Дворец Калга-Сарай в Акмесджиде

30.03.20151:15

Местность, где располагался дворец калга-султанов

За те почти уже 25 лет, на протяжении которых издается газета Avdet, на ее страницах неоднократно освещался такой важный факт в истории Акмесджида-Симферополя, как существование тут во времена Крымского ханства резиденции калга-султанов.

Наиболее полным и детальным обзором на эту тему я считаю серию из трех очерков Наримана Абдульваапа «Калга-султаны в лицах», опубликованную в ноябре-декабре 2013 года. Причины, побудившие уважаемого коллегу срочно взяться за написание такой работы, очевидны: ведь именно тогда стали известны планы симферопольских властей выстроить на бывшем месте калгайского дворца ледовый каток. Историки и представители общественности резонно возразили против такой инициативы, ведь решать судьбу столь значимого для истории Крыма места можно лишь после его всестороннего исследования и, прежде всего, археологического.

Но, по всей видимости, эти доводы не были услышаны, потому что сейчас, полтора года спустя, история опять повторяется. Но уже с той разницей, что теперь строители перешли от проектов к практическому воплощению задумки. Вместо археологов на участок приехал экскаватор и строительство катка по сути началось. Дискуссия о дальнейшей судьбе участка возобновилась с новой силой. Как сообщали в новостях, Духовное управление мусульман Крыма обратилось в органы с просьбой проверить законность выделения земли под строительство, а со своей стороны выразило намерение восстановить комплекс исторических сооружений резиденции калга-султанов.

Именно поэтому Avdet сегодня снова возвращается к теме Калга-Сарая (дворца калга-султанов) в Акмесджиде. Чем так ценен этот участок? Что находилось на этом месте в прошлом и что там можно обнаружить при раскопках сегодня?

Для тех, кто еще не сориентировался, о каком именно месте идет речь, поясню, что спор разгорается вокруг просторного пустыря при выходе из Петровской балки на улицу Воровского, напротив пешеходного моста через Салгир. Петровская балка (известная также под названием «Собачья балка») в наши дни является, мягко говоря, не самым престижным микрорайоном Симферополя. Отсутствие нормальной городской инфраструктуры, уличного освещения, горы мусора, что скапливаются на дне балки, придают этому обширному кварталу неопрятный и неприветливый вид. Однако так было не всегда. Когда-то эта местность была одним из самых уютных и привлекательных уголков во всей округе.

Путешественники, побывавшие в Акмесджиде-Симферополе и в ханские, и в ранние царские времена, единодушно отмечали в городском пейзаже одну и ту же черту: город стоит на каменистой, открытой солнцу местности, и при этом лишен зелени. Столь привычные нам теперь тенистые парки и зеленые скверы – это сравнительно поздняя черта в облике Симферополя. А до того город столетиями стоял, словно на огромной каменной сковороде, что, впрочем, не отягощало горожан, поскольку недостатка во влаге не было: рядом протекал полноводный Салгир, а горный склон струился множеством родников. Но Акмесджид, разросшийся сетью узких улочек вокруг основанной в 1508 году Белой Мечети (известной ныне как Кебир-Джами), был далеко не единственным поселением в черте современного города.

Под скалами, на которых местами еще высились разрушенные остатки скифских укреплений («кермен»), по соседству с Акмесджидом притаилось небольшое село Керменчик. Оно было надежно укрыто от суховеев и буранов тенистою балкой – той самой, которую сейчас мы называем «Петровской» или «Собачьей». В отличие от акмесджидского выжженного косогора Керменчик утопал в зелени, щедро напоенной полноводным ручьем. Выбегая наружу из ущелья, ручей впадал в Салгир, а дальше, за Салгиром, простирались обширные зеленые луга. Река порой заливала их во время весеннего половодья и потому строиться там было не слишком удобно, зато земля на том берегу была плодородной, влажной, и на ней вырастали отличные сады.

Пожалуй, здешний пейзаж в миниатюре очень напоминал Бахчисарай с его засушливыми вершинами склонов, с речной долиной внизу и заливными огородами Эски-Юрта на выходе речки из долины. Неудивительно, что в этом райском уголке – самом лучшем, какой только можно было найти в окрестностях – тоже появился дворец. Однако в данном случае дворец был не ханский, а калга-султанский. Про-изошло это, по-видимому, в самом начале XVI века – почти одновременно с тем, как Менгли Герай начал обустраивать свою новую столицу в верховьях ущелья Чурук-Су. И этот дворец располагался именно на том широком пустыре между Салгиром и балкой, на котором сейчас угрожающе рычат экскаваторы.

Как известно, титул калга-султанов принадлежал главным наследникам крымских ханов: младшим братьям либо старшим сыновьям. Им подчинялся не только город Акмесджид, но и вся восточная часть Крыма от Акмесджида до Керчи. Еще с ордынских времен у Чингизидов для удобства управления было принято делить и войско, и всю страну на два крыла: правое и левое. Поскольку стороны отсчитывались, стоя лицом к югу, то правая сторона соответствовала западу, а левая – востоку. Правым крылом хан распоряжался лично, а в левом ему помогал его главный помощник. Эта ордынская традиция прижилась и в Крыму. Во время военных по-ходов калга командовал левым флангом крымского войска, а в мирное время правил левой (то есть, восточной) частью страны. (Правая же, западная, сторона поначалу считалась собственным уделом хана, но с конца XVI века Гераи позаимствовали у волжских ногайцев особый титул «второго наследника»: нурэддин-султана, который с тех пор вел в бой правый фланг армии и управлял Западным Крымом).

 

На вверенной им ханом территории калга-султаны обладали полномочиями, практически ничем не отличавшимися от ханских. Они самостоятельно вершили в этих землях все вопросы управления и суда (за исключением смертных приговоров, требовавших утверждения верховным судом у хана). Калга-султаны имели собственный двор, при котором служил почти совершенно такой же штат чиновников, что и при ханском дворе в Бахчисарае, свой государственный совет («диван»), а также гарем, список прислуги при котором тоже почти в точности повторял ханский.

Калгайский двор был как бы уменьшенным подобием Бахчисарайской резиденции Гераев. Очевидцы отмечали это сходство, но одновременно признавали, что Калга-Сарай своим богатством и роскошью заметно уступает Бахчисарайскому дворцу: «он скорее удобен, нежели красив» — как вспоминал один европейский дипломат.

Калга-султанам приходилось проводить немало времени в разъездах. Каждую неделю калга был обязан являться к хану на совместную трапезу с отчетом об обстановке в подвластных землях, а в остальное время ханские наследники разбирали дела подданных в своем «диване», охотились в своих излюбленных угодьях – густых чащах на склонах Чатыр-Дага либо же разъезжали по «левому крылу» Крыма с инспекциями. Есть сведения, что в Карасубазаре и в Эски-Кырыме калга-султаны имели собственные небольшие дворцы, где останавливались во время таких путешествий.

Государственная резиденция, которую сами калга-султаны называли в письмах «Акмесджид-Сарай» и «Калга-Сарай» (и изредка «Ак-Сарай») была, безусловно, многолюдным и оживленным местом. Ее посещали не только подданные калги, но и иностранные послы, которые, прибывая в Крым, неизменно наносили визит, по-мимо хана, также и первому наследнику престола. Но, увы, практически никто из этого множества посетителей дворца не оставил нам достаточно подробных его описаний. Если свести все разрозненные сведения воедино, то предстанет при-мерно следующая картина.

Калга-Сарай (как и Бахчисарайский дворец) был выстроен у обширной площади. На площади стояла старинная мечеть, построенная при Менгли Герай-хане. Причем, несмотря на солидный возраст и небольшие размеры, совершенство ее архитектуры превосходило даже знаменитую Белую Мечеть, когда-то давшую свое на-звание всему городу. Дворцовый комплекс насчитывал десятки построек с помещениями для калги, его семейства, охраны и прислуги. Парадные залы, где происходил прием дипломатов, были обиты изнутри золотой тканью. Ручей, что струился из ущелья (и, к слову, течет там до сих пор), орошал прекрасный дворцовый сад и впадал в широкую запруду, устроенную на берегу Салгира. Эта запруда была достаточно велика для того, чтобы хозяин дворца со своими гостями порой могли кататься по ней на лодках. Вдали по речному берегу виднелись купола нескольких дюрбе и кладбище при них: там, при азизе знаменитого старца Салгир-Баба, постоянно пребывали специальные служители, что следили за порядком на кладбище и непрестанно читали молитвы. А за рекой простирались обширные сады и луга. (К слову, эти земли на правобережье Салгира еще в середине XX века назывались Султанским лугом. Можно было бы подумать, что в их названии сохранилась па-мять о калга-султанах, но на самом деле в нем отражены не столь давние события: земли были названы по имени помещика Николая Александровича Султан-Крым-Гирея, в 1892 году подарившего их городу Симферополю. Этот видный деятель имел некоторое родство с крымской династией, однако лишь весьма отдаленное).

Вот по сути почти все, что сейчас нам известно о Калга-Сарае под Акмесджидом. Разумеется, гораздо больше могли бы рассказать археологические исследования того места, где стоял дворец. Неспециалисты удивились бы, если бы узнали, сколько ценной информации могут дать археологу самые обыденные детали. Не говоря уже об обнаружении фундаментов снесенных зданий, находка даже ямы со строительным мусором XVI века могла бы серьезно (и я не шучу!) расширить наши сведения об исчезнувшем памятнике.

Каким образом исчез Калга-Сарай? Его разрушение началось сразу после захвата Крыма Россией в 1783 году, когда в опустевшем дворце были размещены солдаты. По словам современника, они немедленно вырубили дворцовый сад и разбили часть дворцовых фонтанов. Однако один фонтан, что стоял за оградой, у скалы, не только сохранился, но и долго оставался городской достопримечательностью. Этот могучий источник был настоящим чудом природы, выдавая в сутки до 5000 ведер чистейшей воды. И в XIX, и в начале XX столетий к Петровскому фонтану (как он стал называться в царскую эпоху) выстраивались целые очереди горожан с ведра-ми и повозок с бочками. Этот источник был не единственным, и на ближайших улицах можно было найти еще несколько родников.

31_03_15_fontan Петровский фонтан

Такое изобилие чистой воды и предрешило судьбу бывшего дворца: еще в начале XIX века на руинах Калга-Сарая был устроен пивоваренный завод. Меняя названия и владельцев, он проработал полтораста лет, пока в начале 1980-х не был закрыт в связи с сооружением нового пивзавода на северо-западной окраине Симферополя. Заводские постройки разобрали, площадь превратилась в пустырь, а чудо-фонтан иссяк, уйдя, вероятно, под землю.

…Задача бизнесменов – найти место, где удобнее и выгоднее начать бизнес. За-дача ученых и общественников – помнить о богатом наследии своего края и отстаивать его, чтобы общество не утратило исторической памяти и своих корней. А задача городских властей – правильно расставлять приоритеты между тем и другим. Вопрос о том, как сбалансировать все эти интересы, и является предметом для серьезной дискуссии. И такие дискуссии должны проводиться всегда, когда решается дальнейшая судьба памятных мест Крыма – тем более, настолько значимых в истории полуострова, как еще неисследованное место дворца калга-султанов.