Волюнтаризм

11.05.20160:19

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!

“Марш авиаторов”

Многовековая история человечества свидетельствует о том, что человек должен жить в согласии с природой, какой создал ее творец. И когда грубо попирались эти законы, природа всегда наказывала человека за неоправданное вмешательство в ее законы.

Особенно все это стало выпячиваться после революции 1917 года. Идеологам революции казалось, что они сумеют создать некий новый строй, где все будут довольны жизнью. К чему все это привело, мы все хорошо знаем. Каких только шагов для обуздания природы не совершалось! Наше поколение захватило 50-е годы прошлого века, когда был издан указ об освоении целинных земель Казахстана. Тысячи и тысячи молодых людей, оставив свои насиженные места, переехали осваивать казахстанскую степь. Прошло много лет и ученые подсчитали, что ожидаемого эффекта от этого мероприятия не было получено. Урожаи на новых землях были невысокие, а значит, на освоение еще больших территорий уйдут колоссальные затраты. А американские ученые подсчитали, что в казахстанских степях был загублен верхний слой поверхности степной почвы, на которой паслись тысячелетиями отары овец, лошадей, крупнорогатого скота. Об этом мы стали узнавать после 1985 года с началом “перестройки”, когда были сняты запреты на критическую литературу.

После “целинной эпопеи” начались разговоры о переброске части вод северных рек в Среднюю Азию, чтобы восполнить нехватку воды в этом регионе. В погоне за 6 мил. тонн урожая хлопка в Узбекистане стали строить водохранилища на крупнейших реках Сыр-Дарье и Аму-Дарье. В результате перестала поступать в должном объеме вода в Аральское море. Вследствие этого оно наполовину высохло. Со дна высохшего моря во время степных бурь в небо подымались тысячи тонн соли, переносились на большие расстояния и оказывали непоправимый урон окружающей природе. А ведь 40-50 лет назад в Аральском море был промышленный лов рыбы и в прибрежных городках работали консервные заводы. Сейчас же в этих местах мы видим стоящие на мели рыболовецкие судна, немые свидетели бездумного отношения к природе и, как следствие, экологической катастрофы. А ведь все это делалось по указанию кого-то! Но виновных нет! Всегда мы хотели мир чему-то научить и поразить!

Когда читаешь третий том труда Валерия Возгрина, поражаешься, как Красные комиссары хотели “обуздать” уникальную природу Крыма. Иногда диву даешься, как все эти события 80-90-летней давности подозрительно напоминают наше настоящее!

3-4 месяца назад стали писать о том, что в Крыму планируют массовым порядком бурить скважины для питьевой воды и строить тепловые станции. Пошли разговоры об изменении некоторых русел рек Крыма и строительстве новых водохранилищ. Крым всегда был беден водой. И если до этого массово не бурили водяные скважины, то на это, конечно же, были свои причины. Скорее всего, будет нарушен водный баланс. То же самое произойдет при изменении русел рек. Сейчас напрямую сложно сказать, что изменится, но изменится обязательно, и в худшую сторону. Природа никогда не прощает волюнтаризма. Думаю, ученые-гидрогеологи, экологи об этом прекрасно знают, но почему-то упорно молчат. Зато как они дружно выступали против освоения плато Ай-Петри, где сейчас имеются сети ресторанов, туристический бизнес, благодаря чему сотни жителей Бахчисарайского района имеют сезонную работу.

Вот уже полгода мы находимся в составе другого государства. Но при этом нам решили доказать, что это событие никак не повлияет на приток туристов на полуостров в этом году. Жителей северных районов России и Дальнего Востока обложили, как поется в популярной песне “ненавязчивым сервисом”, то есть каждая семья, планировавшая отдохнуть на море, непременно это должна сделать в Крыму. Все это привело к коллапсу на Керченском переправе, о котором много пишут в прессе. Люди в ожидании парома простаивали по 40-50 часов в очереди. А какие драмы там разыгрывались между ожидавшими и потерявшими нервный покой людьми, и говорить не приходится. Это явление нанесло непоправимый ущерб городу Керчь в смысле антисанитарии, от которого город долго будет отходить. А спрашивается, зачем туристам надо было навязывать отдых именно в Крыму? Почему нельзя было в этом году сделать передышку? Ведь событие произошло неординарное!

Что и говорить, настроение у нашего народа сейчас не из лучших. О былом покое годичной давности приходится только вспоминать. В такие трудные дни я изучаю четырехтомник В.В. Возгрина и, конечно же, коренного крымчанина, поэта Максимилиана Волошина. Его величие предстает перед тобой при прочтении очерка “Статьи о Революции”, с которым я рекомендую нашим читателям ознакомиться.

И перестройку пережили, и развал Союза, а то советское мышление, каким было у нас, таким и осталось. Природа создала так, что человек всегда учится на своих ошибках. Видно, этот закон не касается только нас, наследников советского государства.

Сейчас стало модным бесцеремонно врываться в чужие дома и искать экстремистскую литературу. Нам даже был напечатан список этой литературы. В нем я не нашел произведений поэта Максимилиана Волошина, а потому хочу закончить свой очерк отрывком из прекрасного его стихотворения “Дом поэта”:

“Здесь, в этих складках моря и земли,

Людских культур не просыхала плесень –

Простор столетий был для жизни тесен,

Покамест мы – Россия – не пришли.

За полтораста лет, с Екатерины,

Мы вытоптали мусульманский рай.

Свели леса, размыкали руины,

Расхитили и разорили край.

Осиротелые зияют сакли,

По скатам выкорчеваны сады.

Народ ушел. Источники иссякли.

Нет в море рыб. В фонтанах нет воды.

Но скорбный лик оцепенелой маски

Идет к холмам Гомеровой страны,

И патетически обнажены

Ее хребты и мускулы, и связки.

Но тени тех, кого здесь знал Улисс,

Опять вином и кровью напились

В недавние трагические годы.

Усобица и голод, и война,

Крестя мечом и пламенем народы,

Весь древний ужас подняли со дна.

В те дни мой дом, слепой и запустелый,

Хранил права убежища, как храм,

И растворялся только беглецам,

Скрывавшимся от петли и расстрела.

И красный вождь, и белый офицер, –

Фанатики непримиримых вер –

Искали здесь под кровлею поэта,

Убежища, защиты и совета.

Я ж делал все, чтоб братьям помешать

Себя губить, друг друга истреблять,

И сам читал в одном столбце с другими

В кровавых списках собственное имя.”

Энвер МУРАТ