Проклятие или Возмездие

11.05.20160:19

1783 год стал роковым для Крымского ханства. Некогда могущественное государство перестало существовать, благодаря честолюбивым замыслам людей, задавшихся целью присоединить полуостров и открыть заветный выход к морю. Началась нечестная игра, обманом и силой оружия сгубившая десятки тысяч жизней мирного крымскотатарского населения, а вместе с тем и последнего крымского хана Шагина Гирая.

Екатерина II, граф Г. Потемкин, В. Суворов, А. Прозоровский, В. Долгоруков, П. Румянцев, П. Панин и другие выступили главными героями и авторами захватнической операции «Крым». За несколько лет ханство было аннексировано, крымскотатарская культура поругана, расхищена и превращена в руины. Расплата не заставила себя ждать. Каждого из главных персонажей ждал трагический финал, опала, немилость, забвение. Один за другим участники кровавой победы сходили в могилы, одни от нежданной болезни, другие всеми забытые, третьи обрекли свой род на вечное проклятие за содеянное зло.

Главный палач

Долгоруковская стела, Долгоруковская яйла – это то, что сегодня еще напоминает о генерал-аншефе Василии Долгорукове в Крыму. В царствование Анны Иоанновны род Долгоруковых находился в опале, и сыну опального Михайла Долгорукова было воспрещено учиться даже грамоте, предписано служить только рядовым всю жизнь. Так и было бы, если бы не переворот 1762 года, приведший к власти амбициозную немку, позволившую ему дослужится до генерал-аншефа. Его военный путь начинался именно в Крыму во времена кровавого похода Миниха. А в русско-турецкую войну 1768-1774 годов уже бывалого солдата назначили на место не угодившего Панина командовать 2-й армией. Он активно берется за дело и принимает участие, не только в военных действиях, но в политических комбинациях. Пока турецкая и российская стороны рядились с выбором места, где вести переговоры относительно мира между Россией и Османской империей, в Крымском ханстве Долгоруков наводил свои порядки. Он рассчитывал, что если престол займет Сахиб Гирай, мягкий и немного инфантильный человек, то его легко будет склонить на союз с Россией, дабы этим ускорить подписание мирного договора и перейти к первому шагу – «независимости» ханства. Однако когда Долгорукий стал настаивать на заключении формального союзного трактата с Россией, Сахиб Гирай хан оказался непреклонен. Хан и вельможи государственного совета – Дивана хорошо понимали, чем грозит родине подобный трактат. Столкнувшись с непреклонной категоричностью, Долгоруков отдает распоряжение о вводе на полуостров дополнительных войск и начале карательной акции. Резня мирного населения, устроенная генерал-аншефом 19 сентября 1771 года, была настолько страшной, что свидетельства о ней не только стали известны за рубежом, но позже попали и в научную литературу. Массовые казни, сопровождавшиеся выжиганием сел и деревень, продолжались несколько недель. Между тем, сам князь не брезговал наживаться на чужом горе. Десятками повозок он вывозил добра и всякого рода ценностей из крымскотатарских сел, не заботясь о том, что слезы горя выльются в родовое проклятие, впоследствии нависшее над всем родом Долгоруковых. Масштаб жуткой акции грозил уменьшением численности коренного населения. Поняв, что главнокомандующий не остановится перед истреблением целого народа, крымскотатарские представители согласились на переговоры. Хан и мурзы подписали кабельный (внутренней) договор о независимости ханства.

Верно служа своей царице, Долгорукий по окончании войны получил от Екатерины только шпагу с алмазами, бриллиантовые знаки к Ордену Андрея Первозванного и почетную фамилию «Крымский». В князе больше не нуждались и его отправили в отставку. Обойденный званием фельдмаршала, Долгорукий-Крымский затаил обиду на Екатерину II. Он поселился в деревне и умер от подагры спустя восемь лет.

