Украина при Януковиче:реформы или фантазии?

11.05.20160:19

Два года назад Виктор Янукович был избран главой Украинского государства. За эти месяцы страна получила не только нового президента, но и новую модель принятия решений. Первый ход сделал Конституционный суд и реанимировал Основной закон в редакции 1996 года. Президент получил полномочия, о которых мечтал его предшественник Виктор Ющенко, но для этого у него не хватило политической воли.

Новый президент взял курс на реформы, но большая часть из анонсированных нововведений не принесла желаемого результата.

Социальный ресурс, доставшийся от СССР, исчерпался – стране нужны системные реформы, откладывать которые смерти подобно. Такую мысль озвучивал Виктор Янукович, как только вступил в должность. Следом за ним ее повторяли в правительстве во главе с Николаев Азаровым. Действительно, здания, заводы и пароходы, построенные в "стране Советов" износились морально и физически. Украинские чиновники, вышедшие из совдеповской "шинели", полностью сохранили административный негатив прежних лет, а все хорошее погубили в одночасье.

В общем, руководители государства резко захотели перемен. С началом конституционной реформы, которая, если верить политикам, далека от своего завершения, центральная власть взялась за модернизацию государственного аппарата. У чиновников есть одно интересное свойство: казенные штаты раздуваются независимости от того, есть для них работа или нет. В Украине госслужащие превратились в своего рода средний класс. Посмотрите, какие машины стоят около районных администраций, не говоря уже о более высоком уроне. Руководители туристических агентств также могут поведать много интересного. Особенно, какие категории граждан активно отдыхают в Турции или Египте. Опять-таки начальники всяких отделов, управлений. Предпринимателям просто некогда раскатывать по морям: они живут в постоянном ожидании ревизоров.

В правительстве, недолго думая, посчитали, сколько денег сэкономят, если выставят "ненужных" бюрократов на улицу. И пошла жара! Стали трясти всю административную вертикаль, объединять министерства, ликвидировать службы, комитеты, департаменты и отделы. Парадокс: административную реформу проводили жесткими административными рычагами. Ну, все равно, что лечить запой водкой. Немудрено, "пациент" быстро захлебнулся. На высшем уровне картина была такой: пару министерств и несколько служб объединили в одну мега-контору. Например, нынешнее министерство инфраструктуры. Во главе поставили вице-премьера, а бывшие министры стали его замами. На улицу вышвырнули только мелких сошек. Следующим этапом назвали сокращение количества заместителей у глав областных государственных администраций. У некоторых губернаторов оказалось столько работы, что они были "вынуждены" набрать пять-шесть замов. Тут уже запахло реальной оптимизацией. Не имеющие серьезных покровителей или находящиеся "в контрах" с начальством, рисковали быть уволенными. Но дальше разговоров дело не пошло. Причин этому несколько. Самая главная из них – "вечная" проблема выборов. Мы, начиная с 2004 года, постоянно кого-то выбираем: президента, местные советы или народных депутатов. Любая власть за все годы независимости держалась на административном ресурсе. Проще говоря, на чиновниках, которые бегают из партии в партию. Сначала были коммунистами, потом стали социал-демократами, потом "народными демократами", после одни подались к "оранжевым", другие – к "бело-голубым". Перед выборами с таким контингентом лучше не ссориться. Поэтому сокращение в облгоадминистрациях оставили до лучших времен.

Примером того, что административная реформа пробуксовывает стали преобразования, последовавшие после назначения Анатолия Могилева главой Совета министров. Новый руководитель "вернул к жизни" некоторые министерские должности. Например, должность министра курортов и туризма, которую в период реформы совместили с вице-премьерской.

 

Следующая реформа, наделавшая много шума, – налоговая. С какими боями принимали Налоговый кодекс, знает вся страна. Уже на следующий день после голосования выяснилось, что в документе не просто много ошибок, он ими кишмя кишит. Предприниматели тем временем приготовились к худшему: постоянным проверкам и штрафам. По стране стали закрываться предприятия. От принятия кодекса толк был только для крупного бизнеса, который из политических соображений редко платил налоги, выводя львиную долю доходов в оффшоры.

К волнениям привела и реформа социального обеспечения, которая вывела на улицы тысячи "афганцев" и "чернобыльцев". Людей возмутило, что депутаты, призывая "затянуть пояса", не обделили себя любимых. Льготы и выплаты народным избранникам сохранены в полном объеме.

Из всех реформ, которую более или менее довели до конца – пенсионная. Но и ее назвать полноценной реформой трудно, ведь уменьшить дефицит Пенсионного фонда, только повысив пенсионный возраст для женщин, нельзя.

Выяснилось, что государственным менеджерам не так уж легко воплотить в жизнь эти смелые фантазии. И дело не в том, что они только декларировали и ничего не собирались делать. Нет, "наверху" хватает трезвомыслящих людей, которые понимают, что "так жить нельзя", но все пеняют на Систему. Отговорки, еле прикрывающие нежелание работать? Возможно. Кстати, перед местными выборами 2010 года представители Партии регионов говорили, что в стране должна полностью формироваться "вертикаль власти", подразумевающая и вертикаль ответственности чиновников. Люди, устав от "демократического бардака" прошлых лет, поддержали эту инициативу. Вертикаль работает уже два года, но "покращення життя" еще далеко. Почему так произошло? Обыватель скажет, что проблема в коррупции, но мздоимство, увы, процветает столетиями. Взяточник как герой социальной драмы не особенно заботится, в какую эпоху он живет.

Жажда наживы оказывается сильнее любых политических программ и лозунгов. Только наивный человек думает, что коррупцию можно победить. Увы, этот порок "вечен", как тараканы. Украинцы частенько сравнивают себя с россиянами и следом за вторым президентом Леонидом Кучмой повторяют: "Украина не Россия". Каждый понимает кучмовскую сентенцию, как ему удобно.

На самом деле значительное отличие межу Киевом и Москвой в том, что у нас разный "коррупционный менталитет". В РФ коррупция, если так можно выразиться, более упорядочена. У нас же она пробралась во все щели административной машины. Особенно это хорошо заметно на местном уровне, когда работники местного самоуправления ведут себя словно князьки. Уголовные дела, которые массово завели на бывших руководителей на ЮБК, яркий тому пример.

Тимур ТАРПАН