Статья – страшилка, или Что снится в ночь на пятницу 13?

11.05.20160:19

Когда-то давно крымскотатарский народ был дружным, соблюдал свои обычаи и традиции, верил в Аллаха. Некоторые старожилы до сих пор помнят те свадьбы на 300-350 человек, встречи односельчан, митинги на 18 мая, национальные праздники. Когда-то наш народ боролся за свои права…. Дети уважали родителей, хранилась память о предках, поддерживались тесные семейные отношения. Теперь это всё в далёком прошлом. Сейчас каждый сам за себя. Есть только ты и твоя семья, дети, и то, до поры – до времени. Дети вырастут, вылетят, как птенцы из гнезда, будут лишь раз-два в год навещать родителей, а те, в свою очередь, жить для себя. Язык свой крымские татары давно утратили, о религии забыли вовсе: верят лишь в себя и деньги – материальные ценности для них всё. Полностью ассимировались бывшие крымские татары с другими народами. Стали крымчанами. Зато спокойнее крымского полуострова нет на свете места. Люди не лезут в политику, занимаются своими личными делами. А дела политики вершат те, с которыми когда-то давно у крымских татар всегда были острые конфронтации, взгляды которых всегда противоречили интересам коренного народа. Но в той негласной, холодной войне они и одержали победу, добились своего: крымские татары стали просто крымчанами, утратили свою национальную идею.

Вот так и живем. Зато все в одинаковых условиях. Какая разница: родина /не родина, признали /не признали коренным народом. Живем счастливо, безбедно. Хорошо, что вовремя одумались, отказались от тех бредовых идей и мыслей, пошли на компромисс. А то продолжали бы оставаться изгоями, людьми вечной борьбы.

Передо мной стоял хорошо одетый, уверенный в себе человек. В его речи не было никакого акцента, он говорил на русском литературном языке.

А я стояла и удивленно хлопала глазами, не веря своим ушам. Пройдясь по Симферополю, бывшему Акъмесджиту, я не увидела ничего крымскотатарского. Мечети, театр, музей, памятники, библиотека, редакции СМИ – всё исчезло, на их местах какие-то магазины, рестораны, кафе и т.д. Что творится с кладбищами и святынями, боюсь и представить. Один раз наш народ такое уже пережил. Но тогда, много лет назад, это случилось не по его воле. И даже после того свалившегося на него горя, вернувшись, он не переставал бороться – пытался возродить утраченное. А теперь всё исчезло у них на глазах. Своё личное благополучие они предпочли борьбе за восстановление прав народа. Огромные дома, красивые машины, отдых в любых точках земли – обеспеченная жизнь, словом. Как мечтали об этом в наше время. Но не думалось мне, что это исполнится так скоро, всего меньше, чем за век. Однако нынешние жители Крыма, которые раньше называли себя крымскими татарами – коренными жителями полуострова, напоминают героев антиутопического романа Замятина – полуроботов, у которых вместо имен числа, которые встают и ложатся одновременно, плывут по течению и подчиняются единому благодетелю. Младшее поколение нынешних крымских татар (кстати, они себя не называют этим термином) даже ничего не слышало ни о своих предках, ни, в общем, о народе. И где все песни, танцы, выставки, презентации – последнее, чем активно занимались прежние крымские татары?

Фух, приснится же такое в пятницу 13. Проснувшись, выйдя на улицу, услышав утренний эзан с минарета ближайшей мечети, я успокоилась. Окинула взглядом близлежащие дома родного микрорайона. Убедилась, что всё, что привиделось, всего лишь дурной сон: и тот человек, и тот будущий Крым, и будущие крымчане. Вот если на минуту задуматься, реально ли такое будущее для крымских татар? Вполне. Особенно, если учесть равнодушие, которое потихоньку одолевает крымских татар. В советские времена крымские татары были очень активными, они стояли у истоков диссидентского движения, добивались возвращения на родину, под страхом расстрелов и тюремных заключений, целыми семьями переезжали в неизвестность. С большими усилиями получив желаемое, руки опустились. Более или менее обустроившись, мы окунулись в свои бытовые проблемы.

 

Взгляд изнутри.

На такие мысли меня натолкнула медленная прогулка по родному микрорайону. Построив большие дома, огородив их высокими заборами, такое ощущение, что огородились от всего мира, от всех проблем. Разочаровавшись или устав от борьбы, мы стали совершенно аполитичными и пассивными. Даже если судить на местном уровне.

Многие жители симферопольских микрорайонов, у которых в семье всё более или менее нормально, не интересуются проблемами своего района, не знают депутатов местного уровня. Хотя, правда, скоро узнают, кто знал – вспомнит – выборы ведь приближаются. А знать и интересоваться нужно. Кроме личных вопросов должны волновать и общественные – как-никак в социуме живем. Актуальными для решения не только в городе, но и за его пределами, являются – мусор, дороги, неосвещенность. Как-то непривычно видеть мусор и беспорядок в районе компактного проживания крымских татар. Известно ведь, что крымские татары – чистоплотный народ. Но и здесь проявляется принцип – моя хата с краю. Во дворах-то стопроцентно чисто, прибрано и ухожено. А то, что за пределами двора – неважно. Дураки и дороги – две беды России по Гоголю. Как насчет дураков – не знаю, но, что касается, дорог, вернее их отсутствия, – это точно проблема, применимая к крымскотатарским микрорайонам. Особенно это становится заметным в осенний и весенний периоды, когда, дойти до остановки в чистой обуви – то же самое, что совершить подвиг. А возвращаясь домой, когда стемнеет, всегда есть риск, не только споткнуться в темени, но и нарваться на злых собак добрых соседей. Не могу судить никого, но сетовать, наверное, имею право…

Пойду спать дальше. Сон – залог здравого смысла. Завтра будет новый день и новые мысли. Жаль только, что с началом нового дня не решатся старые проблемы. Да и вряд ли они решатся сами по себе.

А всё-таки, хорошо, что мне не снятся вещие сны…

Алмалы Джан.