Сказка о кефинском тюльпане

28.02.201615:15

Сказочные истории о Крыме

Какая прелесть – цвет тюльпана!
Какая нежность, стиль в цветке.
Он Богом создан без изъяна!
Тюльпан дает салют весне…

Юрий Касаткин

На холмах, что спускаются к Черному морю, на которых стоит город Кефе, весной можно встретить заповедный цветок – кефинский тюльпан. Если присмотреться к его лепесткам, то каждый из них похож на язычок пламени костра, а черные тычинки – на затухающие угольки. Много историй связано с этим удивительным цветком, который является предком всех тюльпанов. Но я расскажу вам свою историю – волшебную и удивительную.

В давние времена, когда в древнем Кефе обитали эллины, те, кого сейчас называют греками, на окраине города жили две семьи – богатого купца и бедного пастуха. В семье купца рос сын Феодор, и у пастуха рос сын Алан. Мальчики крепко дружили между собой и проводили в играх много часов на холмах, которые тянулись сразу за дворами их домов. Они стремились быть сильными и ловкими, усвоить приемы борьбы, научиться верховой езде. Иногда Феодор и Алан просто ложились на теплую траву и смотрели на небо, проплывающие облака и мечтали о дальних странах.

Отец Феодора не приветствовал дружбу сына с простолюдином. Он хотел, чтобы сын обучался купеческому делу, чтобы имел свои торговые судна и команды моряков, которые будут ходить в разные страны и привозить лучший товар для продажи в Кефе. И однажды, когда судно другого купца уходило в плавание к дальним берегам, он отправил на нем Феодора, чтобы юноша познал все тонкости и трудности купеческого ремесла на практике. Феодор был рад возможности, наконец, осуществить мечту о путешествии, но в то же время огорчился, что отправлялся в него без своего лучшего друга Алана.

После отъезда Феодора Алан затосковал. Он старательно помогал отцу с выпасом овец, их стрижкой и продажей овечьей шерсти. Но с каждым днем родные холмы казались ему все менее привлекательными. Алан представлял себе картины новых городов, портов, стран, которые открывались взору Феодора, и грустил еще больше. Алан не хотел всю жизнь быть просто пастухом как его отец… Однажды отец спросил его, о чем он так печалится. Юноша честно рассказал о мечте путешествовать, о тоске по другу, о стремлении к лучшей доле, чем доля пастуха…

«Что хорошего в этих холмах, которые я вижу каждый день?! Лишь весной они покрываются новой травой и на них цветут тюльпаны, а в остальное время они желтеют от жаркого солнца», – возмущался Алан, и грустная улыбка тронула уголки губ его отца.

«Алан, – обратился к нему старый пастух, – сынок, я понимаю, что ты чувствуешь, я сам был когда-то молодым и горячим и жаждал увидеть весь мир… Я скажу тебе самое главное, что ты должен знать в своей жизни. Ты сейчас меня не поймешь и подумаешь, что я стал стар и глупее моих овец. Но ты должен знать: нет ничего милей, теплей и добрей родной земли».

Алан сидел с опущенной головой, слова отца его не тронули, он лишь еще больше затосковал по дальним краям.

На следующий день в доме купца раздался стук в дверь. На пороге стоял их бедный сосед – пастух. Он пришел, чтобы продать свою отару купцу и наняться к нему батраком. На монеты, полученные за отару, старик собрал своего единственного сына в дальнюю дорогу. В последнюю ночь перед отъездом мать Алана дала сыну глиняный горшочек полный земли и сказала: «Сынок, пусть этот горшочек будет всегда рядом с тобой, береги его, поливай землю в горшочке, пусть онa напоминает тебе о нас, о нашем доме». Пожилая женщина обняла сына и стала утирать слезы краем шарфа, покрывающим ее голову и плечи. На следующее утро из порта Кефе уходило торговое судно к далеким берегам, на котором уплывал Алан в качестве помощника матроса. Сердце юноши вырывалось из груди, когда корабль стал отходить от родного берега. Алан верил, что вернется домой богатым и что жизнь его изменится.

28_02_2016_tyulpan-3_0

Много дней и ночей плыл Алан на торговом судне. Он выполнял всю грязную работу. От палящего солнца, сильного ветра, соленой морской воды кожа Алана загрубела, мышцы стали крепкими, как стальные жгуты, а Алан познал морское дело. В каждом новом порту, в который заходило судно за товаром, Алан не упускал возможности посмотреть на все достопримечательности, узнать историю города, его жителей, послушать незнакомую речь, отведать неизвестные яства. Но больше всего Алана интересовало мастерство ювелиров. Юноша был пытливым и смекалистым и хватал на лету новые знания. Когда хозяин судна заплатил ему часть заработка, Алан купил инструменты, с которыми работали ювелиры, и дал себе слово стать мастером ювелирного дела.

