О крымцах, ставших российскими мусульманами / 4

15.12.20142:54

Начало в № 47,48, 49

Обратимся к Указу Президента Российской Федерации от 21 апреля 2014 года «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымскотатарского и немецкого народов и государственной поддержки их возрождения и развития», оставившего крымцев в недоумении.

Похоже, те, кто готовил для В.Путина данный Указ, не были знакомы с историей вопроса о репрессированных народах в СССР. Достаточно им было извлечь из архива принятый Верховным Советом РСФСР за подписью Б.Ельцина «Закон от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов», незначительно измененный, дополненный 1 июля 1993 года и с поправками, соответствующими сегодняшнему историческому моменту, положить на стол президента. Ведь данный Закон никто не отменял, лучше его ничего не было предложено правоведами ни до, ни после апрельского Закона 1991 года.

К примеру, статья 9 Закона гласит: «Ущерб, нанесенный репрессированным народам и отдельным гражданам со стороны государства в результате репрессий, подлежит возмещению» или статья 6: «Территориальная реабилитация репрессированных народов предусматривает осуществление на основе их волеизъявления правовых и организационных мероприятий по восстановлению национально-территориальных границ, существовавших до антиконституционного насильственного изменения», что способствовало восстановлению государственного суверенитета всех репрессированных народов, кроме крымских татар.

В Указе от 21 апреля 2014 года нет и намека на правовую реабилитацию крымских татар, а говорится лишь о «восстановлении исторической справедливости». В самом же тексте Указа нет даже слова «реабилитация». Возможно, потому, что правовая практика этого понятия относится к сфере деятельности высших судебных органов РФ с обязательной последующей процедурой слушания потерпевшей стороны, заключения экспертов и защитников, как потерпевшей стороны, так и государственных органов, осуществивших депортацию, т.е. защитников, оправдывающих массовый геноцид народов.

Для подобных защитников Закон от 26 апреля 1991 года особо выделил статью 4: «Не допускается агитация или пропаганда, проводимые с целью воспрепятствованию реабилитации репрессированных народов. Лица, совершившие подобные действия, а равно подстрекаемые к ним, привлекаются к ответственности в установленном законом порядке …».

Данная статья могла бы быть применима к г-ну В.Андрееву, экс-генконсулу РФ в Крыму, заявившему в связи с выходом на экран первого крымскотатарского фильма – «Хайтарма» о дважды Герое Советского Союза летчике Амет-Хане Султане 17 мая 2013 года, что крымские татары массово сотрудничали с нацистами в годы Великой отечественной войны.

Похоже, Указ Президента от 23 апреля 2014 года ждет такая же судьба, как и «майские указы» В.Путина, изданные им после выборов 2012 года. На плохое и несвоевременное выполнение их чиновниками публично сетовал и сам автор Указов.

Взять, к примеру, параграф «г» Указа, где госвласти Крыма предписано оказывать содействие проведению мероприятий, приуроченных к 70-летию депортации народов полуострова. В эту семидесятую годовщину депортации новые власти вообще запретили проводить траурное собрание: накануне 18 мая премьер Аксенов издал указ о запрете любых массовых мероприятий до 6 июня.

В итоге, отвергая один нелепый довод за другим, крымские татары собрались в траурный день в своих поселках, а главный митинг провели в микрорайоне Акъ-Мечеть. Но власти к местам собраний подтянули омоновцев, автозаки, а в небе барражировали вертолеты, снимающие все на видеокамеру.

Если местные власти не желают выполнять Указ Президента, то им, похоже, сходит с рук и нарушение Конституционного Закона Крыма о государственных языках.

Перед новым 2014 учебным годом председатель Ассоциации крымскотатарских работников образования «Маарифчи» Сафуре Каджаметова, в то время действующий депутат Госсовета республики, проделала большую работу по фактам нарушения Конституционного Закона о государственных языках в школах и лицеях Алушты, Кезлева, Акъмесджита, Кефе, Ялты, Бахчисарая и т.д. – и обратилась с запиской к министру образования, науки и молодежи Крыма.

Выяснилось, что повсеместно изучение крымскотатарского языка и литературы проводятся с грубым нарушением нового стандарта Закона РФ «Об образовании», предписавшего директорам школ в 1-4 классах с русским языком обучения введение обязательных занятий по родному языку – крымскотатарского и украинского, по три часа в неделю, не говоря уже о непрерывном цикле обучения родного языка в крымскотатарских школах.

В Алуште, к примеру, из 13 школ лишь в четырех намечено факультативное изучение государственного языка, из-за чего из 500 учащихся коренной национальности более трехсот так и не приступили к изучению родного языка. В Саках в школе-гимназии умудрились организовать кружок по изучению языка и литературы, а в лицее родной язык изучают лишь факультативно.

Да и в Акъмесджите – столице полуострова – во многих школах при большом желании молодежи изучать родной язык не предусмотрено открытие первых классов с крымскотатарским языком обучения. А что уж говорить о местах компактного проживания крымцев, к примеру, в Судакском районе, где в шести школах чиновники от народного образования не предусмотрели изучение родного языка детьми местных жителей!

 

Под разными предлогами просвещенцы идут на нарушение Конституционного права жителей полуострова на получение образования на родном языке. Где-то крымскотатарских детей «отсеивают» из классов, заявляя, что у них нет местной прописки, хотя по всей России, даже детей трудовых мигрантов, находящихся в стране на законных основаниях, без особых проволочек зачисляют в школы. Директор Новопавловской школы, отчислившая учащихся без прописки, заявила родителям: «Учите родной язык дома…».

Казалось бы, статус одного из государственных языков – крымскотатарского – призван дать толчок к развитию культуры и просвещения народа, который почти за полвека на чужбине, чтобы избежать ассимиляции, вынужден был хранить язык в состоянии консервации, не имея возможности передавать его молодому поколению. И сейчас многие молодые крымцы изъясняются по-русски, даже с домашними, потеряв язык предков.

Национальное просвещение для поколения «постссыльных» нужно для осознания себя частью народа, окружающего мира, который лишь на родном языке дает ощущение подлинности.

О том, что Конституционный Закон остается формальностью, говорит то, что сразу же после выборов 14 сентября в числе неугодной для местных чиновников оказалась в основном крымскотатарская пресса и телевидение.

А тем временем паралимпийские соревнования продолжаются, ставя все новые рекорды. Крымские власти 21 марта с.г. выпускают в свет постановление: «О гарантиях восстановления прав крымскотатарского народа и его интеграцию в крымское общество», где среди прочих гарантий и 20-ти процентное представительство коренного населения в республиканских и местных выборных органах власти. Но не проходит и месяца, как Госсовет республики одобряет новую Конституцию Крыма, где гарантированное ранее представительство на всех уровнях местного самоуправления отсутствует.

А за день до обнародования «Гарантий восстановления прав…», 20 марта 2014 года, Верховная Рада Украины приняла свое Постановление о гарантиях прав крымскотатарского народа в составе украинского государства, где в первом пункте крымских татарам гарантируется статус «коренного народа», а во втором – право на самоопределение. И сделано это после 23 лет неустанной борьбы народа, жившего в составе Украины.

Впрочем, на примере ельцинского Закона 26 апреля 1991 года можно проследить все метаморфозы с подобными Законами, Указами, Соглашениями и Постановлениями, касающимися крымских татар за все годы, пока они обустраиваются на своей родине.

После распада СССР Закон 1991 года, так и не успев воплотиться хотя бы частично в жизнь, был заменен на Соглашение по правам депортированных народов от 9 октября 1992 года, ставшее более декларативным и менее конкретным. Россия, признанная правопреемницей СССР, переложила бремя помощи пострадавшем в советские времена народам на 12 стран СНГ, в том числе на Узбекистан и Украину.

Не разрешив ни на йоту проблемы крымских татар, 20 мая 2003 года в Санкт-Петербурге Соглашение было заменено Протоколом, подписанным все теми же участниками в Бишкеке, сроком на следующие десять лет.

А вот и Бишкекские соглашения в начале 2013 года стали историей, но ни одно государство СНГ не заявило, что документ надо бы продлить на новый срок. Наверное, рационалисты и прагматики из числа президентов СНГ решили резонно: стоит ли продлевать то, что уже давно стало пустой бумажкой?

«Поможем всем миром братьям», – наивно призывал я в своей публикации о крымских татарах в журнале «Дружба народов» еще в 1988 году!

И теперь по истечении многих лет понимаю, что не помогли отчасти и потому, что в большинстве постсоветских республик в то время пришли к власти все те же коммунисты, до последнего твердившие о заслуженной каре репрессированным народам за их предательство социалистической Родины. В Узбекистане с большевистской прямотой было заявлено: «Не мы крымских татар к себе завезли, не нам их отправлять в Крым и обустраивать».

В республике, повторяю, по сей день проживает более сотни тысяч крымских татар. Обустроенные, многие получившие престижные профессии – инженеров, врачей, ставшие предпринимателями, узнав о том, что твориться с их земляками в сегодняшнем Крыму, призадумались: стоит ли оставлять хорошую работу и почти за бесценок продавать дома и менять один авторитарный режим на другой, пусть и на родине. Подождем, пока крымская власть поймет, что с крымскими татарами надо дружить, понимать их нужды и запросы, а главное – уважать их гордый, независимый характер.

И действительно, власть на волне революционной суеты обострила и без того исподволь тлеющую неприязнь между этническими группами в Крыму.

Не факты ли неумелой национальной политики властей приводят к тем результатам, о которых столетие назад предупреждал Л.Н.Толстой: «Ужаснее всего то, что эти бесчеловечные насилия… причиняют еще большее, величайшее зло всему народу, разнося быстро распространяющееся, как пожар по сухой соломе, развращение всех сословий русского народа…».

Сентябрь 2014 г.