Кто не смирился, тот не побежден

11.05.20160:19

Крымские татары надеются, что в деле о разжигании межнациональной розни восторжествует истина

19 октября 2010 года в Центральном районном суде Симферополя завершилось рассмотрение дела по гражданскому иску Международной общественной организации "Бизим Къырым" в лице её председателя Абдурамана Эгиза к редакции газеты "Крымская правда" и автору статьи "Принесенные ветром" Наталье Астаховой, опубликованной 22 марта 2008 года. Стороны суда изначально оказались в неравной ситуации: судья выслушала истца, однако отклонила целый ряд его вполне существенных вопросов, более того, позволила ответчику не отвечать на важные вопросы истца. Ходатайство истца о привлечении специалиста в области филологии и о приобщении к материалам дела лингвистической экспертизы, опубликованной в газете "Авдет", судья также отклонила.

В результате судья огласила решение, в котором отказала в удовлетворении иска Абдурамана Эгиза в полном объёме. По словам председателя "Бизим Къырым" Абдураман-бея, истец намеревается подавать апелляционную, а потом, если потребуется, и кассационную жалобы.

В результате поверхностного рассмотрения дела, в нем оказалось много алогизмов и непроясненных деталей. Например, позиция редакции свелась к тому, что она отрицает явное обращение к крымскотатарскому народу, и утверждает, что автор обращается к отдельным гражданам. Подобное заявление выглядит, по меньшей мере, странным, ибо логика статьи Натальи Астаховой говорит о том, что она обращается к нации в целом, обобщенно употребляя местоимение "вы", но, никак не выделяя определённых представителей крымскотатарского народа. Например: "Скажите на милость, осталось ли хоть что-то в этом несчастном, замордованном вами Крыму, над чем бы вы не надругались? Земля, море, вино, горы, сады, виноградники, города, сёла – всё подёрнуто паутиной ваших притязаний, всё либо разорено-разворовано, либо облито нечистотами ваших помыслов. Осталось разве что небо. И то заходится в нём крик муэдзина, перекрывая все прочие звуки ранее мирной жизни", – пишет Астахова. Так к кому же направлено сие ненавистное обращение – вы? К отдельным гражданам? Или в устах Астаховой "вы" – это вся нация?

Характерно, что недвусмысленно, хоть и скрыто, затрагивая национальную принадлежность, она не упустила возможности нелепо написанной фразой осквернить святыню любого человека, а именно веру. Говоря о "крике муэдзина", автор оскорбляет не только крымских татар, но и всех мусульман мира. Мне никак не представляется ситуация, при которой мусульманин в повседневной жизни возмущался бы звону церковной колокольни. И поэтому я, как потомок депортированной семьи, представитель поруганной и вами религии, логически задаюсь вопросом: "А осталось ли у нас, крымских татар, что-либо, над чем не надругались бы вы, госпожа Астахова, а вместе с ней и редакция газеты "Крымская правда"? Когда вы поймете, что слова "журналист" и "человек" не могут расходиться в разные стороны? Что профессионализм журналиста определяется, прежде всего, его честью и совестью?

То, что в статье Астаховой много лжи, и говорить не надо. Она, например, утверждает, что в Крыму "восторженно встречали возвращающихся изгнанников". Мы помним этот "восторг" – отказ власти выделять землю для поселения, отказ принимать на работу, на учебу, разгон пикетов и демонстраций, "Красный Рай" и другие "восторги"…

Профессионалов удивляет, что Наталья Астахова написала свой спорный опус после присвоения ей звания "Журналист 2007 года". Как бы там ни было, но это звание предоставляется за "формирование позитивного имиджа Крыма как зоны политической и социальной стабильности, верховенства права, толерантности; утверждение морально-этических принципов и правовых норм деятельности СМИ". Она не постыдилась написать материал, элементарно не соответствующий этому званию. Ведь в таком случае, абсурд перечисленных титулов в отношении Астаховой просто поражает. О какой "толерантности" идёт речь? О каких моральных принципах? Или "астаховские" дефиниции слов "мораль" и "этика" отличаются от общепринятых? Думается, что в будущем жюри этого уважаемого конкурса нужно более тщательно подходить к присвоению таких высоких званий и оценивать журналистов всесторонне, чтобы не допускать подобных ошибок.

С тем, что материал "Принесенные ветром" выступает в качестве ярчайшего примера одного из способов разжигания межэтнической и межрелигиозной розни, трудно спорить, с этим соглашаются не только журналистские сообщества, но и юристы.

