Мустафа Джемилев: “В Крыму очень плотно работает российская разведка”

11.05.20160:19

Информация об отставке главы Меджлиса крымскотатарского народа лишь на несколько часов опередила указ президента Украины о назначении Анатолия Могилева на должность премьер-министра Крыма. О дальнейших планах в политике и назначении нового председателя Совмина Мустафа Джемилев рассказал в эксклюзивном интервью для еженедельника “Український тиждень”

У.Т.: Мустафа-ага, Вы действительно решили уйти из политики?

– Уйти с поста главы Меджлиса и покинуть большую политику – это две разные вещи. Можно подумать, чтобы быть в политике нужно обязательно быть председателем Меджлиса? И без этого дел хватает. Полагаю, что руководителем представительного органа крымских татар должен быть избран более молодой, динамичный и высокообразованный человек. Кроме того, все мы смертные. Завтра может произойти все, что угодно. Курс Меджлиса не должен зависеть от того, кто будет председателем. Все не должно замыкаться на одном человеке. Мы должны продемонстрировать, что у нас налаженная демократическая и стабильная система национального самоуправления.

Понятно, что когда появляется новый руководитель, неизбежны кое-какие трения, недоразумения и разногласия. Но я не собираюсь полностью отстраняться от деятельности Меджлиса. Моя задача будет заключаться в том, чтобы оказать всестороннюю помощь новому руководителю. Так что надежды кое-кого, что после ухода Мустафы Джемилева в Меджлисе и среди крымских татар начнется большой раскол, полагаю, не оправдаются.

У.Т.: Что вы имеете в виду под “может произойти все, что угодно”?

– Мы не только интернет читаем, но и получаем оперативные данные. В Крыму очень плотно работает российская разведка. Одна из главных ее целей – дискредитация Меджлиса и снижение его влияния на крымскотатарский народ, поскольку они исходят из того, что именно крымские татары и их представительный орган Меджлис являются одним из существенных препятствий “возвращению” Крыма в состав Российской Федерации. Есть план по свержению Мустафы Джемилева к 2012 году и внедрению в руководство Меджлиса пророссийски ориентированных крымских татар. Кстати, именно с такой формулировкой МИД Украины выдворял полковника ГРУ (Главное разведывательное управление Вооруженных Сил Российской Федерации – ред.) Владимира Станиславовича Лысенко, который работал в Украине под дипломатическим прикрытием. Правда, и тут просматривается традиционное жульничество. И без того известно, что сам Джемилев к 2012 году собирается уходить, так они, видимо, хотят приписать это в число своих достижений. Но их надежды, что вместо Джемилева придет угодный им человек, конечно же, не оправдаются.

У.Т.: Вы уже собирались уходить в 2007 и 2009 годах. Не опасаетесь, что делегаты Курултая не поддержат Ваше решение уйти и в этот раз?

– Еще в 1991 году, когда мы созвали национальный съезд и избрали Меджлис крымскотатарского народа, в его Положении закрепили, что глава Меджлиса не может избираться более чем два раза сроком на четыре года. Стало быть, в 1998 году я уже должен был покинуть этот пост. Но когда подошел этот срок, делегаты Курултая выступили с инициативой внести изменения в Положение. Дескать, мы ведь не США, зачем устанавливать такие ограничения, и если сочтем, что председатель плохо работает – сможем отправить его в отставку хоть завтра, созвав внеочередной съезд. Вот так меня переизбрали на третий срок. Когда закончилась и эта каденция, я снова попытался уйти, но часть делегатов пригрозила срывом национального съезда, то есть собрались покинуть зал, в результате чего из-за отсутствия кворума, съезд не смог бы принять каких-либо решений. Я остался, но мы договорились, что после избрания нового состава Курултая (национального съезда) будет избран и новый председатель Меджлиса. Полагаю, что следующие выборы делегатов Курултая и председателя Меджлиса будут уже прямыми, а не двухступенчатыми, как это было до сего времени. Но я считаю, что председателя Меджлиса следует переизбрать уже нынешним составом Курултая. На сессии, которую мы должны провести за пару месяцев до общеукраинских парламентских выборов, то есть летом или в начале осени следующего года. Это необходимо, потому что нового председателя Меджлиса следует одновременно выдвинуть кандидатом в народные депутаты Украины.

У.Т.: Кого вы видите своим преемником?

– Преемников нет и не может быть, поскольку и члены Меджлиса, и его председатель избираются делегатами Курултая тайным голосованием. Но на слуху есть несколько человек, которые считаются наиболее вероятными кандидатами. Это первый заместитель нынешнего председателя Меджлиса Рефат Чубаров, который сейчас является депутатом ВР АРК, другой заместитель Ремзи Ильясов, который тоже является депутатом и главой комиссии в ВР АРК по национальным вопросам. Есть и другие достойные кандидатуры. Я не думаю, что вопрос о том, кто именно будет председателем Меджлиса имеет столь важное значение, поскольку все решения в Меджлисе принимаются коллегиально.

У.Т.: Но два года назад Вы предлагали поддержать кандидатуру Рефата Чубарова. Остался ли он Вашим фаворитом?

 

– У Чубарова есть одна особенность – он довольно резкий человек. Он быстро наживает себе противников на пустом месте. Правда, потом за свою резкость извиняется. Я ему как-то говорил: “Рефат, если бы у меня был такой характер, как у тебя, я бы, наверное, никогда из лагеря не вышел”. Потому что там очень часто бывают такие ситуации, когда люди для отстаивания своей правоты и своего достоинства часто бывают вынуждены хвататься за нож. А это, естественно, новый срок, и неважно, ты кого-то порезал, или тебя порезали. Вот и приходилось, хотя и скрепя зубами, но сдерживаться от экстремальных слов и действий. У Рефата, разумеется, такого опыта нет. А по работоспособности, как политик, дипломат – он прекрасно подходит на эту должность. У другого кандидата – Ремзи Ильясова – высокая толерантность сочетается с весьма высокими организаторскими способностями. Вот и думаю, что они могли бы прекрасно дополнять друг друга, если будут работать рука об руку.

У.Т.: Новость о назначении Анатолия Могилева председателем Совета министров Крыма стала для Вас неожиданностью?

– О том, что он может стать премьером ходили слухи еще между первым и вторым туром президентских выборов в 2010 году. По крайней мере, это активно обсуждали, потому что Могилев возглавлял штаб Януковича в Крыму. Крымские татары в избирательной кампании поддерживали Тимошенко. В перерыве между турами у меня был разговор с Николаем Азаровым. Он говорил, что знает нашу позицию, но социологические данные говорят о том, что Янукович опередит соперницу на 10-12%, а посему предложил нам для нашей же пользы во втором туре переориентироваться. Я тогда, помню, отшутился словами, вроде: “Зачем вам наши полпроцента, если вы опережаете Тимошенко на 12%? Обойдетесь и без нас”. Кроме того, я обратил его внимание на некоторые действия главы штаба кандидата в президенты Януковича в Крыму А.Могилева. Я напомнил о крайне жестоком обращении и провокационном поведении милиции в отношении крымских татар крымской милиции во главе с Могилевым в октябре 2007г. в Симферополе, в ноябре того же года на Ай-Петри, об интервью его однопартийца А.Могилева в газете “Крымская правда”, где он открыто оскорблял крымских татар и оправдывал их депортацию в 1944 году, поскольку, мол, они изменники. То есть, он сделал разжигающее межнациональную рознь заявление, попадающее под ст. 161 УК Украины, которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет. И спросил у Азарова: “Вы можете себе представить нормального крымского татарина, который будет голосовать за кандидата, штаб которого возглавляют такого рода люди?”. Это для него было новостью. Я хорошо помню, как он тогда крепко выразился в адрес Могилева и пообещал мне, что если крымские татары проголосуют за Януковича, то Могилева уберут подальше от Крыма. Правда, хотя мы тогда и не договорились насчет “переориентации” на втором туре, Могилева после президентских выборов все же убрали из Крыма, поставили министром внутренних дел страны.

Поэтому, когда после смерти Василия Джарты в прессе живо обсуждался вопрос о том, кто же займет место премьера автономии, называя при этом фамилии 5-6 возможных кандидатов, включая и А.Могилева, брали интервью на эту тему у меня тоже. Причем, спрашивали, нет ли у крымских татар своей кандидатуры на эту должность. Я отвечал, что достойных и квалифицированных кадров у нас достаточно, но выдвигать их кандидатуры на пост премьера не будем, ибо мы живем не в США, где могут чернокожего избрать президентом страны – в Крыму такой высокий уровень русского шовинизма… А что касается перечисленных в прессе кандидатов, я только сказал, что было бы самым неразумным присылать сюда А.Могилева. Похоже, что приняли во внимание мою точку зрения, если исходить из заявления Могилева о том, что мы самые оголтелые враги общества.

