А под яйлой – «Эдем»: крымский татарин расширяет свою ферму

15.01.201616:54

Те же старенькие, пожалуй, еще советского производства, однако до сих пор незаменимые на всех полевых работах трактора. Стада коров, овец, а еще небольшой табун лошадей даже зимой, когда сойдет снег и немного пригреет солнце, так же на свободном выпасе в живописном урочище Къызыл-Къоба, в долине перед густо порезанной ущельями Долгоруковской яйлой.

За последние пять с половиной лет, что мы знакомы с Эдемом Кемаловым, в его крестьянско-фермерском хозяйстве «Эдем» вроде ничего не изменилось. Не увидишь разве что верблюдов и еще более экзотических лам и павлинов, с которыми в предыдущие годы так любили фотографироваться приезжие отовсюду туристы.

«Павлинов нет совсем, – уточняет Эдем – все восемь птиц одного за другом кто-то нагло похитил. Вся остальная живность на месте. Ламы и козы, а также верблюдиха Марго на нашей ферме в Пионерском (селе того же Симферопольского района, – авт.). Поголовье коров увеличено вдвое, потому что на молоко сегодня как никогда имеется большой спрос».

А вот куда более существенная перемена со знаком минус – падение спроса на так называемый зеленым туризм. Мой собеседник дает этому объяснение: мол, если у людей в карманах пусто, какой может быть туризм?

Хотя еще несколько лет назад «Эдем» мог быть наглядным примером того, в каком направлении в районе должен развиваться классический сельский, зеленый туризм. Еще бы! Ведь все желающие имели возможность в хозяйстве Эдема Кемалова «вживую» прикоснуться к настоящей фермерской жизни: поработать на ферме или в овчарне, покормить скот и тому подобное. Платой за это становился бесплатный ночлег в «чабанной» (здании, где живут чабаны и сезонные рабочие хозяйства) и прогулка в конном седле. От такого «бартера» получали удовольствие буквально все – заезжие спелеологи и альпинисты, киевские ученые и даже «замученные» Мальдивами и Канарами фотомодели. Некоторые из них наведывались в «Эдем» регулярно и жили на ферме неделями, а то и дольше.

Интересно, что популярным зеленым туризмом Эдема Кемалова невольно «заразились» сами же отдыхающие. Они здесь, на площадке перед его загонами (бывшей собственностью здешнего совхоза «Перевальненский») парковали автотранспорт, спешивались перед броском к Красным пещерам и «форсированием» реки Кызылкобинка. В дождливую погоду площадка под колесами превращался в сплошное месиво. Кемалов сначала завез несколько самосвалов щебня, оборудовал уборную. Далее, опять же идя навстречу пожеланию приезжих, окультурил местность фруктовыми деревьями, небольшой альпийской горкой, навесами, умывальниками – словом, создал какой-никакой комфорт и бытовые удобства. Кто-то хотел остановиться на постой на несколько дней, причем не только в теплое время года. Так появились добротные спальные помещения, банкетный зал с зимним садом, оригинальное отопление которого «под ключ», кстати, сам хозяин и провел. В том саду пока круглый год обильно плодоносят гранат, хурма, инжир, апельсин и виноград. К примеру, плоды хурмы достигают полкилограмма.

Последний удачный экспромт натолкнул мужчину по мысль серьезно заняться субтропическими культурами в тепличных условиях. А пока он заложил рядом с фермой яблонево-грушевый сад исключительно из аборигенных сортов, тех, что когда-то, до сталинской депортации, росли и щедро плодоносили в селе его предков Къызыл-Къоба.

Есть у Кемалова еще одна действующая «фишка» – мочак, то есть небольшое озерцо. Оно питается подземными источниками, бьющими прямо из-под яйлы. Зарыбил то мочак смекалистый хозяин мальками толстолобика и белого амура. И сытно их подкармливает, ежедневный рацион составляет не менее двух мешков зерна.

Целью у мужчины одно – довести свое «живо серебро» до веса минимум двадцать килограммов. Опыт есть: к подобной кондиции дипломированный электромеханик и бывший чабан «Перевальненского» (вообще Эдем мастер на все руки – сварщик, техник, каменщик, ветеринар, столяр) доводил аналогичные породы ранее, в конце 80-х годов, когда арендовал в родном совхозе пруд и шесть гектаров земли вокруг него в селе Пионерское. Тот прудовой баланс составляли еще и ондатры и нутрии. В этом зверье он тоже неплохо разбирается. Ведь до возвращения на историческую родину в Крым собственноручно разводил этих грызунов, выделывал и шил из них шапки на продажу в Узбекистане. Хотя более выгодную перспективу видел все же в другом – мясном животноводстве, в частности овцеводстве.

Сегодня поголовье скота в хозяйстве Кемалова немалое: почти полтысячи овец, двести коз, более сотни голов крупного рогатого скота, десяток лошадей, четыре ламы. Каждому виду отведена своя «товарная» роль. Скажем, овцы и бычки идут на мясо, которое охотно берут санатории и пансионаты Южнобережья. С дойного стада, которым, к слову, предметно занимается родной брат Эдема – Изет (в КФХ работают его и Эдема родственники – всего 15 человек), –соответственно, молочная выгода. Коз, чистых «ангорок» содержат ради их ценного пуха. Лошадей покупают или берут в аренду те, кто занимается в горной местности конным туризмом. Верблюды и ламы, которые уже дали потомство в «Эдеме», – пока для экзотики. Почему пока – потому что у их хозяина есть определенные прагматические задумки. «Стоит попробовать разводить лам, – рассуждает Эдем.– Животное, как я убедился, очень неприхотливо даже по сравнению с теми же овцами, мясо замечательное и дорогое, шерсть тоже».

Как отразились на крестьянском хозяйствовании и вообще жизни семьи Кемалова новые, российские, реалии? Пока никак, мол, его, Эдема, дела – уход за животными и обработку земли – никто не сделает. Поэтому саму жизнь никто особо не улучшит.

«Если при Януковиче, Буданове (бывшем сельском голове, – авт.) всем было интересно, чем я занимаюсь, – признается 57-летний труженик, – то сейчас абсолютно все равно. Мне от этого даже лучше, потому что я как будто сам себе хозяин. Знаешь, со временем в Крыму все изменится к лучшему. Поверь. Вся беда в том, что наше поколение – старой закваски. А молодежь уже другая. Она хочет другой, нормальной, жизни».

Источник: Максим Романив, Крым.Реалии

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET