Последняя битва под Сокалем

11.05.20160:19

На рассвете, 2 августа 1519 года, крымскотатарская конница во главе с калгой Бахадиром Гираем заняла удобные позиции на левом берегу реки Западный Буг. Аскеры готовились к неминуемому бою. На этот раз их противниками выступили, еще недавние союзники – Великое княжество Литовское и королевство Польское. До начала боя оставалось всего несколько минут…

Предисловие

Известно, что еще с XIV века Крымский улус-юрт, а после – Крымское ханство – и Великое княжество Литовское являлись союзниками.
Нередко ханы прибегали к помощи литовских князей в борьбе со своими внутриполитическими противниками и соседями. Так, известно, что первый крымских хан Хаджи Гирай, являясь преемником золотоордынского наследства, в знак благодарности и поддержки даровал литовскому князю ярлык с золотой печатью на право владения обширными территориями, ранее входившими в состав Золотой Орды. И это был не единственный случай. Традицию ярлыков, начавшуюся еще со времен Золотой Орды, продолжили и сыновья первого крымского хана. Так, в 1466 году князю Казимиру ярлык пожаловал старший сын Хаджи Гирая Нур-Девлет, а в 1472 году этому же князю был дарован ярлык уже от Менгли Гирая. Позже Менгли дважды, в 1507 и 1514 году даст его новому князю Сигизмунду I. Итак, Крым дарил союзникам ярлыки на княжение, а Литва и Польша, в свою очередь, платили ежегодную дань ханству в размере 15 000 тысяч золотых. Эти договоренности устраивали обе стороны вплоть до апреля 1518 года.

Но что могло нарушить мир между государствами и заставить в 1519 году выступить нового хана Мухаммеда Гирая против недавнего союзника великого литовского князя Сигизмунда? К тому же известно, что Сигизмунд был потенциальным союзником Мухаммеда в борьбе с Московским княжеством и правителями Ногайской Орды и Хаджи-Тарханского ханства.

А случилось то, что великий князь Литовский и в одном лице король Польский Сигизмунд овдовел. Вскоре он взял себе в жены итальянскую красавицу Бонну из известного и влиятельного рода Сфорца. Молодая жена с первых же месяцев супружеской жизни стала вникать в государственные дела супруга и оказывать на него влияние. Этого больше всего опасались приближенные Сигизмунда, невзлюбившие чужестранку. Поговаривали, что она еще навлечет немало бед на их страну и приведет к упадку веса в Европе. Так оно и вышло. Одной из бед и стал разрыв союза с Крымским ханством. А именно в нем как раз и нуждалось княжество, которое вело затяжную и изнурительную войну с Московией.

В союзе с Литвой и Польшей нуждался и сам Мухаммед Гирай, который все еще вел постоянную борьбу с ордынцами, которых активно поддерживал московский князь Василий III.

Еще задолго до того, как Мухаммед стал ханом, Василий предусмотрительно продолжил политику своего отца Ивана III и делал попытки укрепить добрые отношения с наследником крымского престола. Так, княжеский посол В. Морозов согласно инструкции сообщал ханскому сыну в 1509 году, то есть задолго до смерти правящего хана Менгли Гирая: "Князь великий велел тебе говорить, чтобы ты был со мной в братстве и в дружбе потомуж, как был с нами в братстве и дружбе отец твой Менли-Гирей царь; а мы как на чем свое слово молвили отцу твоему Менли Гирею царю, и мы ныне по тому и тебе хотим правити". Эти же слова Василий повторил и после того как Мухаммед стал ханом.

Но, как видно, слова московского князя расходились с делом. Хан окончательно убедился в бесспорно враждебной политике князя по отношению к Крыму, когда тот захватил Казанский Юрт и московиты стали всячески притеснять коренных жителей. А главное чинить препятствие в отношении отправления мусульманских обрядов. Это не могло оставить равнодушным Мухаммеда.