А потом еще в прессе появились утверждения, что будто бы я ухожу с поста председателя Меджлиса поскольку премьером назначен А.Могилев. На самом же деле тут нет никакой связи. Утром 7 ноября мне позвонили из “Коммерсанта”, и спросили, правда ли, что я собираюсь уходить. Я ответил, что это не новость, а давно принятое решение. К вечеру этого же дня страну облетела весть о “втором пришествии Могилева в Крым” и кое-какие корреспонденты начали строить свои домыслы. Впрочем, и среди крымских татар появились некоторые пересуды о некой связи между моей отставкой и назначением Могилева. Рассуждения были примерно такие. Дескать, Мустафа всю жизнь придерживался принципов ненасилия, а вот во главу автономии поставили человека, который бесцеремонно оскорбляет весь народ и склонен разговаривать с нами с позиции силы. Поэтому, наверное, логично поставить во главу Меджлиса человека, который сможет принять решение о начале “разговоров” с людьми типа Могилева на понятном им языке…

У.Т.: Вы требовали от Могилева извинений перед крымскими татарами. Он же на своей первой пресс-конференции в новой должности четко дал понять, что извиняться не намерен. Тем не менее, рабочую встречу Вы с ним провели.

– Откровенно говоря, встретиться с А.Могилевым нас уговорил народный депутат Украины от Партии регионов Борис Дейч (спикер ВР Крыма с 2002 по 2006 год), с которым мы знакомы уже много лет. Доводы у него были довольно убедительные и сводились к следующему: “Ясно, что Могилев сам не стремился сменить должность министра всей страны на пост премьера какой-то автономии, а прислал его сюда Президент. Поэтому все, что вы будете говорить Могилеву – это значит говорить Президенту. А отказываясь от встречи с Могилевым, вы как бы отказываетесь от диалога с главой государства”.

Что же касается извинений, то они, в первую очередь, нужны не нам, а самому Могилеву, если он хочет строить нормальные отношения с крымскими татарами. За все прошедшие годы, мы наслышались много оскорблений пещерных сталинистов и “новофашистов” в адрес своего народа. Так что одним оскорблением больше или меньше – не столь уж важно. Но непонятно, как Могилев собирается строить отношения с крымскими татарами, если он считает правильными свои утверждения в газетной статье о том, что они предатели и враги. Есть у чеченцев песня, смысл которой заключается в том, что ошибаться свойственно всем, но лишь тот мужчина, у которого хватает мужества сказать “Я был неправ!” Если же у Могилева этого мужества нет, то это его проблемы.

На удивление, разговор 9 ноября с А.Могилевым, который состоялся “на нейтральной территории”, то есть не в Совмине автономии и не в офисе Меджлиса, был даже очень конструктивный. Мы не говорили резкостей друг другу, а спокойно обсуждали актуальные с нашей точки зрения проблемы и пути их решения. В том числе, затрагивали вопросы о формах диалога власти и представительного органа крымских татар, бюджетные и земельные проблемы, о необходимости скорейшего принятия закона о восстановлении всех прав депортированных, о мерах по пресечению разгула шовинизма и ксенофобии, межконфессиональных отношениях, о необходимости созыва международного форума для мобилизации усилии в помощь Украине по решению проблем репатриантов и пр. По всем обговоренным вопросам вроде бы нашли взаимопонимание. В заключении Могилев сказал, что все содержание нашей беседы в точности передаст Президенту страны.

У.Т.: При Джарты началось решение проблем самозахватов и других важных вопросов для крымскотатарского народа. Могилев заявил, что будет продолжать линию своего предшественника. Чего Вы ожидаете от нового премьера?

– Сказать о “линии Джарты” что-то очень четко и определенно несколько трудновато, поскольку она вполне оправданно менялась в зависимости от обстоятельств. К примеру, по тем же самым “самозахватам” у Джарты сначала была одна линия, которая сводилась к формуле: “Уберите добровольно или мы применим силу!”. Но после более тщательного изучения этой проблемы, у него уже была совершенно иная линия. То же самое и по выделению земли под Центральную мечеть в Симферополе.

Хотя сам В.Джарты был по вероисповеданию православным, он очень быстро разобрался в ряженых под “православных казаков” провокаторах, которые с целью разжигания межконфессионального конфликта в Крыму рьяно взялись устанавливать так называемые “поклонные кресты” при въездах в населенные пункты. Он распорядился немедленно снять свежеустановленный крест при въезде в Феодосию, а главного провокатора распорядился выслать туда, откуда приехал в Крым, т.е. в Россию. Но не успели похоронить В. Джарты, как те самые люди, которые на его похоронах в Макеевке клялись, что будут следовать “линии Василия Джарты”, как уже в Совмине автономии приняли решение о восстановлении “поклонного креста” при въезде в Феодосию.

Остается теперь в завершение выполнения “линии Джарты” пригласить обратно того провокатора из России и принести перед ним свои извинения. Получается примерно как у большевиков. Все они говорили, что следуют “по пути товарища Ленина”, но каждый из кремлевских обозов путь этого “товарища” видел по-своему.

“Український тиждень”