Забытый крымский поход

11.05.20160:19

[Гульнара АБДУЛАЕВА]

Пожалуй, единственной трагической страницей в истории военных походов Крымского ханства стала Канжальская битва. Неожиданное ночное сражение 17 сентября 1708 года вблизи горы Канжал, в Кабарде, обернулось полным фиаско для крымского хана Каплана Гирая. Тогда в Канжальском ущелье был уничтожен почти весь цвет крымской аристократии. Сам хан потерял брата, сына, большую часть артиллерии и едва сумел спастись сам. Сокрушительного поражения ханского войска в Крыму Каплану Гираю не простили, и, не став искать причины губительного исхода, потребовали избрания нового хана.

Причина по имени Шехбаз

Сегодня, некоторые источники преподносят Канжальскую битву кульминационным завершением войны между Кабардой и Крымским ханством, не подозревая, что этим противоречат сами себе. Да, битва была, что подтверждают многие первоисточники, но о какой войне шла речь совершенно не ясно, когда те же самые черкесы фигурируют почти всегда и в составе крымских армий и в крымском диване, а традиция с аталычеством вообще развевает все сомнения, относительно порабощения ханством горцев Приэльбрусья. Да и что там говорить, династия Гираев имела родственные и политические связи с аристократическими домами Черкесии, роднились со знатными родами кабардинских князей, и зачастую у своих родственников на Кавказе находили приют и поддержку. Одним словом крымскотатарско-кабардинские отношения, а не трехвековая война, это отдельная тема для исторического исследования. А Канжальская битва ее отдельный эпизод.

Начало XVIII века, другие нравы, другие обычаи, изжившие себя сегодня, и кажущиеся в современном обществе абсурдными. Месть за смерть родного ханского брата, не подчинение вассалов – вот истинные причины похода Каплана Гирая хана в Кабарду. Другое дело, что из-за необоснованной прихоти хана и его горячего нрава погибли лучшие крымскотатарские воины.

Итак, что касается причин данной битвы, то они произошли девятью годами ранее исторического сражения.

В марте 1699 году Эльхадж Селим Гирай I хан в третий раз отрекся от крымского трона в пользу своего старшего сына Девлета Гирая II. Сразу же на место калги и нур-эд-дина определились две кандидатуры, родные братья Девлета – Шагин и Саадет Гираи. Но вскоре калга Шагин Гирай умирает, и на его место, по настоянию самого османского султана предлагается кандидатура третьего брата – Шехбаза Гирая, отличившегося своей отвагой в Азовских походах. Но Девлет Гирай воспротивился этому решению, считая, что на должность калги подходит Саадет Гирай. Протесты хана ни к чему не привели, в дело вмешался бывший хан Эльхадж Селим Гирай, который поддержал решение султана. Естественно, такой поворот событий породил вражду между родными братьями: самим Шехбазом, Девлетом и Саадетом. Утвержденный на пост калги Шехбаз удалился в Кабарду. И на предписание хана возвратиться в Крым, отзывался в довольно резкой форме: «Разве мы сами не знаем своих дел, что он ежеминутно шлет людей со своими приказаниями?!» Братская вражда привела к тому, что спустя десять месяцев, в конце декабря 1699 года, Шехбаза Гирая, в доме сына его аталыка, бесленейского князя Тимур-Булата Канокова, убили неизвестные черкесы. Крымские историки уверены, что братоубийство – дело происков Саадета Гирая, который был недоволен назначением Шехбаза, потому как сам себя видел на месте второго лица в Крымском ханстве. Современник и историограф Мухаммед Гирай рассказывает, что после того, как был убит Шехбаз Гирай, место калги сразу же занял Саадет Гирай, а место нур-эд-дина было предложено одному из младших братьев – Гази Гираю. Почти сразу же между калгой и нур-эд-дином установились холодные отношения. Дело в том, что Гази Гирай, возмущенный убийством брата, выяснил в Кабарде причины. Схваченные причастные к делу черкесы сознались, что они совершили преступление по приказанию Саадета Гирая. Отыскав и уличив четверых убийц Шехбаза, Гази Гирай отправил их на суд к хану в Крым, где они подтвердили свои показания. Этим Гази окончательно скомпрометировал Саадета. Да и хану тоже пришлось не менее стыдно быть свидетелем такого гнусного факта в своей семье. Обиженный на Девлета Гирая за то, что после разоблачения он приложил усилия, чтобы эта история не получила широкой огласки, Гази Гирай отрекся от звания нур-эд-дина и открыто выступил против Девлета Гирая.

 

Месть за брата

В марте 1707 года избранный волею своего народа на крымский трон взошел один из младших сыновей Хаджи Селима Гирая Каплан Гирай. Именно он взял на себя миссию отомстить за своего убитого брата черкесам, которые не смогли его защитить в ту злосчастную ночь, когда пустили в дом убийц.

 

Это была не единственная причина. Дело в том, что ко времени ханства Каплана Гирая, черкесы оставили часть своих земель в районе Бештау (совр. Пятигорск) и переселились в горные районы Балх-Ниджан (Приэльбрусье). А приказание своего сюзерена крымского хана вернуться на исконные земли проигнорировали.

Тогда Каплан Гирай отправил в Кабарду с очередным предупреждением калгу Менгли Гирая. На этот раз черкесы ночью напали на крымский отряд сейменов, которые сопровождали калгу. И Менгли Гираю пришлось вернуться домой ни с чем. На этот раз Каплан Гирай не мог оставить без последствий поступок кабардинцев. Однако часть ханского дивана высказалась против намерений хана. Противники открытого крупномасштабного похода на Кабарду мотивировали свою позицию трудностями далекого похода и незнанием горной местности, в которой кабардинцы ориентировались намного лучше.

Но Каплан Гирай настоял на своем, и весной 1708 г. крымская армия выступила в поход. Оценка ее численности в источниках разная. Костяк составляли 1,5 тыс. сейменов и ханская артиллерия. Основную массу составляли ногайские воины. Когда хан приблизился к границам Кабарды, к нему присоединились 5 тыс. адыгов-кемиргоевцев.

Вооруженные силы черкесов значительно уступали. Большая Кабарда могла выставить 10-тысячное войско, половину которого составляла конница.

К середине лета 1708 г. крымская армия достигла Кабарды. Уверенный в своем численном превосходстве, Каплан Гирай потребовал у черкесов компенсацию за кровь убитого Шахбаза Гирая, а так же за 3000 убитых сейменов, сопровождавших Менгли Гирая, и возвращение в Бештау. Черкесы во главе с верховным князем Кургоко Атажукиным, вступили в переговоры с ханом. Они согласились, как и прежде, подчинятся крымскому государству, но наотрез отказались возвращаться в прежние земли. Все попытки прийти к компромиссу оказались тщетны. Каплан Гирай настаивал на своих требованиях, а черкесы отказывались.

Конфликт разрастался, и столкновения было не избежать. Хану не оставалось ничего другого, как прибегнуть к силе, и он отдал приказ атаковать черкесов. Это произошло 16 сентября 1708 года. До самого вечера шел бой, который закончился отступлением черкесов. На военном ханском совете один из военачальников хана, некий Али-агъа, порекомендовал остановить бой и начать его по утру. Хан послушался и дал своим аскерам «отбой».

Но именно в ночь произошел переломный момент. Месторасположение ханского лагеря было выбрано неудачно. Узкое ущелье со всех сторон было окружено горами.

Решающее сражение произошло в ночь на 17 сентября 1708 года вблизи горы Канжал. Черкесы, избегая генерального сражения, прибегли к тактике ночного нападения – жещ теуэ зауэ. Ранним утром, когда аскеры еще спали, черкесы хлынули с крутых склонов и начали обстрел лагеря. В первый же день это привело к большим потерям ханского войска, которое начало отступать.

По свидетельству активного участника и очевидца этих событий, черкесского князя Татархана Бекмурзина, сражения с крымцами продолжались – «полтора месяца на всякий день». Османский историк Фундуклулу оценил результаты Канжальской битвы так: «Никогда не слыхано было такого избиения». От всей армии Каплан Гирая уцелело чуть более 5 тыс. человек. А сам хан, «потеряв лицо», в декабре 1708 года был сослан на Родос.