Обречены на конфликт?

11.05.20160:19

30 октября 2009 года в Симферополе состоялся организованный Крымским Независимым центром политических исследователей и журналистов круглый стол на тему: «Межкультурный диалог и региональная безопасность Крыма». Газета «Авдет» представляет вниманию читателей один из материалов круглого стола, подготовленного экспертом и журналистом нашей редакции.

 

Любые социальные взаимодействия в Крыму, в первую очередь, политические, детерминированы политкультурностью их участников. Поэтому любые взаимодействия на полуострове можно рассматривать как взаимодействие культур, так как культура, особенно этнокультура, является фундаментом любых социальных процессов и базовой детерминантой как индивидуального, так и коллективного поведения.

С 1944 года, после депортации крымскотатарского народа и до распада СССР, крымский полуостров оставался достаточно монокультурным – советско-русским. Но после краха советской идеологии, ограничивавшей действие этнокультурных детерминант сферой творческого и повседневного общения, они вышли на поверхность социальных взаимодействий. Монополия советско-русского культурного влияния была нарушена: с началом возвращения крымскотатарской нации возобновилось присутствие коренной для Крыма культуры; кроме того, с достижением независимости Украины часть украинской нации покинула советско-русский культурный анклав и стала идентифицировать себя как реально государствообразующая титульная нация, соизмеряя свои интересы именно с такой позиции. Произошли изменения и в русско-культурной среде, хотя именно ей присуще наибольшая ностальгия о советском прошлом.
В результате указанных процессов произошло и качественное изменение характера и структуры социальных взаимодействий в Крыму. Начался период борьбы за свою нишу в общем социальном пространстве полуострова: русские, утратив монополию, стремятся не потерять культурное доминирование, крымские татары стремятся восстановить былое присутствие на полуострове, что осложняется, во-первых, утратой значительной части материального и духовного культурного наследия, во-вторых, небольшим количеством той части крымскотатарского этноса, который вернулся в Крым. Для украинцев ситуация еще сложней: во-первых, получив Крым только полстолетия назад, Украина не успела сформировать на полуострове сравнимые с русскими и крымскотатарскими культурные традиции, во-вторых, государственная власть за годы независимости не смогла выработать эффективную крымскую стратегию, чтобы изменить ситуацию в свою пользу.
Кстати, иногда взаимодействие культур в Крыму представляют по линии крымские татары – славяне, что, на мой взгляд, является неверным. Идея славянского единства, несмотря на различные проекты, так и остается далекой от реализации, хотя постоянно воспроизводится. Характер взаимоотношений между Украиной и Россией, не позволяет говорить с политической точки зрения о славянах, как некой единой этнокультурной единице, особенно в Крыму. Кроме того, славянская общность включает в себя не только русских и украинцев, но и другие славянские народности. Таким образом, говоря о конфликте между славянами и крымскими татарами в Крыму, авторы такого противостояния осуществляют элементарную подмену понятий, желая, видимо, прибавить себе вес. Возьмем хотя бы выражение «лица неславянской национальности», а что есть славянская национальность?! Поэтому для объективного анализа все-таки следует говорить не о славянах, а о русских и украинцах. 
Что касается представителей иных этнокультурных традиций, то их роль не сравнима с указанными выше основными участниками межкультурного взаимодействия. Крымские татары занимают первые позиции в этом взаимодействии благодаря этно-территориальной принадлежности к Крыму как коренной народ; русские — благодаря двухсотлетнему освоению территории Крыма и, как результат, количественному преобладанию, а украинцы — благодаря территориальной принадлежности крымского полуострова к государству Украина.
Итак, каким же образом происходит межкультурное взаимодействие на полуострове? Известно, что оно может происходить в двух крайних формах: конфликт или диалог. Думаю, не стоит объяснять плюсы и минусы каждого из них. Важно отметить другое, для современного Крыма доминирующим в межкультурном взаимодействии является конфликт, который проявляется в уже традиционной для Крыма ситуации межнациональной и межконфессиональной напряженности, и приводит к негативным последствиям для всего населения полуострова. Естественно, что конфликтная ситуация угрожает и безопасности украинского государства. 
Вместе с тем, следует понимать, что взаимодействия между русским и украинским населением полуострова не носит такого острого характера, как между русскими и крымскими татарами, между тем, не наблюдается особых конфликтов и во взаимодействии украинцев и крымских татар.
Базовыми элементами русско-крымскотатарского конфликта являются:
во-первых, неприятие интерпретации истории (у русских и крымских татар прямо противоположное восприятие исторического прошлого, что проявляется в культурно-символическом противостоянии, «войне памятников» и т.д. Герои современной русской истории являются антигероями для крымских татар, так как становление российской и советской империй происходило за счет поглощения и подавления соседних государств и народов, в том числе и крымскотатарского.);
во-вторых, перспектива развития полуострова и его территориальная принадлежность (Традиционная приверженность большинства русских вхождению полуострова в состав Российской Федерации в противовес проукраинским и евроатлантическим предпочтениям большинства крымскотатарского народа и намерению восстановить национальную государственность).
Перерасти в вооруженное противостояние существующему конфликту не дают как традиционная приверженность крымскотатарского национального движения ненасильственным методам борьбы, так и умеренность большинства среди русских, и отчасти спонтанные действия украинской власти.
Однако без налаживания реального межкультурного диалога, как базового условия мирного сосуществования этнокультур Крыма, предотвращать вероятное сползание Крыма в вооруженное противостояние указанными выше способами может стать невозможно.
Каким же образом наладить межкультурный диалог и возможен ли он вообще в Крыму? Как и многое в этом мире диалог культур в Крыму вполне возможен и в какой-то мере уже осуществляется, но конфликтная составляющая межкультурного взаимодействия все же значительно превалирует. 
Для большинства жителей Крыма характерна общность социально-экономических, повседневно-бытовых проблем, и это обстоятельство определенным образом действует как консолидирующий фактор. Однако, для крымскотатарского этноса эти проблемы в виду продолжающейся репатриации имеют специфических характер, например земельная проблема, и эта специфичность с подачи сторонников конфликта, выступает как раздражающий фактор для русских в Крыму, что не способствует налаживанию диалога.
Методы развития межкультурного диалога можно разделить на общегосударственные и региональные. К первым можно отнести, например, развитие гражданского общества и формирование положительного социально-экономического климата в Украине, а также установление реального верховенства права и справедливого и объективного правосудия, а также принятие ряда законодательных актов, направленных на развязывание проблемных вопросов. Именно зрелое гражданское общество способно противостоять сторонникам конфликтного разрешения проблем, а также активно отстаивать свою коллективную позицию. Сегодня же большинство общественных и политических организаций существуют номинально, создаются под международные гранты, а из тех, что реально действуют, немногие занимаются вопросами межкультурного развития.
Не способствует развитию диалога и социально-экономическая ситуация в Украине и в Крыму в частности. Стремление представителей крымскотатарского этноса занять соответствующее положение в этой сфере общественных отношений, рассматривается частью крымского населения, опять-таки не без подачи ряда политических сил, как погоня за некими привилегиями. С другой стороны, крымские татары активно высказывают мнение о присвоении их имущества последепортационными переселенцами, и поднимают вопрос о реституции, что также вызывает опасение у их соседей.
Большим плюсом в развитии межкультурного диалога должна стать грамотная концепция этнополитики государства.
В первую очередь, местной элите давно пора понять, что победа в конфликте одной из сторон не решает проблем, а только загоняет ее в подполье. Об этом свидетельствует та же история.
Развитию диалога препятствует также и предельная политизация многих проблем и способов их решения, например , ситуация вокруг выделения земельного участка под строительство Соборной мечети в Симферополе. Кроме того, пора кратковременной политической целесообразности уступить место стратегическому здравомыслию и реальному партнерству. Для этого необходимо прекратить эксплуатацию истории в политическом процессе, рассчитывая на электоральную поддержку или спонсорскую помощь из-за границы. Не надо выяснять, кто был прав или виноват когда-то, пора перевести взгляд из прошлого в будущее.
Но основным условием развития межкультурного диалога в Крыму является способность представителей основных этнокультурных общностей отказаться от устоявшейся интерпретации истории и построенной на ней символической системы, которая выступает в роли поведенческих ориентиров. Противоположность этнокультурных символов определяет и конфликт во взаимодействиях, а также делает невозможным диалог, если понимать его как взаимовыгодные отношения, основанные на партнерстве и совместном достижении компромиссных целей. Пока русские, украинцы и крымские татары не будут готовы к такой трансформации, межэтнические и межконфессиональные взаимодействия в Крыму обречены быть конфликтными.  
[Нариман ДЖЕЛЯЛ]