемтаб» г. Старый Крым

 

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET