“Казаки” vs крымские татары: все ли спокойно в Багдаде?

11.05.20160:19

— Не делайте из дерьма «конфетку», — попросила меня известная крымская журналистка Валентина Самар, когда я приехал в Симферополь расследовать деятельность российских «казачков» на фоне возможного межэтнического конфликта. — Эта тема больше не актуальна, пресса давно забыла об этих одиозных фигурах. Зачем их вытаскивать на свет?

Вопрос журналистской этики почему-то особенно часто звучит во время бесед с крымскими политологами и журналистами. В целом, это понятно, но что тогда на самом деле творится на полуострове, и насколько достоверна и информация об Автономной Республике, которую мы получаем из центральных СМИ? Я обращаюсь за комментарием к одному из независимых экспертов, бывшего координатора «соросовского» издания «Крымская политика и безопасность» Яна Синицына.

— Здесь все просто, — объясняет он. — Понимаешь, представь себе, приезжает к нам, например, прибалт или поляк с какой-то своей газеты, потусуется в Крыму, а затем пишет дома сенсационный материал: там все сидят на пороховой бочке, и скоро она взорвется! Мы здесь это хорошо чувствуем: как будто на нас со всех сторон смотрят, и только и ждут, когда там они в Крыму бросятся резать друг друга. Причем — резать кроваво. А мы тут все живем, у всех семьи, дети … Представляешь эти ощущения?

Вообще, слова Яна, который сейчас помогает мониторить ситуацию на полуострове от ОБСЕ, один в один совпадает со взглядами многих крымских политиков. Скажем, 1-й заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров оценивает ситуацию следующим образом:

— Несмотря на определенные сложности в крымском обществе, объективных причин для взрыва здесь нет, как нет оснований для их возникновения. Но! — отмечает Рефат-бей. — Но если будет очень активное и целенаправленное вмешательство извне в политическую ситуацию в Крыму я не уточняю, откуда именно, и оно может появиться — то это усложнит ситуацию.

— Есть ли какие признаки искр? — интересуюсь я.

— Возможно, вы помните: в 2008 году на мусульманском кладбище у поселка Нижнегорское за ночь разрушили более 200 надгробных плит. Это был ужас! И я когда туда приехал — говорю вам откровенно — у меня голова бессознательно для самого себя повернулась направо, в сторону большого христианского кладбища. То есть, я себя поймал на том, что тот, кто это сделал — сделал намеренно, чтобы возмущенные крымские татары побежали туда и учинили там то же самое! Но ведь понятно, что люди не настолько глупы. Тогда упали подозрения на «казачков», однако доказательств не было, ничего не смогли доказать, дело не дошло до суда. Но буквально через полтора месяца та же ситуация повторилась на одном из кладбищ близ Симферополя. И наиболее цинично: на оскверненные татарские захоронения положили христианские венки. Меджлис тогда сделал заявление, что кто-то тестирует крымское общество. Это именно были тесты. А что будет, если не дай Бог? … Слава Богу, это все немного стихло.

Впрочем, в отличие от толерантных представителей Меджлиса, лидеров «русского казачества», чьих провокаций опасаются в крымском обществе, такими же умеренными никак не назовешь. Их зажигательные высказывания — тотальная противоположность словам Чубарова. «Казаки» ожидают напряжения.

— Получается, ситуация в Крыму взрывоопасная, но взрыва этого никто не хочет? — спрашиваю я на улицах Бахчисарая Сергея Юрченко, председателя «Союза атаманов Крыма», одной из самых мощных крымских казачьих организаций.

 

— Понимаешь, я вижу, что он все равно будет, и мы к нему готовы, — решительно отвечает тот.

— А как избежать конфликта? Кому он вообще нужен?

— Вон, как ни крути, нужен. Чтобы все здесь поставить на место. Понимаешь, они паразитируют (речь идет о крымских татарах) все дальше и дальше, а власть все время сдает перед ними, сдает и сдает. Это же неправильно. Поэтому в один момент оно все взорвется.

— Как вы себе тогда представляете этот взрыв? Это реально?

— Реально будет здесь. В Бахчисарайском Свято-Успенском монастыре. Как только там начнут строить входные врата, сразу же будет бойня. Люди здесь действительно горячие, как в горах, поэтому взрыв может по любому поводу случиться.

— И, по-вашему мнению, предупредить этот взрыв в Крыму можно только силой? На компромиссы с крымских татарами вы дальше не пойдете?

— Вообще есть разные жизненные ситуации. Я же не террорист какой-нибудь. Но когда люди действуют «по беспределу» раз, два, три, десять, двадцать — то надо же когда-то власти отреагировать адекватно. Не идти на уступки. Ведь, например, сейчас русское население, или славяне, смотрят на ситуацию так: татары здесь вот и здесь захватили землю, а почему мне нельзя это сделать? Как мои казаки мне говорят: «Слышь, атаман, а чего ты нас держишь-то? Давай и мы сейчас то-то захватим. Нам тоже земли надо … » Поэтому на силу надо отвечать только силой. Если крымские татары не идут на компромисс, понимаешь, ну, не идут, то склоняться — это значит опять уступать.

Как утверждает во время разговора тот же Юрченко, его структура готова мобильно в любой момент перебросить в любую точку полуострова тысячи человек. «Совет атаманов» каждое лето организует детский лагерь в урочище горы Эски-Кермен для детей из постсоветских стран, регулярно участвует в антинатовских акциях, ее подразделения тренируются в спортивных клубах, задействованы в работе охранных фирм.

Конечно, в словах «атамана» немало «показухи» — как и в виде его подчиненных, когда те собираются в униформе. В конце концов, реального количества членов своих формирований и их боеспособности не знают и сами «казаки». Впрочем, само существование таких людей, как минимум нескольких тысяч, их бурная пиар-деятельность, комментарии по любому поводу для украинских и зарубежных СМИ, и неоднозначная оценка их деятельности наводят на единственный вопрос: все ли так « спокойно в Багдаде ", то бишь, на территории бывшего Крымского ханства, как нас часто в этом убеждают? А если спокойно, то надолго ли?

Олесь Кульчинский, г. Киев