Кросс-культурные процессы в зеркале антропонимии.

11.05.20160:19

Как известно, основной идентифицирующей чертой любого этноса является язык. Развитие языка, несомненно, связано с изменениями, происходящими в духовной и материальной культуре того или иного общества. Язык не только отражает опыт народа, но и воздействует на него, так как с усвоением языка человек усваивает и свою культуру, а значит морально-нравственные понятия, определенные правила речевого этикета и т.д. В качестве одного из выражений национальной культуры выступают имена собственные. Применительно к каждой социальной группе можно говорить о своеобразной культуре и совокупности ценностей, особой субкультуре.

В мире насчитывается свыше 120 определений понятия культура в зависимости от взглядов и целей их исследования. В. Г. Богораз-Тан в книге «Распространение культуры на земле» определяет культуру как совокупность достижений общества в его материальном и духовном развитии.

Крымский полуостров во все времена не терял своеобразия, какие бы общественные катаклизмы не случались на его земле. Загадочный магнетизм, заложенный самой природой, способствовал формированию полиэтнического сообщества, рождению новых этнических общностей, видоизменению существующих. Но ни одна этническая группа не находилась в обособленном положении. Каждый этнос, обосновавшийся на полуострове, вносил присущее ему своеобразие в общественную жизнь Крыма.

В крымском полиэтническом сообществе трудно было обойтись без понятного и приемлемого для всех средства общения, каким со второй половины 19 века стал русский язык. История развития общества доказала, что процесс общения развивается на основе языка самой крупной по численности этнической общности.

Понятно, что это не могло, не отразится и на антропонимии жителей Крымского полуострова. В результате многовековых контактов людей разных культур имена переносились на огромные расстояния, заимствовались в языки иных культур, становились международными и в то же время оставались национальными.

Если учесть, что русский язык в рамках бывшего СССР выполнял и до сих пор выполняет на постсоветском пространстве функции языка межнационального общения, то становится понятной его доминирующая роль в процессах межкультурной коммуникации. Влияние русского языка на национальные языки, существующие в Крыму и Украине в целом, проявляется и в антропонимии.

Рассмотрим способы и принципы образования личных форм имён в молодёжной среде в аспекте кросскультурных коммуникаций.

Начнём с уменьшительно-ласкательных имён. Для ряда языков, являющихся родным для разных национальностей в Крыму, не характерны уменьшительно-ласкательные формы (например, для тюркских языков). Но под влиянием русского языка появляются следующие формы нерусских имён, образованные с помощью формантов русского происхождения -ка, -шка (-чка), -шечка, -ша в крымскотатарских женских именах: крмтат. Алие – Алика, Урие – Уриешка, крмтат. Эмине – Эминеша; путём усечения могут образовываться следующие формы: Севиля – Сева. Эльзара – Эльза и др. Формы мужских имен образуются прибавлением формантов -к, -чик, -ша и усечения: крмтат. Рустем – Рустемчик, Рустик, Рус и др.

На замену порой сложному в произношении для русскоязычного населения имени образуются формы, повторяющие уменьшительно-ласкательные формы русских имён, схожие по звучанию: крмтат. Наджие – Надя, Хатидже – Катя, Дилявер – Дима, Анифе – Аня.

В молодёжном жаргоне наряду с русскими именами и крымскотатарские имена могут иметь формы, соотносимые с европейскими и американскими: Эмине – Эмма – Эм, Эльвиз – Элвиз, Эрнест – Эрик, Селим – Сэм и др.

А вот, как показало анкетирование, почти отсутствуют отфамильные образования крымскотатарских, антропонимов. Но всё-таки те, которые встретились, образовались схожим способом: Аппазова – Аппазик, Аблаева – Аблаечка.

Способом звуковой игры образуются также широко используемые в молодёжном жаргоне в личном общении формы: крмтат. Азизе – Зюзя, Зюзик, Зизя; Эльзара – Зуся; смешанным способом: Алие – Аля; Зульфие – Зуля; Эскендер – Эска, Эса; Энвер – Эна.

Отличаются от никнеймов русских пользователей никнеймы крымскотатарских. Исследование проводилось в пределах сайтов vkontakte.ru и крымскотатарской социальной сети selyam.com, пользующихся большой популярностью среди молодежи. Здесь молодежь создает виртуальные сообщества и группы, обсуждает проблемы, высказывает свои мысли по тем или иным вопросам, обмениваются мнениями, делятся знаниями истории и т.п. Посетители сайтов регистрируются под своими настоящими именами и фамилиями – это обязательное требование создателей. Но между именем и фамилией может расположиться ник, который пользователь выбирает в соответствии с собственными убеждениями. Одни из них написаны латинской графикой, другие – кириллицей.

Можно выделить следующие принципы образования ников крымскотатарских пользователей:

1. Ники, указывающие на место жительства и происхождение предков носителя. Используются исторические, довоенные названия топонимов, мест проживания крымскотатарского населения. Так, зная свои корни, молодые крымские татары выбирают ники, образованные от названия села или местности, откуда берет начало их родословная. На сайте были найдены следующие примеры: Ay-Serez Balasi (дитя Ай-Сереза), Kefeli Oglan (феодосийский парень), УСКУТлю (ускутский, из села Ускут), Derekoy (деревня на ЮБК), Таракъташлы, Yaltadan Yaliboylu и др.

 

2. Никнеймы, связанные с традиционной формой совокупного имени. Традиционно в крымскотатарском языке существовали бинарные, имена: личное имя в сочетании с именем, фамилией или прозвищем отца: Шукри-бей Рустем, Mavile Halil. Чаще к личному имени носителя прибавлялись слова-детерминанты: къызы, огълу. Такие формы тоже можно квалифицировать как никнеймы: Yusuf-Qizi, Artur-oglu.

3. Ники, подчеркивающие национальную самоиндентификацию пользователей: Qirim Qizi (дочь Крыма), Qirim Oglu (сын Крыма), Qirimli (крымский, крымец), Qirimtatar Kizi (крымскотатарская дочь или дочь крымских татар), TATAR BOY (совмещение названия национальности и английского слова мальчик) и др.

4. Никнеймы, восходящие к образам крымскотатарского фольклора и литературы: Alim Aydamaq (Алим Айдамакъ – фольклорный герой, крымскотатарский Робин-Гуд, благородный разбойник), alem-i nisvan («Женский мир» ─ первый крымскотатарский журнал для женщин, издаваемый И. Гаспринским с 1905 г. ), козьяш дивар («Стена слез», поэма Эшрефа Шемьи-заде)

5. Пласт ников, обозначающих принадлежность к исламскому вероисповеданию: Qirim Muslimi (мусульманин Крыма), Альхамдулиллях ("Хвала Аллаху!"), эбабиль (райская птица) и др.

6. Крымскотатарские слова и словосочетания, являющиеся индивидуальными символами, так или иначе характеризующие личность пользователя, отражающие личные принципы, взгляды или убеждения: asker (воин), чипче (цыпленок), beyaz melek (белый ангел), Shekerochka (можно перевести как «сладкая» или «сахарочек», образовано путем присоединения к крымскотатарскому слову sheker – сахар, русского форманта -ochka), azatliq, (единство), SerBest (свободный) и т.д.

7. В качестве ника в интернете используются нарицательные имена, используемые в этикетной форме обращения, такие как: hanim, aga, aqay, tata и др. Рустем-бей, Эльзара ханум, Урие тата, Red Van Agashka и т.п.

8. В соответствии с названиями субэтносов крымских татар: степняков (кыпчаков, ногаев) , горцев (татов) и южнобережцев (ялыбойских): Yaliboylu, TAT, ногъай и другие вариации.

9. Никнеймы, отражающие патриотизм носителей: Sevem Seni Qirim (люблю тебя, Крым), Vetanperver (патриот), Vetan Sever (любящий родину) и т.д.

В качестве аватары обладатели приведенных в примерах ников выбирают картинки, изображающие: крымскотатарскую символику (тамгу), крымскотатарский национальный флаг, какие-либо другие символы, имеющие отношение к культуре, религии, литературе крымских татар, фотографии в национальных костюмах. В некоторых случаях это синтез личной фотографии пользователя с такими изображениями, нередки соответствующие подписи (men cirimča laf etem. ya sen?)

Крымскотатарские пользователи с подобными «говорящими» никнеймами и аватарами стремятся не только самоидентифицировать себя, но и заявить окружающим о своем народе, рассказать, как оказалось многим, о существовании такого народа как крымские татары.

Нельзя не согласиться с профессором А. М. Эмировой в том, что «совокупность крымскотатарских личных имен, их формы, этимология и употребление – это один из компонентов традиционной духовной культуры народа».

В любом молодёжном жаргоне никнеймы играют, чуть ли не такую же важную роль, что и личные имена, ведь понемногу они, покидая границы чисто виртуального общения, входят непосредственно в реальную жизнь и становятся равноценными личному имени способу обращения и называния.

Способы образования крымскотатарских прозвищ не существенно отличаются от общепринятых. Исключение составляют несколько примеров прозвищ на крымскотатарском языке: Мантыкъазан (мантышница), Къабакъ (тыква), двухкомпонентные формулировки: Сары (рыжий) Ислям, Сычан (мышка) Айше и др.

В разнонациональной компании друзей часты случаи, когда представители одной национальности учат своему родному языку или хотя бы нескольким словам из него своих друзей. Соответственно, и прозвища могут возникать на языке, не являющимся родным для носителя прозвища. Например, Къазакъ (крмтат. – русский) – такое прозвище присвоили ребята (крымские татары) одиннадцатого класса своему русскому товарищу; Чуфут (крмтат. – еврей), или Чуфутландия(иногда так называют дом Чуфута) – прозвище одного из членов многонациональной компании, называющее его национальность; Сары Чипче (рыжий цыплёнок) – прозвище русской девочки со светлыми волосами, полученное от крымскотатарских друзей. Прозвища адекватно воспринимаются носителями и окружающими и активно функционируют.

Несомненно, процесс проживания на одной территории многих национальностей, из которых одна доминирует, та и влияет на остальные. В данном случае, антропонимия представляет большой интерес для исследователей не только в области лингвистики, но и культуры, этнологии, так как отражают кросскультурные процессы, происходящие на территории Крымского полуострова.

Азизе Абла.