А тут еще и Великое княжество Литовское отказывалось не только выплачивать дань, тем самым нарушая вековые традиции, да еще не реагировать на так называемые походы украинских казаков в пределы Крымского ханства. Ведь казаки формально были подданными князя Литовского и короля Польского Сигизмунда. В понятиях того времени это было не просто недопустимо, это было оскорбительно! На грозные письма крымского хана Сигизмунд отвечал, чуть ли не под диктовку жены, что, мол, он отказывается от унизительной дани, а о действиях казаков не ведает. Мухаммеду ничего не оставалось делать, как снаряжать военный поход к своему западному даннику и силой оружия выяснить причины.

Крымскую армию возглавил калга, брат хана Бахадир Гирай. С войском численностью 20 тысяч аскеров он вторгся в Галицию, прошел Белзское и Люблинское воеводства. Малочисленное коронное войско под командованием великого маршалка коронного Станислава Ходецкого и подольского воеводы Мартина Каменецкого не смогло противостоять татарам и отошли к крепости у городка Сокаль в Бельзское воеводство, куда вскоре подошло и крымскотатарское войско.

Здесь армия калги встала лагерем. А уже 1 августа Бахадир Гирай отдал распоряжение готовиться к наступлению.

Битва

К 1 августа к полякам присоединилось войско с Волыни под руководством князя Константина Острожского и коронное войско во главе с великим коронным гетманом Николаем Фирлеем. В результате этого общая численность союзного войска выросла до семи тысяч. Однако силы по-прежнему оставались не равными, и князь Острожский высказал свое мнение против боя апеллируя к большому численному перевесу противника. Да и местность, которую заняли союзники, была ограничена в пространстве. Но поляки пренебрегли его советами. Тогда Острожский предложил обождать, хотя бы до тех пор, пока часть крымскотатарских войск не начнет переправляться через Буг. В этом случае союзники смогли бы бить крымцев по частям. Либо подождать с битвой до прихода основных войск под командованием Яна Творовского, который уже шел к Сокалю. Но и эти предложения не подействовали на поляков.

Отвергнув все планы Острожского, своенравное польское командование решило начать битву на левом берегу Буга, не дожидаясь переправы татар.

Польско-литовское войско, в чьих рядах были и казаки, стройными боевыми порядками выступило на встречу крымцам. Первое войско рыцарей в своих тяжелых доспехах неуклюже двинулось вперед. Однако оно не смогло развернуться в боевой порядок и сразу же понесло крупные потери. Большая часть всадников или лошадей полегли под градом татарских стрел. А когда уцелевшие польско-литовские воины, смешав ряды, добрались до позиций противника на расстояние полета стрелы, они снова были отброшены с тяжелыми потерями. Сказывались вес доспехов. К тому же последние сто метров до татарских позиций обратились в кромешный ад; союзники несли тяжелые потери. Заметив это, князь Острожский отдал распоряжение переправляться своим солдатам через другой брод и завязал с крымскими татарами бой, что позволило оставшейся части польской армии развернуться для битвы.

Но Бахадир Гирай был уверен в своей победе. Он прекрасно знал о том, что на его стороне численный перевес, а местность была тяжелой для действий рыцарской конницы, поэтому, чтобы не растрачивать силы своей армии, отдал распоряжение взять польско-литовские войска в окружение с флангов. Поляки еще раз сделали попытку прорваться из окружения, но снова попадали под град стрел. Вскоре битва была окончена. Для союзников она завершилась большими потерями: погибли более 1200 солдат, в том числе сын гетмана Фирлея и три брата Корецкие. Правда, верхушка и главнокомандующие армией Константин Острожский, Николай Фирлей, Станислав Ходецкий и Мартин Каменецкий спаслись, отступив и спрятавшись в Сокальском замке.

А вскоре Сигизмунд вынужден был признать свою неправоту и заключить с Мухаммедом Гираем мирный договор, предварительно выплатив все, что задолжал ханству. Более того, выяснив все отношения, Крымское ханство и Великое княжество Литовское заключило взаимовыгодный союз: объединить силы и совместно ударить против московского князя. В знак примирения и уважения Мухаммед Гирай по старой доброй традиции в 1520 году выслал Сигизмунду I новый ярлык с золотой тугрой на княжение в землях, которые некогда принадлежали Джучиевому улусу.

Гульнара АБДУЛАЕВА