Глаза старика как целый народ…

26.03.201611:03

Фото: Сабрие Абдукадырова 

Я видел старика, вернувшегося из депортации, стоящего перед домом своим через 35 лет, со слезами на глазах. И видел глаза, со страхом смотревшие из окна…

Посмотрите в глаза нашим старикам! Долго-долго смотрите. Их осталось совсем немного. Примите то, что в них есть в себя, всё – без остатка! Как много я вижу в этих глазах, как много… боль, обиду, страх за завтра и за нас. Гордость священную, как молния ослепляющую, стойкость духа и непоколебимость.

26_03_2016_glaza_krymskogo_tatarina_1

26_03_2016_glaza_krymskogo_tatarina_2

Мудрость, испытанную голодом, смертью, клеветой и позором. Смелость, приводившую «в стопор» безжалостную машину коммунизма. Простоту, милосердие и забывчивость за зло, причиненное им.
Старика я увидел однажды, вернувшегося из депортации и стоящего перед родным очагом, через треть столетия, со слезами на глазах. И глаза видел, смотревшие со страхом на него…

Старик не побеспокоил новых жителей своего дома, а пошел просить, а затем требовать всего лишь кусок земли у государства. Потом жил в землянке 20 лет вне закона, без воды и электричества, а газ и дороги – так это для БЕЛЫХ ЛЮДЕЙ. Он не требовал ничего, что у него отняли, говоря, что те, кто живут в его доме, тоже заложники ситуации. Но те глаза, что смотрели из окна его дома, они были недовольны даже этим. Не было у него права, даже на участок, даже на жизнь в Крыму.

Все это прошло и сегодня сыновья и внуки того старика, живут у себя на родине. Они на своей земле и не важно, «на ней» или «под ней» – так завещал им старик!

А знаете, почему мое сердце переполняется гордостью за свой народ? Да потому, что, несмотря на всю травлю, гонения, несправедливость власти, судов, соседей, лицемерие, двойные стандарты, несмотря на все это – он такой же простой, гостеприимный, добродушный и толерантный к своим соседям и тем «глазам из тех окон». Как будто его никогда не изгоняли из своего дома. А знаете почему? Да потому, что он дома, а закон гостеприимства он впитал с молоком матери.