Через многие порты проходило судно, на котором плыл Алан. С каждой остановкой трюмы наполнялись новым товаром. Наконец, капитан решил повернуть судно в обратный путь сразу после захода в последний порт Андалусии. Когда команда судна высыпала на берег, Алан по привычке не пошел с толпой моряков в кабак, а побрел по улочкам города в поисках ювелирных лавок, чтобы пообщаться с мастерами и постараться научиться чему-то новому. Так он шел и забрел на рынок, где среди прочих лавок, была и ювелирная лавочка. Алан зашел, поприветствовал хозяина и только собирался поговорить о причине своего прихода, как увидел грязного слугу, который размешивал угли в очаге, где ювелиры расплавляли металлы перед отливкой. Фигура человека показалась очень знакомой, а когда он обернулся, Алан ахнул – это был его лучший друг Феодор. Феодор тоже сразу узнал Алана, несмотря на то, что юноша возмужал и немного изменился. Друзья кинулись друг другу в объятья. Хозяин лавки стал протестовать и потребовал объяснений. Из последующего разговора Алан узнал, что Феодор был куплен хозяином лавки на невольничьем рынке, а Феодор рассказал, что на судно, на котором он плыл, напали пираты, разграбили его, а команду угнали на невольничий рынок Андалусии. Юноши не могли сдержать слез, после долгого времени они увиделись, но при каких обстоятельствах!

Алан стал уговаривать хозяина лавки отпустить Феодора, но тот ни за что не соглашался. Тогда они предложил выкупить друга, но цена, которую запросил ювелир, была слишком большой, а Алан работал всего лишь помощником матроса… Пришлось согласиться на сделку хозяинa лавки – работать в подмастерьях столько времени, пока не заработает на выкуп друга. Алан был вынужден распрощаться с капитаном судна, на котором он плыл, и остаться в Андалусии, чтобы вернуться домой вместе с Феодором.

Два года Алан работал в лавке ювелира. Он очень редко видел своего друга, но чтобы тот не скучал по дому, отдал ему горшочек с родной землей, который дала в дорогу Алану его мать. Алан забывал поливать землю в горшке, как наказывала ему мать, и попросил Феодора делать это за него. Феодор был благодарен за такой ценный подарок из родного Кефе.

Алан делал всякую работу в лавке: и таскал дрова, и убирал лавку, и держал куски металла большими щипцами, и, конечно же, помогал ювелиру в самом его деле. Хозяин заметил, что юноша талантлив и порой дает дельные советы, и стал разрешать ему делать не просто работу ученика, но уже и сложные ювелирные изделия. Покупатели хвалили мастерство Алана, а также то, что узоры у него были необычными. Алан воплощал все увиденное в разных странах и у разных мастеров в своем собственном стиле.

Однажды Алан работал в мастерской, а Феодор в этот день тоже был в лавке и помогал с растопкой огня. Он спросил у друга:

– Помнишь ли ты тюльпаны, которые росли весной на тех холмах, где мы с тобой любили играть в детстве?
Алан вздохнул и кивнул головой в ответ:

– Они похожи на этот огонь, – продолжал Феодор. – Каждый лепесток, как язычок пламени, а тычинки, как угольки…
Через минуту Феодор вскочил и принес со двора горшок, переданный матерью Алана. В горшке рос кефинский тюльпан, точно такой, как на холмах в родном и далеком Кефе.

28_02_2016_tyulpan-1_0

Алан удивился, ведь мать никогда не говорила, что посадила цветок в этот горшочек. Сердце защемило у него при виде этой красоты, слезы навернулись на глаза, картины родных мест появились перед глазами молодого ювелира. Больше не было никаких сил жить на чужбине, как же был прав отец, говоря, что нет прекрасней родной земли!

В ту ночь Алан работал в мастерской с особым рвением. Он делал пряжку на пояс для знатной дамы. В его филигранном узоре появился никем не виданный в Андалусии цветок – кефинский тюльпан. Когда заказчица пришла за пряжкой, она была в изумлении от работы молодого мастера и щедро заплатила за его работу. Оплата была столь высокой, что ее хватало заплатить хозяину за освобождение Феодора. Как не хотел старый ювелир отпускать Алана, данное слово нужно было выполнять.

С первым кораблем, отправлявшимся к берегам Крыма, Алан и Феодор отчалили из Андалусии.
Когда юноши вернулись домой, то и в доме купца, и в доме пастуха был большой пир! Ни купец, ни пастух не надеялись увидеть своих сыновей живыми.

Алан в скорости открыл свою лавку и стал работать ювелиром. Он помог отцу снова купить овец и иногда помогал ему пасти их на тех самых холмах, где играл в детстве с Феодором.
Феодор, несмотря на все пройденные испытания, решил продолжать купеческое дело отца. Он считал Алана не просто своим другом, а братом всю свою жизнь.

Ранней весной, когда холмы за городом покрывались новой зеленой травой, Феодор и Алан уходили в долгую прогулку по родной земле и вдыхали ее теплые запахи. Когда они смотрели на распустившиеся тюльпаны, то им представлялось, как хозяйка Веcна растапливает где-то в недрах крымской земли огромный очаг, и язычки пламени этого очага прорываются наружу в виде красного цветка, который в Крыму называют ласковым, теплым, солнечным словом Ляле.

Сусанна ЭНВЕР-КЪЫЗЫ
Иллюстрации Заремы Джемилевой

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET