О мавзолее Эски-Дюрбе и основании Бахчисарая

12.04.201523:32

Неподалеку от Бахчисарайского Ханского дворца затерянное среди узких улочек старого города стоит необычное сооружение. Его редко посещают туристы, поскольку гидам (если только они не относятся к тем, кто на ходу выдумывает небылицы для доверчивых слушателей) практически нечего рассказать о нем: история этого памятника до сих пор остается совершенно неизученной. Называется это сооружение Эски-Дюрбе. Бахчисарай трудно удивить стариной, ведь сам город – это сплошной памятник истории. Но Эски-Дюрбе – действительно очень старая постройка. Оно гораздо старше не только тех зданий, что со всех сторон обступили его, но и всего Бахчисарая. Начиная рассказ об этом загадочном сооружении, обратимся к истории возникновения ханской столицы.

Самое ранее из известных на сегодняшний день упоминаний города Бахчисарая относится к 1532 году. В этом году началось долгое (до 1550 года) правление хана Сахиба Герая. При восхождении на крымский престол Сахибу Гераю было чуть более 30 лет, и к этому возрасту он уже успел повидать разные столицы: в молодости он долгое время прожил при султанском дворце в Стамбуле, а затем на протяжении трех лет правил Казанским ханством. К моменту его возвращения на родину в качестве правителя столица Крымского государства располагалась в месте, которое сейчас мы называем Салачик или Староселье. Там, в узком ущелье, стояли построенные его отцом, Менгли-Гераем, столичные сооружения: ханский дворец Девлет-Сарай, мавзолей первых крымских ханов, Зынджирлы-медресе и прочие здания (я подробно расскажу о них в будущих очерках).

В наши дни Салачик считается окраинным кварталом Бахчисарая, но во времена Сахиба Герая являлся совершенно самостоятельным поселением. Высоко над крышами столицы, на уступе плоской скалы, возвышалась древняя крепость Кырк-Ер (с 17 века ее стали называть Чуфут-Кале). Высеченная в скалах дорога спускалась из крепости к Девлет-Сараю, а оттуда выходила к воротам в мощной каменной стене, что перегораживала в прошлом Салачикское ущелье. Проезжая это место сейчас, мы даже не заметим, где заканчивается Салачик и начинается сам Бахчисарай. Но для путников 16 века граница была куда отчетливее. У стены город заканчивался, и, миновав ворота, дорога бежала далее вдоль реки среди зеленых садов – до самого Эски-Юрта, где долина открывалась на степной простор, и пути разбегались ветвистым деревом в разные концы полуострова.

В этих садах у реки между Салачиком и Эски-Юртом Сахиб Герай и решил возвести новую ханскую резиденцию. Очевидно, укрепленный Салачик стал слишком тесен для разросшейся старой столицы. Да и прятаться за стеной в ущелье уже не имело смысла. Если Менгли Гераю на рубеже 15 и 16 веков еще приходилось опасаться ордынских набегов (ведь последние правители Орды не смирились с независимостью Крымского ханства, и их войска несколько раз вторгались на полуостров и разоряли его), то Сахибу Гераю бояться было некого. В его время Крым не имел врагов: Орда уже давно угасла, а Москва еще не набрала сил.

Строительство на речном берегу началось не с капитальных зданий, а с нескольких богато украшенных беседок посреди сада. Это была своего рода загородная дача, куда хан заезжал со свитой, чтобы отдохнуть. Вот как описывал первые постройки на месте будущего дворца придворный летописец Бадреддин Мухаммед: «В этом саду, похожем на рай, украсили золотом павильон. Водоем, похожий на [райский источник] Кевсер, был наполнен живой водой. В павильоне забил фонтан, точно в райском саду. Внутри установили падишахский трон. Его Величество хан восседал на нем с достоинством [царя] Сулеймана». Далее идет описание пира под звуки музыки, который хан устроил для своих приближенных. Понятно, что беседки в саду еще не были постоянным жилищем правителя.

Вскоре, однако, Сахиб Герай решил обосноваться в этом живописном месте навсегда. Как дальше пишет придворная хроника, хан «приказал построить там райский дворец посреди сада, который птицы наполняли восторженным пением… Со всех сторон из зелени выступали кипарисовые и гранатовые деревья. Кусты жасмина светились, как лица красавиц. Итак, хан повелел построить достойное жилище, которое заставляло вспомнить о рае. Около дворца хан приказал построить великолепную мечеть и все приходили любоваться ею. Хан назначил туда мудерриса. А рядом с мечетью была построена баня, которая стала вскоре повсюду известна. Напротив нее выросли большие дома. Уже через несколько месяцев здесь появился большой город». В честь садов, окружавших его, новый дворец получил название Багче-Сарай – а от дворца это название перенял и город. Так была основана новая ханская столица; город, который к нашему времени «поглотил» своих более древних предшественников – Салачик и Эски-Юрт, – охватив их своей городскою чертой.

Строительство нового ханского дворца породило в крымскотатарском фольклоре две красочные легенды, поясняющие, почему хан решил поселиться именно в этом месте. Одна легенда повествует, что Сахиб Герай, гуляя вдоль реки, заметил в прибрежных зарослях двух дерущихся змей. Побежденная змея сильно пострадала в поединке и была едва жива, но, окунувшись в воду реки Ашлама (сейчас эта речка называется Чурук-Су), тут же исцелилась от своих ран и ушла невредимой. Вторая легенда тоже отмечает чудодейственные свойства здешнего климата. Хан, — говорит она, — выбирая место для дворца, разрубил на девять частей баранью тушу и приказал положить куски мяса в девяти разных местах полуострова. Через девять дней слуги собрали мясо и привезли обратно к хану, и свежим остался лишь тот кусок, что лежал на берегу Ашламы. Там хан и построил дворец…

И мечеть, и ханская баня, над входом в которую высечена надпись с именем Сахиба Герая и датой 939 (1532-33) год, можно увидеть в Бахчисарае и сейчас. Это самые старые сооружения Хансарая. Но к тому времени, как Сахиб Герай основал Бахчисарай, старинному дюрбе невдалеке от нового дворца было уже, как минимум, сто или даже полтораста лет. Что же это все-таки был за памятник?

WETKA - web Фрагмент декоративной резьбы над входом в Эски-Дюрбе

Стоя на крутом склоне, Эски-Дюрбе выглядит, будто «съезжает» по косогору: из-за наклона поверхности земли его западная стена гораздо выше восточной. Это, однако, лишь иллюзия: здание уже сотни лет прочно стоит на месте, ничуть не покосившись. Вход в Эски-Дюрбе украшен тремя неброскими резными «розетками», и узор каждой из них не повторяет другую. Дверной проем заложен современной кладкой от вандалов, но те, кому довелось побывать внутри, могли отметить необычную деталь: в своды купола снизу вмурованы так называемые голосники – керамические сосуды с открытыми горлышками. Такие устройства служили для усиления голоса, создавая удивительный акустический эффект (создать себе представление о нем можно, например, в гезлевском текие, где свод тоже снабжен голосниками). Для чего нужны звуковые эффекты в гробнице? По традиции в мавзолеях наиболее почитаемых особ постоянно пребывали специальные служители, дюрбедары, которые непрерывно вслух читали молитвы. Этот обычай соблюдался, прежде всего, на азизах. Точных данных не сохранилось, но не означает ли это, что и Эски-Дюрбе изначально было не Узкий проход выводит из помещения в небольшой наружный дворик. Он обнесен стеною с арками. Для чего он служил? Возможно, внутри этой ограды располагалось кладбище. Среди мусульманских законоведов издавна существовали разные мнения на счет позволительности погребения под кровлей: одни считали это допустимым, другие же ссылались на хадис о том, что могилу должен омывать дождь. В данном случае, при дюрбе могли существовать оба типа погребений: и под кровлей, и под открытым небом.

ARKA - web Арки дворика у Эски-Дюрбе

Еще в 19 веке внутри мавзолея стояли три башташа. Камни, на которых они были установлены, можно обнаружить и сейчас, хотя сами памятники исчезли еще в царское время. Имена тех, кто был похоронен под ними, давным-давно забыты. Впрочем, еще в начале 20 века жители здешнего квартала припоминали предания о том, будто в дюрбе был похоронен некий Дере-Бей, владевший этой местностью еще до возникновения Крымского ханства. Старожилы рассказывали, что каждый год, зимой, когда лед сковывал Чурук-Су, Дере-Бей ходил в набеги на Украину и привозил оттуда множество добычи.

Это, видимо, лишь запутанные обрывки какого-то более достоверного и подробного сказания. Крымские войска действительно предпочитали громить украинские пограничья зимой, когда замерзал Днепр (чтобы по льду переправиться на другой берег) – но ждать, когда замерзнет Чурук-Су (пусть даже под этим именем подразумевать не крошечную бахчисарайскую речушку, а Сиваш) было совершенно бессмысленно. Да и добычливые зимние набеги на Украину – это скорее реалии 17 века, а не 14, когда было возведено это дюрбе. В любом случае, сказание ничего не сообщает об имени владельца сооружения. Ведь «дере-бей» это вовсе не личное имя, а всего лишь титул. Например, в Османской империи «дере-беями» назывались правители провинций, которым султан поручал собирать налоги и следить за порядком в подвластном округе.

1838 Эски-Дюрбе, гравюра О. Раффе (1838 г.)

И все же в обрывках полузабытых сказаний есть важная крупица истины. Она заключается в том, что долина между Салачиком и Эски-Юртом вовсе не была совершенно безлюдна до основания в ней Бахчисарая. У здешних садов на речном берегу еще в ордынские времена были свои хозяева, имевшие тут усадьбы и фамильные усыпальницы. В кварталах неподалеку от Эски-Дюрбе в 19 веке еще сохранялись кладки каких-то древних стен, которые местные жители называли Буюк-Исар и считали развалинами укрепления, где жил легендарный Дере-Бей. Это вполне похоже на правду, ибо строители столь богатого и роскошного дюрбе, несомненно, должны были иметь где-то неподалеку и соответствующее их высокому статусу жилище.

Таким образом, становится очевидным, что Бахчисарай появился не на пустом месте. Сахиб Герай избрал для строительства своего нового дворца давно обжитое место по соседству со старой усадьбой ордынских времен. Эта усадьба вместе с памятью о ее хозяине давно уже исчезла, а стены старого мавзолея вот уже почти 500 лет наблюдают, как вокруг них растет и меняется основанный Сахибом Гераем город.