К сожалению, в журналистской среде Крыма с некоторых пор утвердилась двойная мораль. Группа работников СМИ начала сбор подписей в защиту Астаховой. Они утверждают, что "Нас беспокоит наступление на свободу слова, на право выражать своё мнение в средствах массовой информации, – отмечают подписавшиеся. – От судов над авторами публицистических статей, выражающими своё мнение и мнение своих читателей, недалеко до введения цензуры, один шаг до тоталитаризма и преследований за убеждения". Но действительно ли Астахова воспользовалась свободой слова? Или же она – злоупотребила предоставленной свободой, чем принесла вред обществу?

Конечно, второе. "Понимание свободы как ничем не ограниченной возможности говорить и писать что угодно, характерна для необразованного, примитивного и поверхностного представления", – писал Гегель. Действительно, было бы странно, если бы при действующей в государстве статье Уголовного кодекса о наказании за разжигание расовой нетерпимости журналист, призывающий к этому через СМИ, освобождался бы от ответственности на основании гарантированной свободы средств массовой информации. Таким образом, положения закона, накладывающие ограничения на действия журналиста, являются одними из регуляторов в журналистике. В настоящее время, в связи с отменой ряда ограничений, прежде всего цензуры, возможности свободного выбора для журналиста неизмеримо расширились. Потому свобода предстает перед авторами не только как объективная возможность выбора, но и как субъективная способность правильно его произвести.

В данном случае свобода Натальи Астаховой легко обернулась произволом, потому что журналист не имеет четких нравственных ориентиров. Вместе с голословной критической волной выплеснуты недостоверные сведения и некомпетентные суждения, уничижительные оценки, задевающие честь и достоинство не только граждан, но целой нации и даже представителей одной из мировых религий.

 

К сожалению, мы должны констатировать, что этот произвол прессы во многом характерен и для других изданий Крыма. Так, автор "Крымского времени" Наталья Киселёва в своём журналистском материале "Who is настоящие крымчане?" расставила все точки над "і", определив КАКИМИ в действительности должны быть настоящие крымчане. По ее мнению, "настоящие крымчане не делят людей по национальному признаку", и тут становится ясно, что к самой Наталье Киселёвой эта характеристика отношения не имеет, поскольку все ее творчество свидетельствует, что для нее только одна национальность и есть поистине крымская, а все другие – иные, не настоящие. Наталья Киселёва, борющаяся за честь и достоинство Натальи Астаховой, приводя в примеры многочисленные цитаты и поговорки, рассуждая о "радикальных шовинистах из числа крымских татар", при этом использует оправдательный метод, называя настоящими татарами Сейдали Курсеитова и Амет-Хана Султана. Об этих героях она вспоминает каждый раз, выливая тонны грязи на весь крымскотатарский народ, вероятно, для очистки собственной совести.

Что ж, решение принято, но всё же есть надежда, что оно является не окончательным, и справедливость будет восстановлена – если не в апелляционном суде, то, возможно, в Верховном Суде Украины. И, завершая материал, хотелось бы обратиться к астаховым, киселёвым, бахаревым и всем остальным, поющим дифирамбы в защиту Натальи Астаховой: "Если вы обнаружили себя на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться". Марк Твен.

Алиме КАЗАКОВА,

Симферополь

ПОЖНЕМ БУРЮ?

Со странным чувством читала я в газете "Крымская правда" статью Натальи Астаховой "Принесенные ветром", опубликованную еще 22 марта 2008 года. А теперь, когда Центральный районный суд Симферополя отказал в удовлетворении иска к редакции и автору, вернулась к ней – и вновь захотелось поспорить.

Жаль, что мировой бестселлер, взволновавший сердца многих поколений, послужил основой для названия статьи, от которой только горечь и непонимание. К чему озлобленность против тех, кто не такой? Тех, кто не по своей воле покинули когда-то Крым, а затем вернулись, вновь оставив дом и всё, что имели. Да, наш полуостров – земля сложная. Он прошёл все этапы развития мировой цивилизации, изначально принадлежал древним кочевым народам, переходя от одного к другому, от культуры к культуре. И каждая из них оставляла свой след. Каждый вливал свою каплю крови в вены будущих поколений.

Автор статьи резко и агрессивно отзывается о людях другой веры, обычаях и истории. Но как бы она чувствовала себя, окажись, простите за банальность, в их шкуре, прочитав эту статью в газете? Какие эмоции переполняли бы её по отношению к человеку, высмеявшему и унизившему ваш народ?

Кстати, меня с годовалого возраста воспитывала приёмная семья, где мать была украинка, а отец – цыган. Когда при получении паспорта я хотела указать национальность отца, мама с испугом отговорила меня. Разве я стану другой от того, что у меня будет эта национальность? Поступки человека зависят лишь от него самого и от отношения к нему общества.

На месте того судьи я бы приняла иное решение, признав недопустимым разжигание межнациональной розни, которое никогда не приводит к миру и спокойствию, так нам всем необходимому.

Наталья Золотарева, Евпатория