Запомните это имя – Ирина Шашкова

11.05.20160:19

Мы продолжаем публикацию статей доктора филологических наук, профессора Адиле Эмировой, посвященных поэтам, которые в своих произведениях затрагивали тему трагической судьбы крымскотатарского народа. Статьи были опубликованы в разные годы в периодических и научных изданиях. За истекшие годы вошло в жизнь новое поколение крымских татар, которым, по мнению редакции "Авдета", тоже будет интересно узнать об этих авторах и ознакомиться с их произведениями. Тексты печатаются с купюрами.

В прошлые годы я неоднократно публиковала на страницах крымских газет материалы о русских поэтах, которые поднимали свои поэтические голоса в защиту крымских татар, насильно отлученных от родины. Я писала о стихотворениях Виктора Некипелова "Баллада об отчем доме" и "Гурзуф", а также о поэте Борисе Чичибабине, посвятившем трагедии крымских татар известные стихотворения "Черное пятно", "Судакские элегии", "Крымские прогулки".

Я назвала этих поэтов "печальниками татарского Крыма": печальник это тот, кто скорбит за других, страдает, переживает из-за чьих-то печалей и горестей; печальник это тот, кто хочет как-то помочь другим, облегчить их положение хотя бы сочувственным словом. Одну из своих статей (2000 г) я закончила такой фразой: "Хотелось бы выстроить более длинный ряд "печальников татарского Крыма" и выявить их "лиц необщее выражение" их индивидуальные черты."

И вот весной этого года я получила из Харькова бандероль от доктора филологических наук Лосиевского Игоря Яковлевича, который по совету вдовы Б.Чичибабина Лили Семеновны Карась-Чичибабиной прислал мне только что изданный сборник избранных стихотворений Ирины Шашковой "Пламя на ветру" (Харьков: Курсор, 2005). Вот что написано в аннотации: "Сборник включает избранные произведения поэта Ирины Васильевны Шашковой (1918 1987), автора прекрасной лирики светлой и скорбной исповеди сердца. Политические стихотворения И. Шашковой 1930-начала 1980-х о голодоморе на Украине, о Сталине и нарастании сталинского террора, о ГУЛАГе, депортации крымских татар… и др. стали выдающимся событием в русской нелегальной гражданской поэзии ХХ века….При жизни автора не было опубликовано ни одной ее строки…"

Ниже публикуются несколько стихотворений И.Шашковой, посвященных трагедии крымскотатарского народа. Алиме, Зейнеп, Сейт-мемет, Сейт-умер, Сейт-абрам (так написано в ее тексте) – это имена ее друзей, с которыми она общалась в 20 – 30-ые годы, до депортации крымских татар.

Фрагмент из поэмы

"Лейтенант Шмидт",

глава ХХI:

………………………………..

Но не этот единый срам

На душе моей как нарыв,

Виноградаря русский хам

Гнал прикладом из гор родных.

Нету больше сакли в Крыму,

Все разнесено под базар,

Вдоль дороги, вдоль шпал, в тифу,

За Уралом могилы татар.

И прозрачный молчит фонтан,

Не роняет жемчужных слез,

У Байдарских ворот бурьян

Куст гранатовый перерос.

Одичавший в горах миндаль

По лесам доживает век,

И в железобетон и сталь

Живописный берег одет.

Есть одна татарка в Крыму,

Но русалочий взгляд грустит,

Загляделась она во тьму,

А за ней тяжелый гранит.

………………………………………..

1955

Ты ль, Алиме

Ты ль, Алиме, вся в сиянье кудрей,

Спутанных ветром сухой Киммерии,

Ты ли, Зейнеп, отрешенье очей

В тьму кипарисов и пламя глициний?

Или твоя крохотулечка мать

В хлопотах о сыновьях и о доме?

Все вы устали ко мне простирать

Горем обугленные ладони.

Как самоцветы алуштинских звезд,

Ласковы были слова Сейт-абрама.

Что же, Снегурочка, в плаче без слез,

Что ты читаешь? Не стих ли Корана?

Что ты дала им за всю доброту,

За излучение роз и дорожек,

 

За это дерево в полном цвету,

Соком айвы проникающим в кожу?

Что ты дала им?…И где Сейт-мемет,

Пылкий татарин, поэт и влюбленный?

Там, за Уралом теряется след

Всех опалаченных, всех обреченных.

Может быть, в битве погиб Сейт-умер?

Может быть, кто-то скончался в остроге?

Жив или мертв, но все тот же размер

Мне торопливо вручают дороги.

Сакли не жмутся, татарская речь

Только, как эхо в горах, пропадает.

Как ты старалась ребенка развлечь,

Как твой язык и зовет, и прощает!

Где ты, вся прелесть, вся нежность, Зейнеп?

Здесь же торгуют и морем, и ветром.

Все продают. Крым от горя ослеп

И отдает им свои колометры.

Господи! Как эти люди чужды

Черному морю, горам и соцветьям,

И расточают в грехе без нужды

Все твое смуглое великолепье.

Крым, ты их пестуешь, чтобы в разнос

Легче им было торгашество это,

Но солонеют от горя и слез

Море, земля и звезда Магомета.

1978.

Зейнеп

Заплетаешь косы, Зейнеп,

Десять змей по плечам сбегают,

Демон моря свой тайный свет

На твоих плечах обнажает.

Смуглоту твоих стройных ног

Омывают пески изгнанья,

Села мать на чужой порог

Переплаканного страданья.

Ветер голос в пустыню снес,

Не докличешься из пустыни.

Бьет волна о сырой утес

И никак до тебя не дохлынет.

1984

Давайте запомним это имя – Ирина Шашкова. Она любила нас – наших бабушек, дедов, матерей, отцов; она сопереживала нам; она звала нас, но тогда мы ее не могли услышать. Перечитайте ее строки еще раз и помяните ее добрым словом.

Сегодня Ирина Шашкова вошла в ряд печальников татарского Крыма. Она стоит рядом с Виктором Некипеловым и Борисом Чичибабиным. Они достойны нашего уважения и благодарности.

Адиле Эмирова