Есть ли у крымских татар элита?

11.05.20160:19

Человечество развивается, создавая расслоенные общества. Как бы ни пытались революционеры разных лет уничтожить классовость, это разделение в какой-то мере есть и сейчас. Конечно, такой критерий как знатное происхождение остался далеко в истории. Всего каких-нибудь сто лет назад герб и фамильная печать, даже при отсутствии достаточной материальной базы могли довольно много значить. Известно множество примеров, когда зажиточные помещики, буржуа, купцы, “сделавшие себя сами” мечтали породниться с представителями благородных кровей.

Сейчас же появилось нечто более важное, чем происхождение – деньги. Героем нашего времени стал бизнесмен, миллионер.

Но кроме денег, в истории человечества важное место всегда занимала элита. Мы часто слышим это понятие, но знаем ли, что оно означает? Вы помните людей, оказавшихся способными повести за собой общества? Изменять уклады жизни? Бороться за свой народ и Родину? Наверняка помните. О них ходят легенды и пишут книги, о них рассказывают на уроках истории.

Приведем определение этого слова, чтобы в дальнейшем было понятно, о чем идет речь.

Элита (от лат. electus, англ. фр. elite – избранный, лучший) – в социологии и политологии – неотъемлемая и важная часть любого социума. Осуществляет функции управления социумом, а также выработки новых моделей поведения, позволяющих социуму приспосабливаться к изменяющемуся окружению.

Исторически элита появляется либо когда ее выбирают члены общества, возлагая на них определенные задачи, либо когда группа людей, понимая необходимость изменений в обществе, берет инициативу в свои руки самостоятельно. Элита защищает ценности общества, а в случае необходимости поднимает народ бороться за них. В случае, если элита не выполняет своих функций, группы людей и даже целые народы могут исчезнуть, оставив в лучшем случае воспоминания о былых достижениях и пару страниц в учебниках. Без настоящей элиты общество превращается в толпу, управляемую чувствами стадности, страха, зависти, жадности, агрессивности и низменными инстинктами или, точнее, – извращенными понятиями о ценностях.

В славянском обществе элиту выбирали на вече (народное собрание). Полученное звание нельзя было продать, купить или передать по наследству, его можно было только заслужить. Выбранным мог стать любой член общества, независимо от социального происхождения, зарекомендовавший себя как хороший воин, либо проявивший мудрость в управлении обществом, который был способен вдохновлять людей. Но быть элитой не означало получать отличные от других права, льготы, материальное вознаграждение.

“Не бережешь ты себя, Юрий Венедиктович! Все о народе думаешь”.

Эта фраза принадлежит одному из двух политиков, “думающих о России”, героев юмористической передачи “Наша Раша”, которые пародируют современных политиков не только России. Кроме того, что они “думают” о России, больше ничем, касающимся своей страны “политики” не занимаются, большую часть времени улучшая собственные благосостояния.

Проводя аналогию с вече и другими общественными собраниями, на ум приходят наши народные избранники – утонувшие во взятках, преступлениях, лжи и беспринципности депутаты Верховной Рады Украины. Вряд ли о них будут слагать легенды и сказания, разве что анекдоты, да и те уже порядком надоели. Но как бы мы ни возмущались этими 450-ю депутатами, воз и ныне там. Каждые пять лет к власти приходят, если не одни и те же, то сотворенные по одному подобию. И называть их элитой не поворачивается язык, хотя по теоретическим принципам они ею должны были бы быть.

 

Есть ли у крымских татар элита?

К основным этапам развития крымскотатарской элиты двух предыдущих веков можно отнести жизнь крымских татар в условиях русского самодержавия, эмиграцию крымских татар, развитие крымскотатарского общества при Исмаиле Гаспринском, революции, депортацию, национальное движение, возвращение на Родину. Умение управлять и руководить обществом, реализовать возложенные функции зарождались, развивались и менялись.

Исмаил Гаспринский, Номан Челебиджихан, Джафер Сейдаметов, Асан-Сабри Айвазов, Бекир Чобан-заде, Амет-Хан Султан… Перечисленные и не только люди – не просто политики, общественные деятели, идеологи и просветители, писатели, военные, но и заслужившие народное уважение, несомненный авторитет. Те, о которых поныне помнят, о которых пишут книги, песни, стихотворения. Такое отношение к себе они имели и при жизни. Тогдашние крымские татары искали в их лицах поддержку и совет.

А есть ли среди наших современников подобные личности? Есть ли те, о которых будут помнить наши потомки?

На волне прошедшей сессии Курултая уместно говорить о современной крымскотатарской элите. По идее делегаты Курултая и могли бы быть той элитой, которую крымскотатарское общество выдвигает на отстаивание своих прав. Но знает ли каждый крымский татарин тех делегатов, которые выдвинуты от его имени? Вряд ли. И в этом вина не только обывателей, которым не интересна общественная и политическая жизнь своего народа, но и самих делегатов, немногие из которых соответствуют возложенным на них функциям. Едва ли можно назвать их двигателями развития крымскотатарского общества. Есть среди них предприниматели, политики, преподаватели, журналисты, “аксакалы”.

Благодаря прямой трансляции мы имели возможность наблюдать за ходом работы сессии Курултая крымскотатарского народа и следить за работой этой самой элиты. В связи с этим возникает несколько не самых приятных наблюдений. Во-первых, хочется отметить отсутствие элементарной культуры поведения делегатов на съезде, решающем вопросы общенационального масштаба: одни беспрерывно разговаривали по телефону, другие, не уважая своих коллег, кричали и перебивали, третьи, не стесняясь, спали, еще кто-то попросту не возвращался с перерыва или вообще не явился на сессию. И это все в прямом эфире! Во-вторых, было заметно, что некоторые не понимали, о чем вообще идет речь. Также возникло ощущение, что некоторые из выступавших, подходили к микрофону с единственной целью “попиариться”, но никак не высказать стоящую идею или хотя бы собственное мнение. В-третьих, в целом дискуссия порой не дотягивала до уровня достойного лучших представителей народа. А на этих людей крымские татары возложили право решать их проблемы.

Проследить какие-то черты элиты можно в отдельных сферах деятельности общества: искусстве, политике, образовании, технике, медицине, науке и даже сельском хозяйстве. Однако их влияние ограничивается рамками только своих сообществ. Кроме того, эти люди проявляют мало желания объединяться друг с другом даже в сферах своих интересов, не говоря уже о сфере интересов всего народа, порой предпочитая общение с представителями других национальностей связям с соотечественниками.

Что же мы получаем в итоге? Элита как бы существует, но она явно не соответствует тем требованиям, задачам и ожиданиям, которые возникают на сегодняшний день перед народом. Кроме того средний возраст нашей элиты говорит о том, что выросших в Крыму, или хотя бы проведших здесь большую часть жизни – мало. В скором времени нам предстоят выборы делегатов Курултая и этот шанс может быть использован для того, чтобы дать дорогу новым людям, с новыми идеями и зарядом энергии. И мы должны быть готовы поступиться какими-то старыми принципами и подходами, ведь время сейчас идет быстрее, чем когда-либо и общество, не способное меняться обречено на провал.

Есть еще и другой аспект. Готовы ли мы к появлению новой элиты? Готовы ли к тому, что завтра те, кто сегодня с важным видом занимают серьезные посты, должны будут уйти? Есть ли, в конце концов, люди, которые могли бы стать этой элитой? Обладающие знаниями и энергией, сумасшедшей мотивацией и желанием действовать? Эти вопросы не только для 250 делегатов Курултая или двух-трех десятков влиятельных политиков и общественных деятелей. Эти вопросы должен задавать себе каждый крымский татарин, ведь элита не появляется ниоткуда, она – часть народа, неотъемлемая часть.

Несколько недель назад в крымскотатарском театре состоялась премьера: ставили “Арслан ве Мелек” – пьесу, сюжет развивался вокруг Золотой колыбели (Алтын бешик) – символа благополучия. Основная мысль спектакля в том, что Алтын бешиком обладает тот народ, который верит в силу человеческих чувств – любовь, прощение, честность, преданность. Для крымских татар Алтын бешиком может стать новая элита, в руках которой и сосредоточится управление будущим крымскотатарского народа.

Энвер УЗУНДЖИ