Тем, кто остался дома на 18 мая

11.05.20160:19

Был удивлен, узнав, что из Бахчисарая на траурный митинг организованно приехало 8 тысяч человек. Понятно, что в Бахчисарае и районе живет много наших соотечественников, но если на площади было 30 тысяч человек и из них 8 тысяч из одного только Бахчисарайского района, это немаленькое число. С другой стороны, не только в Бахчисарайском районе живет много крымских татар. В Ичкинском, Ислям-Терекском, Къурманском и других районах точно можно было бы набрать не меньше чем 8 тысяч человек для участия в митинге.

И тогда бы нас собралось не 30, а 50 или даже 100 тысяч. В одном только Акъмесджите и Акъмесджитском районе живет около 63,5 тысяч крымских татар. Даже если убрать половину на стариков, детей, больных, беременных и т.д. (хотя таких людей на площади тоже было достаточно), то это все равно получается 30 тысяч человек! То есть то количество людей, которые были на площади, могли бы легко быть покрыты Акъмесджитом и районом.

В реальности же все оказалось по-другому. И в связи с этим возникают вопросы, а где же все остальные люди? Почему кто-то не может выделить 1 день в году, чтобы прийти на площадь в память о тысячах крымских татар, погибших в депортации? Неожиданный ответ пришел от моего друга из Къурмана. По его словам, большинство его соседей — крымских татар занимаются теплицами и огородом и для них невыгодно бросать работу даже на один день. Невыгодно!

 

Неужели наша память настолько краткосрочна?! Или, может, у тех людей, которые решили поработать в этот день в теплице, не осталось могил родственников на чужбине? Уверен, что остались.

Понятно, что дело не только в людях, которые работают в сельском хозяйстве. В самом Акъмесджите есть люди, которые не приходят на митинг памяти, потому что их "не отпускают с работы". На митинг памяти, который идет 2-3 часа, не отпускают. Но, может, людям с такой причиной стоит перестать спрашивать разрешения? Большинство из нас с удовольствием празднуют коммунистические 1 и 2 мая, да и на Пасху не идут на работу. А когда речь доходит до митинга, то оказывается, что с работы надо отпрашиваться и что "начальство будет косо смотреть". Если начальство косо на вас смотрит в связи с уходом на митинг, то может тогда стоит сменить имя, забыть язык и начать кричать "горько" на свадьбах?

Прошло всего 68 лет с того дня, когда весь наш народ хотели уничтожить. И лишь благодаря стойкости, настойчивости и огромной любви к родине мы выжили и вернулись сюда. Интересно, что бы сказали те, кто не дожили до возвращения в Крым, если бы узнали, что их дети и внуки не хотят раз в год прийти на несколько часов на площадь и почтить их память? В этом году на траурный митинг в Крым приехали правозащитники со всего мира, в том числе и 84-летняя Людмила Алексеева. И если уж у нее хватило времени и сил быть в этот день с нашим народом, то и мы должны быть в состоянии это сделать.

Эмир ШЕВКЪИ