Давайте воспроизведем речь Джемиля Велиляева

11.05.20160:19

Более 30 лет в моей памяти хранится впечатление от выступления нашего соотечественника – Джемиля Велиляева – в день похорон Мусы Мамута. Я знаком со многими участниками национального движения, но такого умения правильно подобрать слова, выразив эмоции каждого, не слышал ни от кого.

Люди принимали активное участие в организации похоронной церемонии, ведь Муса Мамут погиб не только за свои принципы, но и за принципы всего народа.
Педагог Севиль-апте организовала школьников, что было очень дерзким и смелым поступком в тех условиях. Ремзи, младший брат Эбазера Сеитвапова, фотографировал происходящее. Ридван-агъа Чарух занимался организацией мероприятия. Он отозвался на предложение поднять плакат, на котором будет написано, что Муса Мамут покончил жизнь самосожжением в знак протеста против дискриминации крымских татар в Крыму. Ридван-агъа достал простынь и показал, как можно простым углем написать на ней текст. Дверь в сарай осталась открытой, один из соотечественников, увидев это, стал возмущаться: "… не япасынъыз, беля хояджанъыз, вазгечин бойле самодеятельностен" и в гневе ушел. Но Ридван-агъа настоятельно потребовал продолжать, тем более, что только он отвечает за все, происходящее в его доме. Он уже отсидел срок и отвечать в случае чего все равно будет он. Когда шла похоронная колонна, мы договорились взять в оцепление плакат, чтобы сотрудники КГБ не смогли вырвать его, как это было в Ташкенте на 1 мая. Похоронная церемония происходила в осязаемом и видимом оцеплении работников КГБ в гражданском. Внизу, у моста, стояла машина с будкой и наружными антеннами, видимо, все записывалось.

По сей день помнится речь после захоронения Мусы Мамута и внутреннее ощущение чего-то очень праведного, которое вылилось в троекратном "клянемся" на его могиле. Потом я видел, как Бекир-агъа подошел к Дж.Велиляеву и о чем-то убедительно говорил.

 

Я только через несколько дней узнал, что так взволновавшую меня речь произнес Джемиль-агъа Велиляев. В то время он жил, но не был прописан в Каменке с семьей. До войны он окончил педагогический институт, на фронте был капитаном со множественными орденами. Бекир-агъа, видимо, тоже был под впечатлением от его речи и предупредил, что теперь его прописка и проживание в Крыму более усложнятся, это отразится и на будущем его детей. Опытный в таких делах Бекир-агъа тогда безошибочно выделил, что было значительным в данной ситуации для органов, и сразу включился в этот момент. Естественно, что не без его ведома уже на следующий день о случившемся в Крыму говорил весь западный мир.

Только через пять лет, приехав с Кавказа в Крым, я снова встретил Джемиля Велиляева в Карасубазаре, но не осмелился заговорить с ним о речи на могиле Мусы Мамута. Нужно было еще пять лет, чтобы я узнал, что многие материалы национального движения подпольно печатались этими людьми. Джемиль-агъа был руководителем педагогических работников и позволял Нурие Кадыровой в нерабочее время печатать документы национального движения. По Кашкадарьинской области он всеми воспринимался номером 1 по национальному движению крымских татар. Ближайшими соратниками его были рахметли Фатма-абай, которая отсидела тюремный срок, врач Сыдыка-абай, Нури-абай, которая по роду профессии размножала на печатной машинке документы. В этой же когорте была и родная сестренка Джемиля-агъа Сыдыка-абай. Родной братишка Рефат-агъа, работающий тогда таксистом, привозил в Шахризабс самого Аметхана Султана на встречу с земляками. По сей день сохранились фотографии тех событий.

Все эти тридцать лет хотелось снова услышать ту вдохновляющую речь Джемиля-агъа, но такой возможности нет. Единственный вариант получить запись речи – воспроизвести слова Дж.Велиляева из записывающих устройств той машины КГБ. Поэтому, если у кого-то есть политические, должностные, финансовые возможности, попробуйте сделать это.

Шамиль МУСТАФА