Провал панинской негоциации ногайцев

Петр Панин начал свою военную карьеру под началом Ласси. В 1769 году в чине генерал-аншефа ему было вверено начальство над 2-й армией, действовавшей против турок. В 1770 году им были покорены Бендеры. Эта победа лишала возможности ногайцев получить доступ в родные степи. Панин воспользовался положением и стал через своих агентов склонять буджакских и едисанских татар вступить в союз с Россией. Первые успехи увлекли генерал-аншефа, и он стал рассылать своих агентов во все ногайские кочевья и даже в Крым. Однако негоциация шла вяло и не принесла желаемых результатов, крымцы отказывались вступать в союз с давним противником. Когда в Петербурге поняли, что идея Панина провалилась и крымцы непреклонны, приняли решение склонять их на свою сторону силой оружия, а Панина отстранили. Правда, за Бендеры его наградили орденом св. Георгия 1 степени, но вместе с тем известие о победе было принято императрицей довольно сухо. Она была недовольна большими потерями, разрушением города и… пустыми шатаниями в отношении пропаганды крымцев. Обиженный и больной граф Панин, поселившись в Москве, начал резко выражать свое недовольство и критиковать царицу, которая объявила его «первым врагом», «персональным оскорбителем», «дерзким болтуном» и повелела учредить за ним надзор. Умер он оскорбленным, опальным и всеми забытым в 1789 году.

Несостоявшейся император новой Византии

После ослепительного и яркого проекта – путешествия Екатерины II в Крым Григорий Потемкин обосновался в Малороссии, где встретил свою последнюю любовь, коварную интриганку Софию Витт, гречанку по происхождению, одну из самых обворожительных женщин XVIII столетия, ярую противницу Османской империи, мечтавшую об утопическом возрождении Византии. Потемкин тоже не относился к числу друзей Порты и был главным инициатором «греческого проекта». Их свели общие интересы. Князь собирался бросить к ногам гречанки возрожденную Византийскую империю, а для российской императрицы Екатерины и ее внука Константина в «греческом проекте» князя не осталось места. София и Потемкин решили обвенчаться и короноваться на новое царство. Сознавая свою власть над князем, госпожа Витт потребовала от него немедленных действий. В степях Северного Причерноморья появились настоящие парки, деревни, верфи и даже города.

В живописном месте слияния рек Буга и Ингула Потемкин основал город Николаев, который должен был стать столицей возрожденной Византии.

Уже давно она побаивалась князя Тавриды, сосредоточившего в своих руках непомерную власть. Потемкин становился неуправляемым, и императрице теперь незачем было беречь князя — ее заботой и опекой пользовался новый фаворит. К тому же планы Софии и Потемкина разгневали Екатерину: она стала подумывать об устранении бывшего фаворита.

Существует гипотеза, что Екатерина направила к князю молодого врача, специально обученного «искусству» обращаться с ядами, и Потемкин был отравлен. Он умер посреди степи, на пути в город, где собирался короноваться. Потемкин желал быть похороненным в Николаеве, но по иронии судьбы и воле императрицы Екатерины его похоронили в Херсоне, городе, который князь называл «гробом».

Апоплексический удар

Существует много версий смерти российской императрицы, по одной из них она была отравлена, другая утверждает, что она страдала водянкой, но все же следует придерживаться исторической правды, какая бы она ни была. Хорошо отразил кончину Екатерины II писатель Михаил Вострышев в своей повести «Апоплексический удар», приведем отрывок: «Случилось это вдруг и до обидного не по-царски. Прежде чем облачиться в утренний наряд, Екатерина в легком пеньюаре пошла за ширмы, в отхожее место. Вдруг ощутила под сердцем легкий толчок, глаза потухли, и всероссийская самодержавица рухнула наземь рядом с нужником. Екатерина, собравшись с силами, крикнула камердинера. Попыталась подняться на ноги, но встать почему-то не удавалось, почему-то не суетились вокруг нее гвардейцы и даже камердинер не шел на зов. Страх все крепче сжимал сердце. Предали? Бросили?

От страха одиночества и смерти тело государыни зашлось в судороге, по щекам поползла слеза, пальцы мелко задрожали на холодном каменном полу.

Час спустя дворцового истопника, вошедшего подложить дров в камин, испугал глухой животный хрип…» Это случилось 6 (7) ноября 1796 года.

Опальный генералиссимус

Во многих источниках упоминается, что Суворов пользовался большим доверием и уважением Екатерины II, но на самом деле царица имела свои причины с неприязнью относиться к одному из удачливых полководцев и по совместительству палачей России. Потемкин, ненавидевший Суворова, всячески настраивал императрицу против военачальника. С большой натяжкой Екатерина даровала чины Суворову. Не раз последний попадал под подозрение о казнокрадстве. Деньги, выделяемые на военные кампании, он прикарманивал. А после переселения греков с крымского полуострова в Приазовье и вовсе попал на некоторое время в опалу. Павел I его боготворил и после смерти матери возвеличил. Однако очень скоро разочаровался в своем кумире. За самовольное поведение в армии и высмеивание императора уволил в отставку без права ношения мундира. Это было большим оскорблением для Суворова. Правда, впоследствии Павел смилостивился и Суворов вернулся в армию, но после швейцарского похода в 1800 году, когда Суворов возвратился в Россию, Павел снова был оскорблен поведением генералиссимуса. Он отменил готовившуюся в Петербурге торжественную встречу Суворову, запретил въезжать в город днем и появляться в Зимнем дворце. Относительно подлинных причин опалы выдвигаются самые различные версии. Это подкосило Суворова, и 6 (18) мая 1800 года он умер.

Исполнитель воли

На девять лет пережил Суворова еще один его недруг Александр Прозоровский. В 1778 году он возглавил войско, направленное в Крым для подавления крупного антирусского восстания. Силой оружия и превосходством военной силы против народного ополчения он справился с задачей быстро и вплоть до 1781 года находился в Крымском ханстве. Когда операция «Крым» была приведена в исполнение, ненужное оружие в лице Прозоровского отправили в отставку и исключили из штатных армейских списков. Это было больше, чем оскорбительно для него. Протесты и просьбы вернуть его в армию не помогли, и в январе 1784 года Прозоровский удалился в деревню. Но в начале марта 1790 года Екатерина, преследуя свои цели, назначила его главнокомандующим Москвы. Известно, что императрица ценила Прозоровского как надежного исполнителя ее воли, но не любила его за крутой нрав, резкость и излишнюю болтливость. Она тяготилась его посещениями и за глаза высмеивала его привычки вроде употребления к месту и не к месту слова «сиречь». Ее переписка с Прозоровским суха и официальна по стилю. Новое назначение преследовало свои цели. Встревоженная первыми признаками начавшегося под влиянием успехов Французской революции брожения умов, она желает иметь в Москве именно такого жесткого и исполнительного человека, каким был Прозоровский. Первым распоряжением Прозоровского на новом посту было увольнение в отставку Московского губернатора Н. В. Лопухина, известного либерала и масона. Вскоре разразилась гроза над А. Н. Радищевым. Его предали суду за «Путешествие из Петербурга в Москву». Прозоровский арестовал Н. И. Новикова и его товарищей. В начале 1795 года императрица, наградив напоследок Орденом Св. Владимира, снова отправила Прозоровского в отставку. В 1796 году Павел I назначил князя командующим. Но уже в январе 1797 года неожиданно, как и Суворова, отстранил от службы Высочайшим указом «за вступление в командование не своей частью». Исправить дело отца поторопился Александр I, который в 1807 году вернул князя на службу, возвел его в звание генерал-фельдмаршала и назначил командующим Молдавской армией, действующей против турок. Трудно понять, какие причины заставили Александра возложить такое задание на 74-летнего старца: одряхлевшему, одолеваемому болезнями Прозоровскому успешное ведение кампании уже не под силу, его действия отличались пассивностью, предприятия заканчивались неудачно. Так, штурм Браилова отбит с большими потерями. Впрочем, князь сохранил еще настолько ясности ума, чтобы свалить вину за неудачу на Кутузова и добиться отстранения того от армии. Этот успех стал для него последним. Умер он в августе 1809 года в полевом лагере за Дунаем. Со смертью князя, оставившего двух дочерей, род Прозоровских навсегда угас.

Гульнара АБДУЛАЕВА